Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
21 ноября 2019,  10:43

На последних литрах. Какой ценой белгородским автогонщикам далась очередная победа

На последних литрах. Какой ценой белгородским автогонщикам далась очередная победаФото: Павел Колядин
  • Спортивная смена

В прошлом году пилот и штурман белгородской команды АСК «Вираж» Максим Кирпилёв и Олег Тюпенкин стали чемпионами России по ралли-рейдам в классе «Рейд Спорт». В этом году экипаж «Виража» повторил успех, но на другой машине и в другой категории. Максим Кирпилёв рассказал «СпортСмене», как было дело.

Главное – подвеска

— Максим, почему вы сменили категорию и машину?

— На Toyota Land Cruiser 80 мы впервые поехали 8 лет назад, захотелось сменить машину и категорию. В прошлом году в категории «Рейд Спорт» получилось стать первыми, но в дальнейшем у нас бы не получилось бороться с заводской командой ГАЗ. Они очень сильно усовершенствовали автомобили, да и пилоты у них очень быстрые.

Полтора года назад мы купили Porsche Cayenne S, доработали его. Наш капитан Павел Ушаков протестировал машину на двух этапах чемпионата России. В этом сезоне три старта были неудачными, а в последних двух гонках – в Ростове и Ульяновске – взяли первые места.

— Что вы переделали в машине?

— Класс Т2 – это стандартные усовершенствованные автомобили. Укреплён каркас, стоят спортивные баки, сиденья, ремни, система пожаротушения – это обязательно. Главное – это спортивная подвеска. На стандартной никуда не уедешь, а спортивная позволяет достаточно быстро ехать по бездорожью. Компания Rieger делала подвеску специально для нашего автомобиля. У них и раньше чертежи были, но в железе они никогда этого не делали, и им стало интересно.

— А мотор тоже доработан?

— Много было работы по его настройке. На стандартных «мозгах» далеко не уедешь. Мотор у нас дефорсирован – его мощность ограничена по регламенту соревнований, а всё остальное стандарт­ное. Вместо базовых 400 л. с. сейчас в нём около 340 «лошадок». Снаряжённая масса машины – с баками, двумя запасными колёсами и инструментами – 2 600–2 700 кг. Стандартная «Тойота» весит больше, а уазики – меньше. Получается, что по энерговооружённости все машины примерно одинаковые.

— Сколько времени вы потратили на отладку машины?

— Мотор настраивали в Москве – в России всего пара человек, которые могут это сделать хорошо. С ними и сотрудничают почти все участники ралли-рейдов. Суммарно дней восемь на это ушло. Наш автомобиль, наверное, самый передовой в Т2. Посмотрим, что будет в следующем сезоне.

Почти на нуле

— В этот раз у вас была очень серьёзная конкуренция.

— К последнему дню гонки в Ульяновской области (завершающий, 4-й этап чемпионата. – Прим. авт.) результаты были настолько плотными, что в последний боевой день нам надо было добавлять. На первом спецучастке создали приличный отрыв – 5–7 минут. А потом чуть всё не потеряли. Второй участок – 150 км, половину мы проехали по дождю. Это был уже не ралли-рейд, а больше троффи. Ямы, большие колеи, лес. Мы увеличивали темп, а значит, повышался риск, что что‑то может произойти.

На последних литрах. Какой ценой белгородским автогонщикам далась очередная победа - Изображение Фото: Павел Колядин

— С какими ещё трудностями столкнулись?

— Из‑за состояния трассы увеличился расход топлива. Оставалось 95 км до финиша, когда мы поняли, что оно заканчивается. Последний спецучасток ехали в дорожном режиме, лишь бы дотянуть. К финишу приехали с мигающей лампочкой, отрыва хватило для сохранения первого места. У других ребят тоже были проблемы. Мы когда финишировали и поставили машину в закрытый парк, она больше не завелась.

— Почему так получилось?

— Перед последним боевым днём чересчур оптимизировали топливо в бензобаке, ведь каждый килограмм – это доли секунды. Когда началось троффи, то расход увеличился до 50–70 литров на 100 км и последний спецучасток ехали очень нерв­но. Весь спецучасток ехал и смотрел на эту лампочку. Ехал на высоких передачах, за 10 км до финиша увидел, что топлива хватит, и переключился на спортивный режим.

«Мы всех объедем»

— Вы были готовы к тому, что будет настолько тяжело?

— Нас предупредили, что там дожди и будет несладко. Но мне всё равно очень понравилось. Такой этап за восемь лет моих выступлений в этой дисциплине был всего один раз – в 2011 или 2012 году на «Шёлковом пути». Очень скользко, мокро, и при этом огромная протяжённая дистанция – 700 км. Но это заключительный этап, он и должен быть таким трудным.

— Вы в троффи участвовали?

— В троффи-рейдах побеждал в Черноземье. Видимо, сказался этот опыт – мы ехали существенно быстрее остальных. Другие переворачивались, на бок ложились, но вроде бы никто не застрял. Мы дважды ёлку «поразили», один раз зеркала лишились, а в другое дерево боком приложились. Ещё в одном месте нас на большой скорости в яме развернуло на 720 градусов, как юлу. Слава богу, что в деревья не врезались.

— Когда поняли, что боретесь за титул?

— После двух первых этапов у нас было одно второе место и «ноль», а у нашего конкурента Богдана Вавренюка – два первых. В Ростове на третьем этапе мы стали первыми, он восьмым, и на последнем этапе одной победы нам было мало – нужно было, чтобы Богдан не попал в двойку. Мы свою задачу выполнили, а Богдан приехал десятым.

— После двух неудачных этапов рассчитывали на итоговую победу?

— Мы верили, и я очень надеялся, что нам по силам победить. Другие ребята не верили в нас. Наверное, они просто не знали возможностей нашего автомобиля. Все в один голос высказывали пожелания и давали рекомендации, чтобы мы выступали на «Тойоте», а не на «Порше». Мы им сказали, что мы всех объедем, и сделали это. В следующем году планы остаться в этом же классе и выступать на этом же автомобиле.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×