Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
21 марта 2019,  10:17

Где взять миллион? Как предприниматели ищут средства через Инвествитрину

Где взять миллион? Как предприниматели ищут средства через ИнвествитринуФото: Вадим Заблоцкий

Белгород провёл вторую ярмарку стартапов. На этот раз в сфере промышленности StartUp: Land Industrial. На конкурс поступило 117 проектов. Участники от 12 до 70 лет из России, Белоруссии, Узбекистана, Германии и Швеции соревновались не столько в новаторстве идей, сколько в мастерстве красиво их подать. Упаковка очень важна, повторяют участники ярмарки, но важнее, что в этой упаковке.

Полгода назад корпорация «Развитие» запустила банк идей – Инвест­витрину, где собрала 56 проектов, в том числе участвовавших в прошлой ярмарке StartUp: Land в сфере Agro&FoodTech, которая прошла в ноябре. Мы нашли три проекта, которые уже получили реальное финансирование. Их участники рассказали, чем занимаются и для чего хотят найти инвесторов.

На протезах

Нужно: 3 млн рублей.

Собрали: 100 %.

Компания «Салют Орто» из Бурятии шесть лет выпускает протезы рук и ног. Свой филиал протезного центра они планируют открыть в нашей области, всё‑таки Бурятия далековата от густонаселённой европейской части страны.

«Для инвалидов важно, чтобы протезный центр был рядом, условно в часовой доступности от места жительства, потому что протез – сугубо индивидуальное изделие. Чтобы его изготовить, нужно много раз подгонять под потребителя, часто необходимы доработки», – рассказал гендиректор компании Иван Худяков.

Необходимые средства собрали, в том числе и через Инвествитрину. Рассчитывают за три года с момента открытия выйти на оборот 80 млн руб. с рентабельностью 20 %.

Высокотехнологичные полуфабрикаты для протезов сейчас производят на ресурсной базе Роскосмоса. Оборудование для белгородского центра готово к отправке на складе в Москве. Вопрос только в кадрах, и это самое сложное.

«У нас проблем в финансировании нет, ищем партнёра – протезиста или человека из сферы обслуживания инвалидов. Если найдём быстро, откроемся уже в первом полугодии 2019 года», – рассказал Иван Худяков.

На разработках

Нужно: 30 млн рублей.

Собрали: 3 %.

Компания «ЭЛСИС БелГУ», которой руководит Владимир Яценко, выросла из малого инновационного предприятия, созданного на базе НИУ «БелГУ» в 2011 году. Они уже давно в самостоятельном плавании, платят университету за аренду помещения и оборудования, а занимаются лабораторным и световым оборудованием, услугами по контрактному производству электроники. Два года назад стали выпускать фитостеллажи и системы освещения растений для лабораторных исследований. Каждую полку стеллажа освещают светодиодные светильники с необходимым растению спектром света. Биологи исследуют влияние спектра и интенсивности света на рост. Ниша весьма специфичная и узкая, за два года собрали 25 стеллажей. Разработку окупили, но развиваться решили и в направлении массового продукта. Для этого сегмента рынка разрабатывают стеллаж-мини-теплицу.

«Система управления фитоспект­ром имеет патент на полезную модель, но в чистом виде это не наше изобретение, мы просто взяли то, что было на рынке, доработали, применили опыт биологов и собрали свою конструкцию, – говорит Владимир Яценко. – Подобные устройства, мини-теп­лицы на 10–20 стеллажей – гидропонные установки, стоят на рынке от 200 тыс. рублей. Но они часто выполняются на лампах, а мы сделали на светодиодах и моделируем нужный фитоспектр».

Пока это разработка, готовый продукт – стеллаж со светильниками под выращивание определённого растения: для условного салата – одного спектра, фотопериода и уровня яркости, для редиски – другого. Он будет автоматически включать и выключать нужный свет.

Собирают элементы освещения из готовых комплектующих, а электронику и платы программируют и паяют сами на специальном оборудовании. Это заметно снижает себестоимость продукции. Лабораторные стеллажи они продают по 60–120 тыс. рублей, а в «домашние» закладывают планку до 50 тыс. рублей. Потенциальных клиентов разработчики видят в районах Крайнего Севера – жители частных домов, рестораны, возможно, для кого‑то такой стеллаж мог бы стать основой для микробизнеса.

«Если будет законченный, протестированный продукт, его будут покупать. Мы намерены продавать только в комплекте: от ламп до раствора и семян. Бизнес не будет ничего исследовать, поэтому к фитостеллажу нужны подходящие «расходники». Чтобы провести опыты с растениями, мы ищем биолога. Если бы он появился, за полгода мы предложили бы законченное устройство, а пока биолога нет, дорабатываем техническую часть», – говорит Яценко.

Доведение стеллажа до готового продукта он оценивает в 8 млн рублей. Инвесторам проект интересен, это доказала победа на ноябрьской ярмарке «СтартапЛэнд». Но вкладываться они готовы, только если видят перспективу получить в обозримом будущем существенный выигрыш.

«Такие перспективы есть, например, у приложений для смартфона, а вот у светильников реальная рентабельность порядка 20 %, и я считаю это хорошим показателем, – говорит разработчик. – 30 млн рублей – это бюджет готового производства под ключ: цех, склад, персонал, оборотные средства. Выход на такой масштаб возможен после того, как мы отработаем всю технологию».

На маточном молочке

Нужно: 25 млн рублей.

Собрали: 60 %.

Александр Ольховик с сыном Денисом занимаются пасекой и переработкой продуктов пчеловодства. Их «Пчела Белогорья» кормит мёдом белгородских школьников. Два года назад на полученный грант построили единственный в области цех по производству сухого маточного молочка и трутневого гомогената.

Напитки и продукты с маточным молочком популярны в Японии, в год там перерабатывают 2 тыс. тонн этого продукта. Японские лимонады с ним продаются и в России: 140–185 мл стоит 140–180 рублей. Отечественных аналогов продукции нет.

Белгородские пчеловоды совмест­но с БелГУ выступили на ярмарке «Стартап­Лэнд» с идеей делать такие напитки и БАДы. Призовых мест не получили, но инвесторов заинтересовали. Университет изучает полезные свойства маточного молочка и возможности его применения, готовит документы на сертификацию продукции и берёт на себя переговоры с возможными производителями. А Ольховик делает сухое маточное молочко. Пока линия работает на сырье только с собственной пасеки, но если решится вопрос со сбытом, присоединятся и другие пчеловоды.

«Это выгоднее, чем производство мёда, – говорит Александр Ольховик. – Оптовая цена килограмма мёда – 120 рублей, а маточное молочко стоит 250 рублей за грамм. В прошлом году мы задействовали 100 ульев и в день собирали до 600 граммов молочка. После сушки от него остаётся 35 %. В сутки достаточно съедать 20 милли­граммов маточного молочка. Для целой линии йогуртов хватит нескольких килограммов сухого маточного молочка, потому как одного грамма хватает на 50–100 упаковок».

Как рассказал куратор проекта от Инвествитрины, проректор по инновациям БелГУ Алексей Хмыров, есть предварительные договорённости с четырьмя пасечниками о поставках сырья для сушки и активно идут переговоры с молокозаводом.

«Думаю, весной выйдем на опытную партию, – рассказал Алексей Хмыров. – Студенты могли бы взять на себя продвижение продукции, продажи её через Интернет и сами стать покупателями здоровой и полезной продукции. Сейчас нужно доработать технологию производства, провести лабораторные исследования по созданию напитков и продуктов питания с маточным молочком, разработать БАДы».

Больше половины средств уже собрано. Деньги нужны для проведения научных исследований и закупки дополнительного оборудования в цех по сушке.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×