Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
20 апреля 2020,  18:15

Из уездного города. О чём рассказывают белгородские памятники и исторические места

«Белгородские известия» узнали об этом у начальника областного управления государственной охраны объектов культурного наследия Галины Акапьевой

Из уездного города. О чём рассказывают белгородские памятники и исторические местаИнформационная табличка на памятнике в КрасномФото: Павел Колядин
  • Статья

Сколько объектов культурного наследия в Белгородской области? Почему не каждый памятник попадает под охрану государства? Как артефакты прошлого в регионе получают вторую жизнь?

Купеческая и мещанская

— Галина Викторовна, как Белгородская область выглядит на фоне других регионов страны по количеству объектов культурного наследия?

— По этому показателю мы занимаем 21-е место среди субъектов РФ. В отличие от других регионов у нас на государственной охране большое количество памятников воинской славы (включены в Единый госреестр объектов культурного наследия народов РФ).

С конца XVIII века Белгород – уездный город, что сказалось на преобладании в его архитектурном облике купеческой и мещанской застройки. С точки зрения архитектурного наследия наибольшее количество зданий-памятников и сосредоточено в бывших уездных городах: Старом Осколе, Грайвороне, Короче, Бирюче, Валуйках.

— Когда речь заходит об объектах культурного наследия, далеко не все понимают, что именно к ним относится. Сколько памятников в регионе на государственной охране?

— В Белгородской области 2 158 объектов культурного наследия. Это памятники археологии (самая многочисленная категория), памятники архитектуры, в том числе здания религиозного назначения, архитектурно-парковые ансамбли и старинные парки, памятники воинской славы и памятники искусства. Ещё есть такое понятие, как выявленные объекты культурного наследия, которые также подлежат государственной охране. Таких в регионе более 1 000 – это памятники археологии (в основном) и памятники архитектуры.

 

 

— Что такое выявленные объекты культурного наследия?

— Те, что обладают историко-культурной значимостью, и она уже обоснованна. Памятник археологии, становясь выявленным объектом, уже подлежит государственной охране. Но его какие‑то определённые параметры ещё уточняются, например границы территории. Для таких памятников мы проводим государственную историко-культурную экспертизу – это довольно кропотливая работа. Чтобы включить объект архитектуры в единый госреестр, надо доказать его историко-культурную ценность. Не всегда у нас здание, построенное в начале XX века, может быть объектом культурного наследия.

— Как часто экспертиза меняет представления об исторических памятниках?

— Можно уточнить дату создания объекта, может измениться наименование памятника, особенно храма. Например, в Старом Осколе дом, где 6 декабря 1917 года состоялось заседание советов рабочих и крестьянских депутатов, получил название Старооскольского духовного училища (сейчас в здании размещается Старооскольский театр для детей и молодёжи). Когда выясняются какие‑то новые обстоятельства и сведения, мы стараемся прийти к исторической истине.

— Как памятники с небольшой или, наоборот, длинной историей попадают под государственную охрану? Есть ли общие правила?

— Мы руководствуемся Федеральным законом «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации». В реестр могут войти объекты, со времени возникновения которых или с даты исторических событий, с которыми они связаны, прошло не менее 40 лет. Для объектов археологического наследия этот срок составляет 100 лет. Исключение – мемориальные квартиры и дома, которые связаны с жизнью и деятельностью выдающихся личностей, имеющих особые заслуги перед Россией. Они могут стать объектами культурного наследия после смерти таких лиц.

 

 

— Как объект культурного наследия могут исключить из единого госреестра?

— Если произошла полная физическая утрата памятника или его историко-культурной значимости. Основания для этого – постановление правительства РФ, обращение властей и государственная историко-культурная экспертиза, которую комиссионно проводят не менее трёх экспертов, аттестованных Минкультом. В Белгородской области ещё ни одного объекта культурного наследия не исключили, хотя у нас есть такие, что были полностью физически утрачены в 1980–90-е годы. Они, соответственно, обозначены как утраченные в госреестре.

Бремя содержания объекта культурного наследия ложится на собственника или пользователя. Если в настоящее время с памятником истории и культуры что‑то случится, то за его уничтожение или повреждение придётся отвечать по ст. 243 УК РФ.

Ренессанс по‑белгородски

— В области сейчас действуют два проекта, связанных с объектами культурного наследия. Это льготная программа «Аренда за 1 рубль» и региональный проект «Новая жизнь старых зданий». Можно ли говорить о том, насколько они успешны?

— Механизм аренды за 1 рубль мы апробировали в 2014 году. Но, к сожалению, всплеска заинтересованности не случилось. На практике в долгосрочную аренду взяли только два объекта из 23 предложенных – это «Орион» в Белгороде (сейчас там размещаются Белгородский государственный музей народной культуры и городское кафе) и здание городского училища в Старом Осколе.

Такая ситуация сложилась не только у нас, а по всей стране, за исключением Москвы и Санкт-Петербурга. Мы думаем, что более удачным станет проект «Новая история старых зданий». Он стартовал в 2018-м, а рассчитан до конца 2021 года. Результаты пока промежуточные, но определённые успехи есть. В прошлом году у нас на восьми объектах прошла реновация: три здания – в Грайвороне и Красной Яруге – отремонтировали, пять – два в Белгороде и три в Старом Осколе – передали негосударственным инвесторам для восстановления. В Белгороде это здания на проспекте Славы № 57 и 57б, сейчас их владелец заключает договор на разработку проектно-сметной документации.

 

 

Мы сейчас не стали зацикливаться на аренде за 1 рубль. Наше законодательство разрешает передачу объектов культурного наследия в частную собственность, если собственники смогут приспособить здание к современным условиям и это им выгодно. В этом году водяную мельницу в селе Ютановка Волоконовского района приспособят под кафе, в Старом Осколе в памятнике архитектуры «Аптека Турминского» разместят музей города, в бывшем доме купца Петренко в Грайвороне – дом ремёсел. Кроме этого, разработают проектно-сметную документацию на работы по приспособлению к современному использованию дома Мухановых в Белгородском районе.

На шести объектах в Грайворонском округе, Волоконовском и Чернянском районах проведём противоаварийные работы. Часть из них предложена в аренду за 1 рубль, но находятся эти здания на определённой удалённости от райцентра, и есть опасения, что сложно будет найти инвесторов, которые будут заинтересованы в них.

— С какими проблемами сталкиваются и муниципалитеты как владельцы таких зданий, и арендаторы?

— Самая большая проблема – это финансирование. Остальное преодолимо.


В Белгородской области 2 158 объектов культурного наследия:

908 памятников археологии;
более 400 памятников архитектуры (из них 138 зданий религиозного назначения – храмы, здания церковно-приходских школ, дома причта и др.);
4 архитектурно-парковых ансамбля и 8 старинных парков;
799 памятников воинской славы;
36 памятников искусства (братские могилы и одиночные захоронения воинов и партизан, могилы мирных граждан, оружие и военная техника, памятные места и памятные знаки, военно-инженерные сооружения и произведения искусства).

Оксана Придворева

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×