Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
18 марта 2019,  15:49

Год театра. Искра, буря, безумие

Год театра. Искра, буря, безумиеФото: Архив БГАДТ
  • "ОнОнас"

Привык думать, что театр – это только классика, драматично изломанные запястья и боязнь экспериментов? Как бы ни так, скажем мы, и подтвердим это рассказами о необычных, скандальных и провокационных спектаклях на белгородской сцене.

Драматический театр

Эта история – из конца 90-х. В это время, как известно, людям было не до театра, поэтому задача освежить репертуар и привлечь молодых зрителей стала серьёзным вызовом. Художественный руководитель Виктор Слободчук пригласил из Москвы команду из тогда уже именитых режиссёра Михаила Мокеева, художника Юрия Харикова и балетмейстера Андрея Кузнецова. Решили ставить «Ромео и Джульетту».

Когда в театре показали проект будущей постановки, ответ был однозначный: это сделать невозможно, театр не потянет. Нужно было полностью переоборудовать сцену, предлагались акробатические, цирковые номера, необычные костюмы, музыка – всё вызывало вопросы. Слободчук настоял: надо делать, без развития театр загнётся.

Конструкции для декораций заказывали в «Энергомаше» и мастерских Госцирка. Сцена была абсолютно минималистична, необходимые для эпизода декорации спускались, как в цирке, с потолка. Актёры в невероятных маскарадных костюмах играли в воздухе без страховки, звучала поп-музыка, блюз, народные песни в аранжировке. Начиналось всё с разухабистого карнавально-площадного действия, а потом разворачивалась драма, и этот контраст дезориентировал.

Всё это было смело, экстравагантно, невообразимо для провинциального театра. Это была его первая экспериментальная постановка, и говорят, что она стала переломной в отношениях между белгородским зрителем и театром. Цель была достигнута: у театра, во‑первых, появились молодые зрители, а во‑вторых, возникла волна интереса и доверия к последующим экспериментам.

Спектакль участвовал в международном фестивале имени Чехова, среди десятков городов и стран. Никто не ожидал такого серьёзного высказывания от театра, до этого известного как приверженца классики и традиционного рисунка.

У спектакля была сложная судьба. Исполнительница главной роли покинула театр, а затем и вовсе оставила профессию. Через два года спектакль восстановили с новыми актёрами. Спустя время и другая актриса ушла из профессии, после чего попыток запустить «Ромео и Джульетту» в третий раз уже не делали.

Студенческий театр БелГУ

Театр работает с профессиональным руководителем Петром Харловым с 2006 года, много экспериментирует, предпочитая постановки современных драматургов. Темы свободы и власти, отсылки к политической ситуации, острые социальные вопросы – казалось бы, театру не должны давать жизни, однако режиссёр говори так: «Думаю, театр сейчас настолько непопулярен и круг зрителей настолько мал, что высказываться можно сколь угодно смело – всё равно никто не заметит. У нас нет намеренной провокации. Просто темы, которые нам интересно исследовать, провокационны сами по себе».

Постановка «Дом на границе» по пьесе авангардистского драматурга Славомира Мрожека появилась в 2015 году, в разгар конфликта в Украине. Это трагифарс, в котором рассказывается о жизни людей, через чей дом прошла граница, разделив жильё, кровать, стол пополам. Члены одной семьи должны научиться жить и ладить в новых условиях, и это оказывается непросто. Во время спектакля демонстрируются записи со сценами боевых действий, жертвами войны. Остросоциальная тема плюс тяжёлый видеоряд производили на зрителей мощный эффект.

Спектакль «Цилиндр» по пьесе Эдуардо де Филиппо – о том, как люди, находясь на дне, пытаются выжить всеми возможными способами и как далеко они могут зайти. Оказывается, очень далеко. Проституция, манипуляции, предательства и пачка не самых простых моральных загадок – всё собрано на одной сцене в одном из ярчайших спектаклей театра.

Новая сцена – 2

В истории независимого молодёжного театра было несколько постановок, запрещённых к показу. Первая история объясняет, откуда взялось необычное название коллектива. В 2010 году режиссёр театра Оксана Погребняк была ассистенткой кафедры театрального творчества института культуры, вместе со студентами работала над пьесами современных драматургов. У студенческого театра «Новая сцена» стали появляться зрители, приглашения на конкурсы и фестивали.

К очередной сессии ставили одноактные пьесы Дарио Фо, Евгения Гришковца, Ивана Вырыпаева, Андрея Крупина. Пьеса последнего «Луна и трансформер» и заварила кашу. Руководство вуза увидело в пьесе пропаганду педофилии, непристойные сцены мочеиспускания, и спектакль попросили больше не играть. Режиссёры постановки возражали: это история о детстве, памяти и восприятии, а непристойный эпизод – это вообще‑то мальчишки обливаются водой из бутылок.

История неожиданно вызвала интерес федеральных СМИ, журналисты мусолили аспекты духовной безопасности в области, а автор пьесы приехал в Белгород, чтобы поддержать театр и нарисовал протестное граффити. Спектакль отказались показывать и другие городские площадки, режиссёра театра уволили, а студентов отчислили. Однако ребята продолжили свою деятельность и «Новая сцена» получила цифру «2» в названии.

Несколько лет спустя спектакль «С училища» по пьесе Андрея Иванова взял гран-при на двух всероссийских фестивалях, но оказался нежелателен к показу из‑за использования там песен Скриптонита. Пьеса освещает проблемные и драматичные отношения и содержит в тексте большое количество матерной лексики. При постановке маты убрали, но в песнях они остались. Руководству площадки, на которой работает и выступает театр, это не понравилось, и спектакль также «попросили» больше нигде не играть.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×