Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
22 октября 2019,  10:09

«Осенний лес» на крови. Почему военные преступления не имеют срока давности

«Осенний лес» на крови. Почему военные преступления не имеют срока давности
  • Белгородские известия

Великая Отечественная война уходит всё дальше в прошлое. Уходят живые участники и свидетели – те, кто и десятилетия спустя просыпался ночами в крике от военных снов.

Уходят на страницы книг эмоции и воспоминания участников и свидетелей событий. Это относится и к оккупации, для Белгородчины она началась осенью 1941-го и закончилась летом 1943 года. И сегодня часто уже можно прочитать, что «были и среди них люди», «бабушку фашист угостил шоколадкой», «гитлеровцы зверствовали, а итальянцы были добрые» и так далее.

Да в одной ли стране мы живём? И почему рассказы моих бабушек и дедушек так разительно отличаются от рассказов этих людей? Их выбросили из собственных жилищ, и они, дети, жили в подвале, пока в домах вольготно расположились немцы и мадьяры. Моей прабабушке, которая на коленях просила не выкапывать последнюю картошку, немец прикладом сломал руку, и она до конца жизни мучилась с этой травмой. Моего дедушку избили фашисты – он с другими мальчишками зажёг костёр. У нас в селе вешали, стреляли простых людей. Сегодня мы напомним о том, как по‑настоящему вёл себя враг на нашей земле.

Вероятно, бандиты

Фашисты обожали красивые названия для военных кампаний и операций: «Марита», «Морской лев», «Изабелла», «Барбаросса»… Но за яркими названиями всегда скрывались реки крови, тысячи убитых и зверски замученных людей. Рассказываем о том, что творили на нашей земле оккупационные войска почти 80 лет назад. Голые факты задокументировали сами фашисты, после сотрудники НКВД перевели немецкие документы и собрали страшные свидетельства. Данными архивных документов поделился с редакцией белгородский писатель Василий Журахов, пишущий книгу о карательной операции фашистов.

Ноябрь 1942 года. Белгородчина давно под оккупацией. Именно в это время командующий тылового района немецкой группы армий «Б» (курирующий территорию нынешней Белгородской области) разработал проект секретной карательной операции под кодовым названием «Осенний лес». Главная цель – борьба с партизанами. Проводили карательную акцию 156-я дивизия вермахта, 503-я полевая комендатура, тайная полевая полиция и абверкоманда.

Для операции разработали хитрый план: распространили слух о замене охраны железной дороги. Это должно было побудить партизан активнее нападать на вражеские коммуникации. В результате операции расстреляли и отправили в концлагеря сотни человек. Многие из них не имели отношения к партизанам.

Вот пример одного из докладов директора полевой полиции: «Арестовано около 50 человек, которые в большинстве своём, вероятно, являются бандитами или их сообщниками…». Проще говоря, оккупанты хватали всех подряд, не сильно утруждая себя расследованиями и выяснением обстоятельств.

Безо всяких названий

В колхозе «Красное знамя» Волоконовского района фашисты арестовали 52-летнего Пахома Крыльченко, председателя колхоза и члена ВКП (б). Солдаты вермахта много часов измывались над селянином: выкололи ему глаза, раздробили руки, а затем рубили топором. После смерти председателя они вытащили из дома 16-летнего сына убитого – Валентина Крыльченко – и хладнокровно зарезали. Зарубили дочь Анастасию и застрелили маленького Ваню – внука председателя.

В Новооскольском районе во время нашего авианалёта семья колхозника Бондаренко пряталась в подвале: муж, жена и четверо маленьких детей. В какой‑то момент мальчишка выскочил на улицу и выпустил голубя, чтобы показать советским лётчикам, что здесь мирные люди. Фашисты выволокли всю семью на улицу и расстреляли четверых детей, а потом их родителей.

Там же фашисты расстреляли две еврейские семьи. Над 15-летней девочкой немецкий офицер зверски надругался.

В селе Сурково (Шебекинский район) Волобуевым Ивану и Ксении фашисты связали проволокой руки и заставили семь часов стоять лицом к стене здания правления колхоза. После этого они повели Волобуевых за село и всё это время издевались над связанными пленниками. Доведённая до отчаяния женщина сорвала с шеи монисто и бросила в лицо немцу. Солдат снял винтовку и методично стал выбивать прикладом зубы женщины. Избитых и измученных жителей села фашисты расстреляли за околицей, а потом разграбили их имущество.

Ивнянский район. Фашисты схватили председателя колхоза «Красный кооператор» Ф. Г. Ховякова. Долго мучили мужчину. Под конец пыток перебили ему руки и повели на виселицу. Но здесь истязания не закончились. Под весёлое улюлюканье фашисты трижды поднимали в петле председателя и опускали полузадушенного на землю. И только в четвёртый раз повесили окончательно.

Село Берёзовка Больше-Полянского района (ныне Липецкая область). Фашисты заподозрили 9-летнего мальчика по фамилии Деханов в краже пачки папирос и горсти конфет. Немцы повесили мальчишке на грудь табличку с надписью: «Я вор, ограбил немецких солдат, украл конфеты и папиросы». Целый день водили его по селу, затем долго избивали. Когда «преступник» потерял сознание, его застрелили.

Чернянка. Немецкий офицер решил «облагодетельствовать» своим мужским вниманием 18-летнюю селянку Толмачёву. Когда она стала отчаянно сопротивляться, он позвал солдат, которые помогли избивать и насиловать девушку. Её 13-летний брат Коля пытался вступиться за сестру. Его привязали за ноги и таскали по земле, а после застрелили.

Село Малотроицкое Чернянского района. Фашисты допрашивали и избивали 127 пленных красноармейцев. Один из пленных, не выдержав, выхватил лопату и одним сильным ударом по голове убил немецкого офицера. Фашисты тут же расстреляли всех пленных.

Село Гусёк-Погореловка Прохоровского района. Отступая, германско-мадьярские воинские части угнали 200 пленных бойцов Красной армии и 120 гражданских, содержащихся в конц­лагере. В селе оккупанты загнали всех пленных и часть местных жителей в здание школы, облили бензином и подожгли. Пытающихся спастись расстреливали. По некоторым данным, в тот день заживо сожгли около 600 военнопленных и мирных жителей.

Не может быть прощения

Василий Журахов рассказывает, что идея книги родилась в белгородской организации ветеранов государственной безопасности:

«Вместе с председателем Михаилом Федосенко, а также членом организации Вениамином Наурским мы решили поднять тему фашистских кровавых зверств, военных преступлений на территории нашей области. Мы хотим создать проект под названием «Без срока давности», который должен перерасти в движение вроде «Бессмертного полка». Не может быть прощения там, где его быть не должно. Как можно простить заживо сожжённых и замученных? Карательные части, зондеркоманды, их пособники не имеют права на прощение и понимание».

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×