Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
28 марта 2019,  11:57

Киллер для бывшей. Как жадность довела человека до убийства

Киллер для бывшей. Как жадность довела человека до убийства

Впервые в Белгородской области районный суд рассмотрел уголовное дело с участием присяжных заседателей. Это событие произошло 14 марта в Белгородском районном суде. Присяжные заседатели признали Евгения Карпенского виновным в попытке ради завладения загородным домом убить бывшую супругу. Суд приговорил Карпенского к шести годам и трём месяцам колонии строгого режима с ограничением свободы на полтора года.

Судьи факта

Ранее коллегии присяжных заседателей работали только в областных и равных им судах. Но изменения в Уголовно-процессуальном кодексеРФ, вступившие в силу 1 июня 2018 года, распространили юрисдикцию суда присяжных и на районные суды.

Суд присяжных в районном суде может рассматривать уголовные дела об особо тяжких преступлениях против личности, подсудные судам этого уровня. В частности, о неквалифицированном убийстве и умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлёкшем по неосторожности смерть потерпевшего. А также дела, отнесённые к подсудности областных судов, но по которым не может быть назначено пожизненное лишение свободы. Это неоконченные преступления (приготовление к преступлению и покушение на преступление), а также преступления, совершённые женщинами, несовершеннолетними или пожилыми мужчинами.

В списки кандидатов в присяжные заседатели для работы районных и городских судов Белгородской области в 2018 – 2021 годах включены 40 тысяч жителей региона. Коллегия присяжных в областном суде состоит из восьми заседателей, в районном – из шести.

По мнению председателя Белгородского областного суда Алексея Шипилова, «институт присяжных заседателей работает на повышение доверия к судебной системе в целом».

«Такая форма судопроизводства стала отличным стимулом для органов предварительного следствия и государственного обвинения к повышению уровня своей работы, – считает Алексей Шипилов. – Присяжные выступают в качестве судей факта и решают вопрос о том, было ли то или иное событие, причастно ли лицо к его совершению, виновно ли оно и заслуживает или нет снисхождения. В решении таких вопросов государственное обвинение играет не последнюю роль. Смогут ли прокуроры чётко изложить свою точку зрения и убедить присяжных в своей правоте? То же касается и стороны защиты. У нас есть судьи, которые специализируются на рассмотрении дел с участием присяжных, и мы не сталкиваемся с какими‑нибудь существенными проблемами».

Недвижимость раздора

Евгений и Елена прожили вместе больше восьми лет. Родили наследника, построили дом, вместе занимались бизнесом. Живи и радуйся. Но что‑то пошло не так. Начались ссоры и недопонимание. На семейном совете приняли решение развестись и поделить имущество. Но и здесь гладко не получилось. Разделить совместно нажитое бывшие супруги смогли только после многочисленных судебных споров. В итоге пришли к мировому соглашению, по условиям которого дом в посёлке Таврово-7 Белгородского района достался Елене.

Впрочем, через некоторое время бывшие супруги решили снова жить вместе. Надеялись восстановить
семью. Однако и вторая попытка наладить добрые отношения оказалась безуспешной.

«Евгений начал злоупотреблять алкоголем и в пьяном угаре меня оскорблял и угрожал», – вспоминала Елена.

Женщина не выдержала и попросила бывшего мужа с вещами на выход. Тем более что дом по закону принадлежал ей.

Карпенский, переехавший жить в Грайворонский район, затаил злобу на бывшую жену. И стал вынашивать план мести, чтобы завладеть её домом.

Цена жизни

В январе минувшего года Карпенский предложил своему знакомому подзаработать.

«Он назначил встречу на улице Костюкова в Белгороде. Я туда приехал. Евгений сказал мне, что нужно убить его бывшую жену. И назвал сумму вознаграждения: 40 тысяч рублей, – рассказал знакомый Карпенского. – Я сначала не поверил в услышанное, подумал, что это глупая шутка. Но Евгений всерьёз настаивал на своей просьбе. Тогда я сказал, что сам убивать не буду, но постараюсь найти ему надёжного киллера».

Однако никого знакомый искать не стал, а пошёл в полицию и рассказал о намерении Карпенского убить свою бывшую жену. И через несколько дней сообщил Евгению, что киллер найден.

На самом деле под видом «киллера» на встречу с Карпенским отправился сотрудник полиции. Он так убедительно играл роль бывалого наёмника, что заказчик смерти, вначале осторожничавший, проникся к нему доверием. На четырёх встречах – 5, 6, 7 и 10 февраля – они подробно обсудили, где и как надо убить бывшую жену Карпенского. Заказчик показал «киллеру» дом, где она живёт, сообщил марку и номер её машины, куда и когда она ездит, адрес дома её родителей, а также передал пульт, которым открывают ворота во двор её дома. На последней встрече они согласовали «окончательный план лишения жизни бывшей жены» и алиби Карпенского: во время убийства он должен гостить у брата.

И вот 11 февраля 2018 года «киллер» вызвал Карпенского на встречу к «Сити Моллу «Белгородский». Там, сидя в салоне вазовской «семёрки», он сообщил заказчику, что дело сделано и в доказательство предъявил айфон и часы бывшей супруги Карпенского. На самом деле она, конечно же, была жива-здорова. Но Евгений поверил «киллеру» и вручил ему 40 тысяч рублей. Тут его и задержали полицейские. Дело в том, что все встречи заказчика с «киллером» контролировались полицейскими, а их переговоры были записаны.

Приговор со снисхождением

Следствие длилось больше года, и его результатом стало рассмотрение уголовного дела в Белгородском районном суде с участием коллегии присяжных заседателей. Их вердикт явился основанием для квалификации действий Евгения Карпенского по трём статьям Уголовного кодекса РФ: части 1 статьи 30, части 3 статьи 33 и пункту «з» части 2 статьи 105. Карпенскому предъявили обвинение в организации убийства из корыстных побуждений, которое не было доведено до конца по не зависящим от организатора обстоятельствам.

Карпенский в суде свою вину не признал. Однако суд, опираясь на содержащиеся в уголовном деле факты, пришёл к выводу, что он при совершении преступления «осознавал общественную опасность своих действий, предвидел неизбежность наступления общественно опасных последствий в виде смерти человека и желал их наступления, то есть действовал с прямым умыслом».

По заключению судебной психолого-психиатрической экспертизы Карпенский вменяем, он «в полной мере мог и может в настоящее время осознавать фактический характер своих действий и руководить ими». А поскольку психически здоров, то при назначении вида и размера наказания суд выбрал для Карпенского лишение свободы, «полагая, что только данный вид наказания является справедливым, соответствует характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного и повлияет на его исправление».

В то же время присяжные заседатели признали подсудимого заслуживающим снисхождения. Поэтому обстоятельства, отягчающие его наказание, судом не учитывались. А смягчающими были признаны наличие у Карпенского малолетнего ребёнка, а также выявленные у подсудимого признаки хронического заболевания.

14 марта с. г. Белгородский районный суд приговорил Карпенского к шести годам и трём месяцам лишения свободы в колонии строгого режима с ограничением свободы на полтора года. Это значит, что в течение полутора лет после освобождения из колонии Евгению Карпенскому будет запрещено менять место жительства; выезжать за пределы того муниципального образования, где он будет проживать; он должен находиться с 22 часов и до 6 утра только в месте своего проживания, а также два раза в месяц являться для регистрации в уголовно-исправительную инспекцию.

Приговор не вступил в законную силу. Евгений Карпенский обжаловал его в судебную коллегию по уголовным делам Белгородского областного суда.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×