Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
11 июля 2019,  09:54

Уголовная ложь. Как за попытку обмануть суд свидетель стала преступником

Уголовная ложь. Как за попытку обмануть суд свидетель стала преступникомФото: Владимир Юрченко
  • Белгородская правда

Говорить правду не всегда легко и приятно. А тем более при даче показаний следователю или в суде. Особенно если на скамье подсудимых твой друг или знакомый. Но ложная информация может стать поводом для ещё одного процесса, на котором лжец из свидетеля превратится в обвиняемого. Так случилось с жительницей Белгорода Надеждой Николаевой.

Ногой в грудь

Однажды вечером в мае 2017 года Надежда Николаева гостила у своей подруги Ольги Александровой. Пили вино, болтали о том о сём. Позвонил общий знакомый – некто Иван Лиманский. Напросился в гости. Засиделись втроём до поздней ночи.

«И я предложила развезти гостей по домам на своей машине, – рассказывала на следствии и в суде Александрова. – Глупо, конечно, но мы были выпивши и неадекватно оценивали ситуацию».

Лиманский сел за руль: я, мол, в любом состоянии езжу аккуратно.

«Чёрт меня дёрнул отдать ему ключи, – запоздало сожалеет Александрова. – Я села на заднее сиденье. А Николаева впереди – рядом с водителем».

Однако поездка с пьяным шофёром закончилась печально. На перекрёстке улиц Губкина и Щорса Лиманский врезался в такси. Таксист вызвал сотрудников ГИБДД.

«Был первый час ночи, когда мы приехали на место аварии, – рассказал в суде инспектор ДПС. – Свидетели указали на нетрезвого мужчину и заявили, что именно он управлял попавшим в аварию автомобилем. Я попросил его сесть в служебную машину для прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и составления протокола».

Но Лиманский не внял законному требованию полицейского. Разгорячённый алкоголем, он начал зло выяснять отношения с представителем закона и неожиданно с разбега ударил его ногой в грудь.

«Мы с напарником применили в отношении нарушителя спецсредства и отвезли его в ближайшее отделение полиции», – рассказал инспектор ДПС.

Медицинская экспертиза подтвердила, что Лиманский управлял автомобилем в нетрезвом состоянии. И это ещё полбеды. Благо, что в аварии никто из людей не пострадал. Ну, получил бы за это правонарушение крупный штраф и лишение водительского удостоверения на два года. А вот сопротивление сотруднику полиции усугубило вину Лиманского.

К тому же выяснилось, что его уже лишали права управлять машиной за пьяную езду. В итоге Лиманского судили по двум статьям Уголовного кодекса: 264.1 (Нарушение Правил дорожного движения лицом, подвергнутым административному наказанию) и части 1 статьи 318 (Применение насилия в отношении представителя власти).

Преюдиция обмана

«Когда на место аварии приехали полицейские, я написала в объяснении, что принадлежащим мне автомобилем управлял Лиманский», – давала показания в суде Александрова.

А Николаева и на следствии, и в суде заявила, что Лиманский сидел на пассажирском сиденье и к аварии непричастен. Однако водитель повреждённого такси и его пассажир опровергли её показания.

И вот 27 декабря 2018 года Октябрьский районный суд Белгорода приговорил Ивана Лиманского к трём годам колонии строгого режима, а также лишил права после освобождения в течение трёх лет управлять транспортными средствами.

Николаева, кстати, могла бы избежать уголовной ответственности за свою ложь, если бы созналась в ней до вынесения приговора. Но, увы, этого не сделала. За что и поплатилась.

Лиманский обжаловал приговор, который апелляционная инстанция Белгородского областного суда оставила без изменения. Да к тому же вынесла частное определение о следственной проверке в отношении Николаевой по факту её заведомо ложных показаний.

Дело в том, что приговор Лиманскому рассматривался по отношению к показаниям Николаевой, как преюдиция (обязательность для всех судов, рассматривающих дело, принять без проверки доказательств факты, ранее установленные вступившим в законную силу судебным решением по другому делу, в котором участвуют те же лица). Проще говоря, после вступления в законную силу приговора в отношении её знакомого Лиманского все показания Николаевой в его защиту считаются заведомо ложными.

И вот итог. 21 июня Октябрьский районный суд Белгорода приговорил Надежду Николаеву по части 1 статьи 307 к штрафу в 10 тыс. рублей в доход государства. Сумма вроде бы символическая. Но не в ней дело. Теперь у гражданки Николаевой в любой характеристике будет отметка о судимости. А это дорогого стоит. И не в пользу характеризуемого.

Приговор Надежда Николаева обжаловала в областной суд.

Два лжеца

Эта история вернула меня в далёкий 1998 год. Я тогда работал в прокуратуре Вологды следователем. И однажды прокурор расписал мне материалы милицейской проверки по факту смерти молодой женщины на её же дне рождения. Разберись, мол, что к чему.

Проверке этой было уже больше трёх месяцев. В толстой папке подшиты многочисленные объяснения, результаты исследований, жалобы, ответы и постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, поскольку это был, якобы, несчастный случай. Праздновали. Танцевала пьяная на диване. Упала и ударилась вис­ком об угол стола. Умерла в реанимации.

Я стал разбираться. Заново опросил всех свидетелей и родственников потерпевшей. Каждый давал противоречивые показания. Два очевидца, кстати, утверждали, что женщина сама не удержалась на мягком диване и рухнула виском на острый угол праздничного стола. Но что‑то мне подсказывало, что это неправда. Да и мама погибшей настаивала на криминальном случае гибели её дочери.

В конце концов, один из свидетелей сознался и рассказал, как было на самом деле. Оказалось, что пьяный муж приревновал жену и, когда она танцевала, бросил ей в голову бутылку от шампанского. Женщину с проломленным черепом увезла скорая.

В результате мужа-убийцу суд приговорил по статье 111 УК РФ (Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью) к пяти годам лишения свободы. А оба лжесвидетеля получили по два года условно.


Справка

Статья 307 УК РФ. Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод

1. Заведомо ложные показание свидетеля, потерпевшего либо заключение или показание экс­перта, показание специалиста, а равно заведомо неправильный перевод в суде либо при производстве предварительного расследования наказываются штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырёхсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до трёх месяцев.

2. Те же деяния, соединённые с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок.

Примечание. Свидетель, потерпевший, эксперт, специалист или переводчик освобождаются от уголовной ответственности, если они добровольно в ходе дознания, предварительного следствия или судебного разбирательства до вынесения приговора суда или решения суда заявили о ложности данных ими показаний, заключения или заведомо неправильном переводе.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×