Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
08 марта 2020,  16:11

Закулисье кухонного ада: белгородка провела несколько месяцев на шоу Константина Ивлева

Шеф-кондитер Юлия Абрамова в 2019 году участвовала в проекте «Адская кухня» на телеканале «Пятница»

Закулисье кухонного ада: белгородка провела несколько месяцев на шоу Константина ИвлеваЮлия Абрамова и Константин ИвлевФото: личный архив
  • Статья

Журналу «ОнОнас» девушка рассказала, каково работать в условиях шоу, как сделать клёвое блюдо из ничего и почему этот проект изменил её жизнь.

Сменила цель

«Изначально я мечтала стать социологом: поступила в магистратуру, хотела преподавать, прямо горела этим, но когда поняла, насколько студенты отвратительные (в плане нежелания учиться), а зарплаты мизерные, мои цели поменялись. Параллельно с учёбой я готовила домашние тортики для друзей и близких, потом устроилась в небольшую пекарню, дальше – в ресторан. Мне повезло, потому что всё это время я могла ездить на курсы, работать с хорошими кондитерами и учиться у них новому. Это помогло мне стать шефом. Мне нравилось не то, как я готовлю, а конечный результат – визуал, привлекательность блюда.

На проект я попала случайно: ребята на работе постоянно смотрели новые выпуски «Адской кухни», решили подать заявку, ну и я с ними за компанию. В анкете на сайте проекта было много странных вопросов, типа «Каким бы животным ты был?», «Каким достижением гордишься?», «Лучшая работа, которая у тебя была?», «Цвет глаз?». Потом со мной связались и пригласили на кастинг в Москву.

Там мне и ещё десяти людям дали час, чтобы мы приготовили блюдо для продюсеров, после нас зашли другие участники, а мы уехали. Я так понимаю, это продолжалось много недель, пока не нашлись подходящие конкурсанты. После этого было ещё несколько анкет и интервью по скайпу. В итоге о том, что меня берут в третий сезон, я узнала за две недели до съёмок – в июне».

 

Шу с матчей и базиликом Шу с матчей и базиликом / Фото: личный архив

Рухнула в обморок

«Сутки мы жили в гостинице – записывали интервью, никуда не выходили. На следующий день парней и девушек посадили в разные автобусы и повезли на съёмки. Первое, что я увидела, – горящие баки и дорожку с углями, через которую нужно перебежать, чтобы полноценно попасть на «адскую» кухню. Всё в клубах дыма, внутри баков что‑то горит, взрывается, прямо как в голливудских фильмах.

Когда мы ехали туда, то даже не предполагали, что уже в этот день будем готовить. У меня в голове были идеи блюд, но всё пошло не по плану. На обеих кухнях – красной и синей – уже лежал определённый набор продуктов для всех. То есть ты не мог сказать: «Так, эти яйца я забираю». Нет, кто взял первым, тот из них и готовит. Я решила сделать сырники просто потому, что увидела на столе творог, но там не было процентов 40 ингредиентов, которые мне были нужны. Пока готовили, Константин проходил мимо каждого стола, комментировал, указывал на ошибки и абсолютно всем говорил, что на рабочем месте грязь и беспорядок.

Меня вызвали первой. Уже тогда я понимала, что мне становится плохо, потому что я морально и физически не готова была не спать целые сутки, находиться в жаре и духоте, слушать, как все орут, ругаются, и всё это под светом мигающих ламп. Сырники ведущий даже не попробовал, сразу же выбросил в мусорку и упрекнул в том, что для шеф-кондитера я взяла слишком простое блюдо. В принципе я не удивилась, но сама я считаю, что они получились не настолько плохими, как некоторые блюда других ребят. В общем, я выслушала критику, немного постояла, пока шеф оценивал следующего участника, и рухнула в обморок. Меня сразу же подхватили организаторы и увели в другую комнату, помогли придти в нормальное состояние. Именно поэтому на некоторых кадрах, где показывают красную команду, в которой была я, меня нет».

 

Юлия на «Адской кухне» Юлия на «Адской кухне» / Фото: личный архив

Съела тысячелетнее яйцо

«Дальше началась череда испытаний и конкурсов, за которые мы получали баллы, поощрения или наказания. Первым был полигон и полоса препятствий: нужно было выстрелить в продукты, из которых потом будешь что‑нибудь готовить в полевых условиях. Мне кажется, что моих соперников набирали либо в армии, либо в тюрьме: как ещё объяснить, что они без проблем выбивали себе свинину, говядину, картошку и другие классные продукты? Я со своими –3 на оба глаза мало того что ногу повредила, так ещё и выбила морковку и лук. Большего поражения я и представить не могла. Вдобавок ко всему нам дали одну печку на троих, все приборы в одном экземпляре и всего полчаса времени. Но, как ни странно, за это испытание я получила хорошие баллы, потому что мой хумус с карамелизированной морковью Ивлев похвалил.

В следующем конкурсе я проиграла победителю сезона Диме – мы на скорость резали лук кольцами. Не повезло и потом: с закрытыми глазами, носом и музыкой в ушах нужно было угадать вкус мороженого. За эту неудачу мне пришлось съесть тысячелетнее яйцо, и, могу сказать, это прямо фу. Зато дальше у меня получилось выловить голыми руками рыбу из бассейна и что‑то из неё приготовить.

В каждой серии мы так же двумя кухнями готовили ужин для гостей, по итогам которого кто‑то уходил домой. Меню всегда было стандартное: две позиции по кондитерке, две по горячке и чуть больше по холодняку. Каждый раз между участниками было очень много криков, оров, паники, и, если Ивлев видел, что что‑то идёт не так, – бил тарелки, ругался и в итоге закрывал кухню. Пока я была на проекте, обе кухни закрывали, но лично у меня ни одной тарелочки не разбили».

 

Испытание, на котором участники угадывали мороженое Испытание, на котором участники угадывали мороженое / Фото: личный архив

Разревелась от счастья

«В третьей серии я сама номинировала себя на уход, просто сказала, что хочу домой. Поняла, что другим ребятам это нужнее. Я ехала туда не за шоу, не за тем, чтобы засветиться в телеке, просто я не такой человек. А вот большинство тех, кто остался, именно за этим и приехали, кажется: сплошь и рядом конфликты, ругань, женщины, которые ведут себя как мужики, склоки, скандалы на пустом месте. Поэтому решила, что лучше вернусь домой и продолжу спокойно работать, чем буду находиться там и терпеть такое. Ни с кем из участников сейчас не общаюсь, потому что это не мои люди: они не плохие, просто у нас разное мироощущение.

Считаю, что проект изменил мою жизнь, ведь там я поняла, что если человек бестолковый, то он таким и останется, а если он хочет работать, то изменениям в его жизни быть. Когда уходила, Константин Ивлев сказал, что я очень талантливая, и ему было приятно со мной работать. У меня тогда уже слёзка потекла, но когда возле двери меня окликнула су-шеф красной команды Лена Савчук и предложила работу в Москве, я практически разревелась от счастья. Потому что для меня, девочки из провинции, буквально месяц назад жившей абсолютно другой жизнью, это было просто вау!

Уже в августе я переехала в столицу и стала шеф-кондитером у Андрея Колодяжного в ресторане Modus. Он ученик Ивлева, поэтому с Константином мы часто видимся. У нас даже был совместный приём: в ресторане есть серия ужинов «12 друзей Modus`a», и на одном из них шефом был Ивлев. Вечер прошёл замечательно. Шеф «Адской кухни» тогда записал видео на свой канал в YouTube, где он меня хвалит и говорит, какая я звёздочка. Это было безумно приятно. И, если говорить, с кем же я всё‑таки общаюсь с проекта, то это парочка визажистов и Константин Ивлев.

Я считаю его честным, прямолинейным и искренним, профессионалом своего дела. И если он делает замечание, то к нему точно стоит прислушаться. Мне бы хотелось поучиться у него не самому поварству, а организации, постановке работы, когда заходишь в ресторан и понимаешь: сюда нужно поставить вакууматор (прибор, который откачивает воздух из упаковок и убивает бактерии), а сюда плиту».

 

Юлия с другими участниками проекта Юлия с другими участниками проекта / Фото: личный архив

Начала отдыхать, а не пахать

«Сейчас я работаю 6/1 по 13 часов, но в Москве этот график ощущается по‑другому. В Белгороде я бы сильно уставала, потому что когда у нас едешь на работу полчаса, то думаешь: «О Господи, сколько можно?», а здесь можно добираться час и не заметить этого. Отличие ещё в том, что в Белгороде на общепите не зарабатывают. Конечно, люди стремятся к этому, но в нашем городе до сих пор нет ресторанов, которые приносили бы реальную прибыль, на которую можно жить и развиваться. У нас нет ценителей, то есть людям легче купить тортик в кулинарии или набрать эклеров в «Линии», чем отдать 1 000 рублей за что‑то по‑настоящему стоящее. Это обстоятельство тоже мешало мне развиваться как кондитеру.

Работы сейчас много, и это здорово, в ресторане я отдыхаю, а не пашу. Даже поначалу я не особо паниковала, потому что трезво оценивала свои способности и знала, на что иду. Хочу обучаться, развиваться и дальше в этой сфере, физически ощущать работу и наслаждаться сложностью и красотой своих десертов. И хочу верить, что и в сто лет я буду крутым кондитером, любящим своё дело».

Записала Екатерина Гавриленко

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×