Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
06 июня 2019,  10:44
 Сергей Ерёмин 106

Как Асыка скажет – так и будет

10 июня патриарху белгородского земледелия исполняется 90 лет

Как Асыка скажет – так и будетНиколай АсыкаФото: Фото из личного архива
  • Сергей Ерёмин

Николай Романович Асыка до сих пор вспоминает, как ему, молодому агроному Прохоровской машинно-тракторной станции, льстило высказывание Романа Викторовича Свитченко, авторитетнейшего в 1950-е годы в Прохоровском районе председателя колхоза имени Сталина, растившего урожаи на полях легендарного танкового сражения.

Руководитель хозяйства, сумевший за короткий срок вывести его в передовые, нередко при обсуждении каких‑либо проблем говорил: «Как Асыка скажет – так и будет».

Он не любой

Ссылки на авторитет Николая Романовича Асыки по‑прежнему актуальны. Вот о чём неоднократно рассказывал Юрий Григорьевич Анциферов, почти полвека работавший в «Белгородской правде».

«Регулярно бывал на всякого рода аграрных конференциях, семинарах, заседаниях учёных советов… И после длительных прений, многочисленных споров, сомнений нередко раздавался традиционный вопрос ведущего: «А что скажет Николай Романович?».

Кстати, именно так Юрий Анциферов назвал опубликованный в нашей газете очерк о Николае Асыке, который затем вошёл в книгу о почётных гражданах Белгородской области «От сердца к сердцу».

Вот фрагмент из этого очерка:

«За ним всегда было последнее слово. К нему прислушивались агрономы, руководители хозяйств, учёные. Случалось всякое, бывало, часов в одиннадцать – двенадцать ночи раздавался тревожный звонок первого секретаря обкома партии:

«Приезжай, мы тут совсем зашились. Машину я уже послал…»

Речь шла об оперативной подготовке доклада на пленуме или очередном семинаре.

И Асыка приезжал. Читал и правил, правил и читал до четырех–пяти часов утра. А назавтра первый секретарь читал написанное. Но не просто так, не бездумно, а глубоко вникнув в суть рассуждений Асыки, как бы став его союзником.

Николая Романовича Асыку в нашей области не без основания называют патриархом белгородского земледелия. В течение не одного десятилетия с ним советовались сек-ретари обкома партии и председатели облисполкома, его рекомендаций ждали председатели колхозов и начальники районных сельхозуправлений, начальники участков, рядовые механизаторы.

Николай Романович – агроном. Агроном не столько по диплому, не по знаниям даже, а скорее по душе, которая у него воспринимает землю не только как средство производства, а и как живое существо, производящее на свет всё сущее.

Любой агроном – необычный человек. Только агроном скажет, на каком поле что росло и растёт. Только агроном знает, что и на каком поле нужно делать. Только агроном может сказать, какому полю и какие удобрения нужны и как то или иное поле обрабатывать.

Но Асыка – не любой. Он, можно сказать, агроном-поэт. Он увлечённый, любящий землю и чувствующий её, готовый рассказывать о ней часами, не прерываясь ни на минуту».

Поступили благоразумно

Когда говорят и пишут, что Асыка практически с детских лет встал на стезю служения сельскому хозяйству, и это единственное судьбой определённое ему поприще, – это правда. Но не вся правда.

Николай Романович, порядочный и скромный человек, всегда искренний, не терпит ни в чём, даже на бытовом уровне, неточности. Вот как он озаглавил вышедшие в 2016 году в издательстве Белгородского государственного аграрного университета имени В. Я. Горина записки о своём жизненном пути: «Автобиографические воспоминания (исповедь) Асыки Николая Романовича».

Ключевое слово здесь, на мой взгляд, – исповедь. Исповедь бывает не только перед Богом, но и перед людьми. Предельно откровенно, как на духу, автор повествует обо всём, что случилось с ним с тех пор, как он помнит себя.

Цитирую: «Сказать, что я стремился поступить в сельскохозяйственный, будет неискренне». Получив аттестат, поехал с одноклассником в Харьков. На вокзале попалось объявление о приёме в юридический институт. «Это было очень привлекательно, наверное, для каждого абитуриента», – вспоминает он. Но…

«Когда на трамвае приехали на остановку улицы Артёма, где находится юридический институт, перед нами висело красочное объявление сельскохозяйственного с предложением общежития, студенческой столовой, подсобного хозяйства, а прямо возле остановки – роскошный учебный корпус и рядом общежитие»,– пишет Николай Романович в «Исповеди».

«Поэтому мы благоразумно сдали документы в сельскохозяйственный, – продолжает он. – Хотя в 1947 году общежитие ещё не было восстановлено, ещё не все окна застеклены, электросвет с перебоями, шёл полным ходом ремонт, но мы были рады и этому.

Когда сдавали вступительные экзамены, приходилось варить картошку в котелке на улице на кирпичах. При поступлении конкурс был 3 человека на место, причём участники войны, демобилизованные воины шли вне конкурса, а для нас, школьников, конкурс возрастал до 6 – 7 человек.

Мы прошли конкурс. Студенческая жизнь тех лет замечательна тем братством, объединявшимся трудностями послевоенного быта. Мы получали продуктовые карточки на хлеб, талоны на питание в столовой, небольшое число талонов на одежду, которые распределялись в группе по мере острой нуждаемости, и стипендию 220 рублей.

Для меня в сравнении с прошлой жизнью было если не благодать, то вполне пристойно. Как слабо обеспеченный и успевающий всегда пользовался общежитием наравне с демобилизованными солдатами и офицерами, которые, как правило, были лучше материально обеспечены».

Первые университеты

И всё‑таки самой судьбой было предначертано не пройти мимо сельхозинститута. Родился Асыка в корочанском селе Большая Халань в семье крестьянина-середняка. В начале тридцатых, как помнит со слов мамы Анны Ивановны (девичья фамилия Лазаренко), отца, Романа Павловича, вступившего в колхоз, назначили в бригаду для проведения раскулачивания, но он не согласился. Тогда, в 1932 году, их самих раскулачили, хотя были не очень зажиточными и батраков не имели. Забрали дом, имущество, буквально на улицу выбросили.

По секрету однажды сообщили, что хотят сослать в Казахстан. Бежали ночью в Прохоровский район. Мать, отец и трое детей, самый младший – трёхлетний Николай. Помнит как сквозь сон, что родители, взвалив на себя узлы с вещами, заставляли его идти, а он не хотел – много ли в таком возрасте ребёнок способен пройти?

Отец вскоре умер. Мать с детьми скиталась по углам, голодали… Спасибо, встречались люди добрые, помогали. В 1935-м Асыка стал первоклассником Бехтеевской школы, мать в ней работала уборщицей.

В школьные годы прошёл первые «аграрные университеты» – нанимался пасти гусей и коров, чтобы заработать на пропитание и кое‑какую одежду. В Гусёк-Погореловской средней школе ему доверили возглавить полеводческое ученическое звено. А на летних каникулах устроился в колхоз имени Энгельса. Выработка трудо-дней была больше, чем у взрослого. И с 1943 года, после освобождения от оккупации, до осени 1947-го Николай Романович вырабатывал за лето и по выходным дням больше нормы взрослого трудоспособного колхозника.

Ещё в 1943–1945 годах ему доводилось быть посыльным при правлении колхоза. Тогда посчастливилось пообщаться с Петром Петровичем Гриненко. Он заведовал сортоучастком, а до войны был аспирантом у самого академика Николая Ивановича Вавилова. Он‑то и посоветовал толковому пареньку поступить в сельхоз-институт. А когда после его окончания Николай Романович работал на Прохоровском сортоучастке, настоятельно рекомендовал поступить в аспирантуру.

Верный выбор

Вообще‑то Асыке, окончившему институт с красным дипломом, сразу предложили остаться в аспирантуре. «Но я выбрал практическую агрономическую работу в своём родном колхозе имени Энгельса, где располагался Прохоровский госсортоучасток и в дальнейшем не пожалел», – пишет Николай Романович в «Автобиографических воспоминаниях».

«Работу на сортоучастке, – продолжает он, – я считаю замечательной школой становления квалифицированного агронома, где сочетаются теоретические познания с практической исследовательской работой и выполнением всех технологических операций по возделыванию культур. Здесь осваиваются четыре тома методических указаний по сортоиспытаниям всех полевых культур.

Ни в какой другой отрасли земледелия нет такой всеобъемлющей, чёткой и конкретной методики полевых опытов. Освоив её, становишься настоящим агрономом-исследователем. Было бы полезным такую практику работы всем выпускникам агрономам, она подобна врачебной практике интернатуре.

После работы на сортоучастке на всех последующих должностях у меня не было агрономических трудностей, что позволяло быть на передовых позициях и в производстве, и в науке».

Вместо суда – орден

«Будучи молодым, ещё не битым специалистом, уверенным в своих знаниях и агрономическом опыте, я работал смело и брал на себя ответственность в технологических особенностях возделывания культур, применял новые приёмы и достижения науки, – рассказывает Николай Романович. – Но не всё давалось легко».

В «Автобиографических воспоминаниях» он приводит такой пример. 1957 год для свёклы с весны был неблагоприятным. В период всходов прошёл сильный ливень, образовалась толстая корка, через которую не могли пробиться слабые росточки. Утром Асыка, агроном Прохоровской МТС, выехал в колхоз имени Сталина. С председателем Романом Викторовичем Свитченко и агрономом Анной Максимовной Коломыцевой увидели печальную картину. Росточки, подходя к корке, закручиваются и гибнут, лишь отдельные пробиваются через трещины к поверхности.

Николай Романович попросил привезти лёгкую, среднюю и тяжёлую бороны. «Мы вручную попробовали ими разрушить корку. Лёгкая борона не обеспечивала её разрушение, а средняя и тяжёлая – разрушали, хотя и повреждалась часть проростков свёклы. Но мы тогда сеяли до 30–40 клубочков многоростковой свёклы на погонный метр, и можно было допустить часть их гибели. Я решительно дал команду срочно включить все агрегаты борон во всех бригадах».

Председатель согласился: «Делаем, как Асыка сказал».

За сутки, это было в воскресенье, пробороновали свекловичные плантации. На другой день Николая Романовича вызвали в райисполком и обвинили в том, что он будто бы уничтожил свёклу, ни с кем не согласовывая своих действий. Пригрозили судом, для разбора комиссию из Белгорода вызвали. Но комиссия не стала спешить с выводами, отложила на позднее время.

Через несколько дней проборонованная свёкла взошла, полнота всходов была достаточной для формирования необходимой густоты, урожай получили на уровне лучших в области. Журнал «Сахарная свёкла» написал об этом статью «Наперекор стихии». Асыку представили к награде, и он получил первый орден – «Знак Почёта».

Неборонованную свёклу в других МТС в большинстве пересевали, что привело к сокращению вегетационного периода и снижению урожая.

В МТС Николай Романович проработал три года, за этот срок она пре-одолела отставание и по итогам всесоюзного соревнования получила третью премию Министерства сельского хозяйства СССР.

Высший статус

После работы в МТС стал главным агрономом Прохоровского района. Через три года поступил в аспирантуру и блестяще защитил кандидатскую диссертацию. Но предложение остаться на кафедре растениеводства Харьковского сельхозинститута не принял.

«Меня манила Белгородская областная опытная станция, – говорит Асыка. – Она пользовалась большим авторитетом у производственников. Созданная вскоре после образования области станция как единственное опытное учреждение стала центром сельскохозяйственного опыта и науки».

Трудился заместителем директора станции по научной работе. После преобразования станции в институт заведовал в нём отделом земледелия… Институт стал академией, а потом получил статус аграрного университета.

У Николая Романовича статус оставался неизменным – Асыка. Научный руководитель и координатор белгородского земледелия. Живая легенда нашей аграрной науки. Его знают и глубоко уважают все причастные к труду на земле. Как писали о нём (например, в сборнике «Обыкновенный человек» Николай Асыка», вышедшем в издательстве сельхозакадемии в 2014 году), давно бы мог ходить в докторских «погонах».

Академия сельхознаук, заслушав его доклад о научно обоснованной системе земледелия нашей области, признала её одной из лучших в стране и предложила оформить материалы доклада в качестве докторской диссертации. Но Николая Романовича проблема регалий никогда не тревожила, для него важнее практический результат в увеличении объёма и качества белгородского каравая. И зная это, мало кто подумает, а что перед его фамилией стоит – кандидат или доктор наук? Он Асыка – это гораздо важнее.

«Говоря о научных свершениях Николая Романовича, – подчёркивал губернатор Евгений Степанович Савченко, – с уверенностью отмечу, что он находится в одном ряду с классиками отечественной агрономической науки».

Кто спасёт государство

10 июня состоится торжественное заседание учёного совета Белгородского государственного аграрного университета, посвящённое 90-летию заслуженного агронома РСФСР, почётного гражданина Белгородской области, лауреата премии имени В.Я. Горина, ведущего специалиста отдела организации научных исследований и грантовой работы университета Николая Романовича Асыки.

«Белгородская правда» присоединяется ко всем добрым словам и пожеланиям в адрес юбиляра, очень давнего друга, читателя и автора нашей газеты. Недавно Николай Романович подарил редакции сборник своих статей, опубликованных в областных и районных газетах (значительная часть их увидела свет на страницах «Белгородской правды»).

Но что примечательно, во время встречи накануне Николай Романович предпочитал говорить не о знаменательной дате, а о планах на будущее. Прежде всего о создании на малой родине – в Большой Халани музея хлеба, о возрождении здесь Свято-Успенского храма, о необходимости создания как можно более полной истории села – для этого на днях встретился с краеведами и заручился их поддержкой…

Но особым энтузиазмом он загорался, когда начинал говорить о развитии села: «Оно во все времена спасало государство!».


 

В тему

Первый секретарь Ракитянского райкома КПСС Василий Павлович Криушин любил повторять: «Если Николай Романович у нас выступит три раза за год, то мы обязательно займём первое место».

С письмом об острой необходимости развития отечественного сельскохозяйственного машиностроения Асыка обратился к председателю правительства России Фрадкову. Причём начал с долей иронии: «Уважаемый Михаил ??? Фрадков! Простите за вопросительные знаки, но мы не знаем Вашего отчества. Россияне за последние годы потеряли уважительное отчество, как теряют и Отечество».

В 2004 году в честь 75-летия со дня рождения Николая Романовича благодарные рабочие ОАО «Белагромаш – Сервис» отлили именную бронзовую памятную медаль весом 700 граммов (самая «весомая» награда).

Ещё во времена СССР Асыка направлял в обком КПСС письма с предложениями выделять народу не четыре сотки под примитивный садовый участок, а 25–30 под хорошую усадьбу.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×