Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
03 мая 2019,  11:02

Защитник Старков: Здесь живу, тренирую белгородскую команду – всё отлично

«Спортивная смена» беседует со спортивным директором ФК «Салют Белгород» о его футбольной жизни

Защитник Старков: Здесь живу, тренирую белгородскую команду – всё отличноВадим СтарковФото: иллюстрация: Любовь Турбина
  • Статья

Вадим Старков сыграл за белгородский «Салют» 187 матчей и забил 7 голов. Несколько раз выводил команду на поле с капитанской повязкой. Он играл во всех профессиональных лигах российского футбола и участвовал в еврокубках.

В бой идёт молодёжь

— Вадим Петрович, «Салют» в перерыве чемпионата не выезжал на южные сборы. В вашей игровой карьере такое случалось?

— Я начинал во Второй лиге в псковском «Машиностроителе», и мы также тренировались дома. Не вижу в этом ничего страшного, нужно выстраивать тренировочный процесс, исходя из того, что имеешь. У нас были приемлемые условия для подготовки.

— Команда готова ко второй части сезона?

— Судя по первому матчу с «Рязанью», всё нормально, ребята в хорошей форме, голодны до игры и хотят развиваться. В Рязань ездили 14 полевых и два вратаря, молодых в заявке девять человек, трое дебютировали в профессионалах.

Средний возраст нашей команды, без Бутырина и Колесникова, – 20 лет и 3 месяца.

— Вы в этом возрасте в Пскове из Третьей лиги до Высшей дошли. Помните, как это было?

— Клуб возглавил Эдуард Васильевич Малофеев. Он тренировал сборную СССР, играл за неё много лет, как тренер становился чемпионом СССР. Добрый, искренний, умнейший, воспитанный и любящий футбол человек. Он нам сказал: «Ребята, будете хорошо относиться к футболу, любить футбол, он вас вознаградит». В первом сезоне без поражений выиграли Третью лигу. Во Второй после первого круга шли третьими в зоне «Запад», но Малофеев ушёл. Тогда там играли дубли клубов Высшей лиги, и мы их побеждали 3:0, 4:0. В итоге около десяти человек уехали на повышение.

— Правда, что Малофеев давал установки на матчи в стихах?

— «И чтоб болельщик, друг наш главный, к команде сердцем не остыл», «Это дело не для нашего отдела, так дело дальше не пойдёт, надо делать дело», «Кто здесь нарушает безобразие?» Мы с моим помощником Валерием Алексеевым иногда цитируем Малофеева ребятам. Он прививал и футбольные, и общечеловеческие ценности: выполняйте честно свою работу, хорошо относитесь друг к другу и к людям.

Вместо Питера – Новороссийск

— Как на вас вышел новороссийский «Черноморец»?

— Я три года подряд ездил в питерский «Зенит». В дубль не хотел, а когда после сборов с основой дошло до подписания контракта, то клуб начал предлагать разные его условия и сроки. Сам вёл переговоры, и эта ситуация мне не понравилась, уехал домой. В последнем сезоне в Пскове у меня было два предложения – «Зенит» и «Черноморец», который шёл пятым. В Питер надо было ехать на просмотр, а Новороссийск звал конкретнее. Сыграл два товарищеских матча и подписал контракт.

— В «Черноморце» были ребята, с которыми вы потом играли в «Салюте»: Бекетов, Микадзе, Орещук, Шевченко. Вспоминали с ними потом черноморские времена?

— Конечно. Алексей Березуцкий тогда за нас играл. Я ехал в команду, которая вышла в еврокубки, показывала зрелищную игру. Город небольшой, на стадионе всегда 20 тысяч, море, очень хорошие условия. Но руководство продало лидеров: Попов ушёл в ЦСКА, Левицкий – в «Сент-Этьен», Кузьмичёв – в киевское «Динамо». Вместо них пришла молодёжь. Сразу началась неразбериха, за сезон сменилось пять тренеров и три президента, не было никакой сыгранности. Всё развалили очень быстро.

— Предполагали, что Березуцкий станет легендой нашего футбола?

— Алексею было 19 лет, обычный высокий защитник, ничем не выделялся. Но он был в молодёжной сборной у Валерия Газзаева, который потом принял ЦСКА и позвал туда ребят из молодёжки. В первые годы карьеры Алексея нещадно критиковали – не было ни одного футбольного специалиста, который бы его не песочил. Но он выдержал этот пресс: помогли доверие тренера и сила характера. Уже потом болельщики восхищались им и не представляли сборную без Березуцких.

— Чем запомнились иностранные футболисты?

— Африканцы ели всё подряд – торт с горчицей, майонез с печеньем. Были два серба, которые тренировались по очереди: один сломается, другой выздоровеет и наоборот. В команде смеялись, что у них один контракт на двоих. Словаки, румыны, болгары приезжали. Трансферное окно большое – одну игру сыграет, не готов – уехал.

Вадим Старков Вадим Старков / Фото: пресс-службы ФК «Салют Белгород»

Другой футбол

— В Кубке УЕФА вам попалась «Валенсия», которая до этого два года подряд играла в финале Лиги чемпионов. Как это было?

— Это было что‑то – звёздная команда, которую тренировал Рафа Бенитес, а играли Аймар, Англома, Канисарес и другие. Могли попасться ещё «Милан» или «Астон Вилла». Мы смотрели жеребьёвку по «Евроспорту» и гадали, куда поедем. Бенитес потом остался недоволен жребием, он не то что не знал нашей команды, даже не представлял, где она находится.

— Как у вас восприняли жеребьёвку?

— Ажиотаж в команде и в самом Новороссийске был сумасшедшим, но центральные трибуны на игре оказались пустыми. Билеты распределялись чисто по‑русски: организаторы решили заработать и сделали космические цены, люди просто не купили билеты по 100 долларов. А там была заполненная «Месталья», совершенно другая футбольная культура. Я увидел, как мы далеки от Испании, даже не мастерством, а аурой футбола. Тогда я понял, что такое большой футбол.

— Какой у вас был план на игру с этими монстрами?

— Не помню. Когда готовились к «Валенсии», то смотрели, как они победили 1:0 «Реал» с Зиданом, Роберто Карлосом и Бекхэмом. Понимаете, какой у нас соперник был? Дома проиграли 0:1, с моря дул такой сильный ветер, что мяч после выбивания чуть ли не назад возвращался. Испанцы сказали, что у них ветра не будет. И на выезде я понял, что мы и «Валенсия» занимаемся двумя разными видами спорта. Они нам показали, что такое футбол: к 20-й минуте мы проигрывали 0:3, а они всё бежали и бежали забивать – в итоге 0:5.

Как Марадона

— Чем ещё запомнилось это противостояние?

— У нас был участник двух чемпионатов мира камерунец Альфонсо Чами. Он играл в «Бока Хуниорс» вместе с Кили Гонсалесом, приехавшим вместе с «Валенсией». После матча в Новороссийске Гонсалес нашему Альфонсо всю форму подарил. После игры у аргентинца спрашивают, кто вам понравился в «Черноморце», а тот отвечает: «Чами». «Так он же не играл». «Я знаю, зато человек хороший».

Альфонсо Чами играл вместе с Марадоной. К нам приехал с кассетой: ему Марадона отдаёт передачу, тот головой забивает и бросается праздновать на сетку к болельщикам. Наш капитан Александр Призетко сказал, что нашей торсиды Чами точно не испугается. После тренировок оставались с ним, я навешивал на голову, он забивал. Говорил, что я как Диего, только почему‑то в игре этого не делаю.

— С игроками «Валенсии» после матча футболисты наши менялись майками?

— С некоторыми – да. Но они так свысока на нас смотрели, что всё желание отбивали. После игры отрешённо пошли в раздевалку, и мне было неудобно подходить и просить футболку.

56-летний футболист

— Что было после вылета?

— Команду возглавил Валерий Нененко. Он обновил состав и настолько не хотел меня видеть в команде, что хотел оштрафовать на ползарплаты за лишний вес, хотя при моих 185 см я весил 70 кг. И я ушёл в аренду в Ижевск, в Первую лигу. В «Газовике» за сезон сменилось три тренера, потом в «Химки» ушёл, там за два сезона сменились три президента и шесть тренеров – я уже думал, что дело во мне: куда ни приду, везде революция. За карьеру у меня 30 тренеров было.

— В «Газовике» у вас был интересный президент – Владимир Тумаев.

— Мужик очень любил футбол, но никогда не был футболистом. В 56 лет выходил на замену пенальти бить. В одном матче мимо ударил, но кто‑то в штрафную раньше времени вбежал. Он перебил в штангу. Из‑за того что он смешил народ, РФС издал закон, что в профессиональный футбол до 45 лет можно играть.

Вадим Старков Вадим Старков / Фото: пресс-службы ФК «Салют Белгород»

Какой‑то Пéле

— С «Химками» вы дошли до финала Кубка России, притом что тогда с 1/16 финала играли по два матча.

— При Владимире Шевчуке прошли бронзовый «Рубин», никого не тушевались и хорошо играли. Потом пришёл Червиченко и поставил тренером Павла Яковенко. С ним дошли до финала, где проиграли ЦСКА 0:1. Там один матч и дело случая. Я уже в «Ладе» был, поэтому и проиграли. Шучу.

— Яковенко же из школы Лобановского, суровые тренировки были?

— Он как пришёл в июле, сразу сказал, что выходных не будет. Заехали на базу в Новогорск и там тренировались четыре раза в день. До 6 ноября жили без выходных. Динамокиевская школа: очень много работы над физикой и скоростью. Из Франции, где он заканчивал карьеру в «Сошо», Палыч взял работу с мячом. Из «Химок» вышли Данишевский, Калачёв, Янбаев, Олег Иванов, Ещенко, Нахушев. Андрей Тихонов там играл.

— Лидером был Тихонов?

— В 35 лет он не роптал на высокие нагрузки, тренировался наравне со всеми, забивал голы, был лидером на поле и за его пределами. Тихонов оставил после себя мнение как о хорошем человеке и истинном профессионале, который ниже определённой планки не опускался. Где бы он ни играл, к нему хорошо относились партнёры и руководство, любили болельщики.

— У вас и Бышовец работал.

— Анатолий Фёдорович был спортивным директором, любил говорить про свои заслуги. Как‑то рассказывал про чемпионат мира 1970 года, на котором стал одним из лучших бомбардиров: «Я и бразилец какой‑то, Пéле, что ли».

Специально ударение не туда ставил.

Белгородская кровь

— В 2007-м вы перешли в «Салют» и остались тут на семь половиной лет. Как вообще оказались в Белгороде?

— Мои родители из села Солдатского, все родственники у меня здесь и в Харькове. Отец поступил в харьковский институт и по распределению уехал с мамой в Псков, а когда прошло пять лет, они остались там. В Пскове мы с братом и родились. Каждое лето на каникулы мы приезжали в деревню к бабушке. Так что я никогда не отрывался от Белгородской земли. Никогда не думал сюда переехать, но такова футбольная жизнь.

— Быстро решились на переезд?

— Белгород всегда был футбольным городом. В 2006 году с «Ладой» приезжал: трибуны забиты, хорошее поле и атмосфера, сразу понравилось. На ту игру приехало много родственников, потом они ездили уже на «Салют». В конце сезона подписал контракт на год, снял квартиру и остался жить. И каждый год продлевал контракт на год или на два максимум. Клуб всё время был во мне заинтересован, сам я никуда не рвался, тут родился сын, потом перевёз родителей на историческую родину. Здесь живу, тренирую белгородскую команду – всё отлично.

— Какой сезон в «Салюте», по вашему мнению, был лучшим?

— В 2009-м до последнего тура могли оказаться в пятёрке. В предпоследнем туре играли в Махачкале. «Анжи» тоже нужны были очки, они боролись за выход наверх, и судья им помогал, пенальти не поставил. В последнем туре сыграли вничью в Астрахани и стали седьмыми. В других сезонах проваливали один из кругов. Особняком стоит 2010 год, когда хотели выйти в Премьер-лигу. С той инфраструктурой и ресурсами могло получиться. Но в итоге вылетели во Вторую лигу…

— Вы и в 2008-м чуть не вылетели.

— За первые восемь туров набрали 1 очко, ни один тренер не хотел с нами работать. Согласился только злой и амбициозный Сергей Ташуев. Это был первый приход Альбертыча в команду. Тогда вылетали семь клубов, и от вылета нас отделило как раз 1 очко.

— Почему провалились с суперсоставом в 2010-м?

— Команда строилась со второго круга 2008-го и стабильно прошла 2009-й. Мы могли выходить в Премьер-лигу, нужно было только добавить три-четыре человека в состав. Но по каким‑то неизвестным мне причинам не продлили контракт с Ташуевым. Пригласили молодого неопытного специалиста Мирослава Ромащенко, который сейчас помогает Черчесову в сборной. Сверхдорогие футболисты внесли дисбаланс в общую ауру в команде. На сборах у тренеров не получилось создать единый коллектив. Из‑за этого плохо стартовали, потом сменялись тренеры. Весь монолит разрушили за один месяц. Но потом сменилось руководство, и мы выиграли Вторую лигу.

Вадим Старков (слева) в товарищеском матче «Энергомаша» против «Локомотива» Вадим Старков (слева) в товарищеском матче «Энергомаша» против «Локомотива» / Фото: Юрий Боград (архив)

Взвешенное решение

— Когда задумались о завершении карьеры?

— Я не задумывался. Закончил рано, в 34. Контракт предлагали, но в клубе не было стабильности, так бы я ещё поиграл. Закончил карьеру, и через полгода «Салют» обанкротился. Не было вектора развития, непонятные цели, мне не хотелось в этом участвовать. Морально устал от этого всего. Уезжать в другой город не хотел, это было взвешенное решение. У меня подрастал сын, он активно занимался футболом. Ему тоже нужно было уделять время.

— Какие матчи запомнились?

— 2008 год, играем с «Ностой» – последним местом таблицы. Играем хорошо, но после первого тайма проигрываем 0:3. Пока шли в раздевалку, услышали про себя многое с трибун, люди чуть ли не на поле выбегали. В перерыве посидели, поговорили, посмотрели друг другу в глаза и во втором тайме забили четыре гола. Много игр в 2008 году запомнилось, когда мы по ходу матча уступали, но в итоге выигрывали. Вспоминаются игры с грандами – «Москвой» и «Спартаком», когда трибуны битком.

— Со «Спартаком», наверное, особняком?

— Тогда работала только северная трибуна, но спартаковские болельщики так поддерживали свою команду, что приятно было находиться в такой футбольной атмосфере. У меня были постоянные микродуэли с Дзюбой. На кураже их можно было обыграть. Москера открыл счёт, но Ананидзе сделал 1:1 красивым ударом с линии штрафной. Во втором тайме де Зеув забил ещё один, и на классе они нас победили.

Всему своё время

— В 2016 году вы возобновили карьеру, почему?

— Играл два года за ветеранов и понимал, что силы ещё есть. Предложил руководству «Энергомаша» свои услуги, но на сборах защемил спинной нерв и не мог тренироваться в полную силу, выйти на свой уровень. Контракт был на три месяца, вышел пару раз на замену и организм дал понять, что всему своё время.

— Теперь вы фактически тренер и спортивный директор «Салюта». Не тяжело совмещать?

— Было бы труднее, если бы спортивный департамент работал отдельно от тренерского штаба. Департамент мог бы предлагать игроков, задавать вектор развития клуба, а тренеры видели всё по‑другому. Ближайшая перспектива – задать белгородскому футболу, от детей до профессионалов, единый вектор развития. Чтобы футбол нашей области ассоциировался с именем «Салют». Тем более что такой опыт уже был. После карьеры я с помощью областной Федерации футбола создал детскую футбольную школу «Стрела», в которую за три года работы пришло больше 1 000 детей от 4 до 11 лет.

— Тренерскую категорию планируете получать?

— Зимой была первая сессия в ВШТ. Если будет всё хорошо, то в конце 2019-го будет категория B UEFA.

— Какая у вас задача на весну и какой будет команда в следующем сезоне?

— Хотим быть в пятёрке, а для каждого футболиста – прогрессировать и становиться лучше как игроку и человеку. Ребята все молодые, поэтому мы стараемся ввести образовательный момент в тренировочный процесс. Делимся опытом, объясняем разные вещи, чтобы ребятам дальше было легче жить. Команда будет дерзкая и амбициозная, а куда заведут амбиции – покажет время.

Беседовал Александр Куликов

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×