Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
07 февраля 2019,  11:27
 Сергей Бережной, секретарь Союза писателей России 132

Операция «Звезда». Как по плану капитана Сысоева освобождали Белгород в феврале 1943 года

Операция «Звезда». Как по плану капитана Сысоева освобождали Белгород в феврале 1943 годаФото: Архив Сергея Бережнова
  • Сергей Бережной, секретарь Союза писателей России

Основой рассказа об этих далёких событиях служат документальные источники, в том числе немецкие. Тогда Воронежским фронтом проводилась операция «Звезда». Но чтобы в ходе её освободить Харьков, сначала надо было отбить у врага Белгород.

Стало Ячнево Фёдоровкой

Штаб 40-й армии докладывал: к 7 февраля её части прорвались к западной окраине Белгорода, 8-го овладели его западной частью, а к утру 9-го город был освобождён подразделениями 183-й, 340-й и 309-й стрелковых дивизий; 192-й танковой бригадой, танковой группой полковника Вадима Романова (116-я, 59-я и 60-я отдельные танковые бригады, 60-й, 61-й отдельные танковые полки).

Командир 183-й стрелковой дивизии Александр Костицын утверждал, что именно его бойцы взяли город, и предлагал присвоить ей имя «Белгородская», одновременно сетуя, что 309-я дивизия отстала и не справилась с поставленной задачей. Но отставший сосед не торопился с победными реляциями, зачищая деревеньки и отбивая контратаки.

Из боевого донесения штаба 183-й дивизии:

«В ночь на 7 февраля 955-й стрелковый полк выбил противника из пригородного села Ячнево, находящегося в 3–4 километрах от Белгорода, и захватил полевой аэродром противника с самолётами «Хейнкель-111», складом горючего с запасом бензина в несколько сотен тонн и до 20 000 авиабомб… Враг пытался отбить аэродром обратно. С утра его самолёты бомбили боевые порядки полка, сбрасывали пустые железные бочки, чтобы воздействовать на психику наших воинов… Противник 7 февраля 1943 года в 16.00 из Белгорода с восемью танками и усиленным батальоном перешёл в контратаку при поддержке 80 самолётов. Подразделения 955-го стрелкового полка в это время вели бой в горящем селе, 3 танка были подбиты, уничтожено до 200 солдат… В бою погиб командир полка майор Степан Ефимович Фёдоров, посмертно удостоенный ордена Суворова III степени».

Кстати, жене комполка сообщили, что в его честь освобождённое Ячнево переименовано в Фёдоровку. Новое имя село носило недолго, до повторной оккупации Белгорода немцами, да и могила майора Фёдорова не сохранилась. А командование полком принял командир второго батальона капитан Владимир Сысоев, которому и пред-стояло освобождать центр города.

Враг закрепился на кладбище

Командование бронетанковых сил фронта в свою очередь сообщало, что город освободила 192-я танковая бригада, вообще не упоминая 183-ю дивизию и лишь строкой в конце донесения отмечая содействие 309-й дивизии. Но мы не ищем мотивы поведения командиров, а пытаемся, сопоставив факты из разных источников, установить истинную картину.

Вот командир 309-й дивизии генерал-майор Михаил Меньшиков отмолчался: то ли счёл эпизод боёв незначительным в общей стратегии операции «Звезда», то ли не захотел доказывать очевидное.

Три стрелковые дивизии, две танковые бригады и три танковых полка против частей 168-й немецкой пехотной дивизии, моторизованной дивизии «Великая Германия» и остатков 10-й венгерской дивизии. Но это на первый взгляд операция по освобождению районного города кажется масштабной по количеству задействованных сил. Фактически обескровленные предыдущими боями дивизии едва насчитывали половину от штатной численности, а танковые бригады были меньше батальона.

К слову, в трёх полках 183-й стрелковой дивизии насчитывалось около 2,5 тысячи бойцов – это численность одного полка, а в двух батальонах 192-й танковой бригады оставалось всего 12 танков – меньше роты. Такое же положение в 309-й стрелковой дивизии. Добавьте сюда бездорожье, мороз, метель, отставшие тылы с боеприпасами, горючим и питанием. А перед ними отличавшиеся упорством и стойкостью элитные подразделения дивизии «Великая Германия».

«…Белгород являлся важным оперативным пунктом, ввиду чего немецкое командование ставило целью удержать его любой ценой… Большинство каменных зданий, в особенности на окраинах города и на перекрёстках улиц, были приспособлены для обороны и входили в систему опорных пунктов и узлов сопротивления, – читаем в документах Центрального архива Министерства обороны РФ. – Особенно прочно противник закрепился в районе кладбищенской церкви, которая была обнесена забором, а также в районах тюрьмы, котельного завода, госпиталя и школ…».

На помощь гарнизону, значившемуся как «Боевая группа Кассниц», прибыли разведбат моторизованной дивизии «Великая Германия», сапёрный батальон, боевая группа «Батальон эскорта фюрера», два штурмовых орудия, два 75-мм противотанковых орудия, две стрелковые роты, пять танков Panzer IV. Один из этих танков на рассвете 9 февраля подбил танк Андрея Попова, чьё имя увековечено в названии улицы Белгорода.

Невеликая Германия

К вечеру 7 февраля Белгород взяли в полукольцо: с северо-запада подразделения 183-й стрелковой дивизии, с северо-востока – 309-й, на юго-восток продвигаются танковая группа полковника Романова и 340-я стрелковая дивизия.

8 февраля 1943 года части 183-й прорываются к Болховцу. «…Примерно в 06.00 русские атаковали с помощью танков и пехоты к западу от Белгородско-Курской дороги. Атака отбита «Батальоном эскорта фюрера», которому удалось уничтожить три танка Т-34», – читаем в дневнике разведроты «Великой Германии».

В этот же день 192-я танковая бригада выбивает немцев из Беломестного и Шишино, а в 18 часов совместно с 309-й стрелковой дивизией начинает наступление на Белгород.

Бои на подступах к нему и за сам город идут в тяжелейших условиях – бездорожье, занесённые снегом поля, мороз, метель, не хватает боеприпасов, почти нет продуктов, а растянувшиеся по дорогам тылы подразделений постоянно бомбят. Будущий руководитель военной разведки России генерал-полковник Фёдор Ладыгин, в ту пору мальчишка из корочанского села Мазикино, в одной из бесед вспоминал, что дороги на Белгород были сплошь завалены разбитой и брошенной техникой, трупами лошадей и людей.

«В результате пятичасового ожесточённого боя Белгород был взят к 4.00 9.02.43 г. Захвачено в плен 100 солдат и офицеров противника, уничтожено до двух рот противника, 2 танка, 4 пушки, 8 пулемётов. В боях за город Белгород бригада понесла потери: сожжён один танк МС-3, убито 3 человека…» – зафиксировано в документах штаба бронетанковых войск Воронежского фронта.

309-я захватила на станции несколько десятков эшелонов, склады, около 40 автомашин, дивизион артиллерии, пулемёты и миномёты, уничтожила свыше 500 вражеских солдат и офицеров.

59-й танковый полк докладывал, что, получив в час ночи приказ овладеть Белгородом, к утру занял его, уничтожив «… орудий – 3, миномётов – 2, станковых пулемётов – 6, солдат и офицеров – 100. Потери полка: подбит 1 танк Т-34…».

Брали центр

Комдив 183-й вновь упрекнул 309-ю: «В результате медлительности в действиях левого соседа противник сосредоточил свои силы, частично прорвался из Белгорода на Болховец (железнодорожная станция южнее города) силою до 2-х полков пехоты с обозом, который был встречен на дороге 295-м сп и прорвался лишь разгромленными группами…». Упрекнул и 59-й танковый полк: «… Получив задачу отрезать путь отхода противнику и уничтожить его, задачу не выполнил…».

Но 183-я дивизия действительно сражалась мужественно, только прошла по окраинам Белгорода, а вот центр всё‑таки освобождали 309-я стрелковая дивизия и 192-я отдельная танковая бригада. Об этом свидетельствует боевое распоряжение штаба 40-й армии от 6 февраля.

Начавшаяся с утра метель не утихала весь день и усилилась к ночи. Вот этим и воспользовался комдив Меньшиков, направив 957-й и 959-й стрелковые полки в обход города с востока. При этом отдельным группам удалось просочиться к железнодорожной станции. Воспользовавшись сумерками, они внезапной атакой овладели железнодорожным вокзалом и прилегающими к нему улицами. Попытки немцев контратаковать их успехом не увенчались.

«…С наступлением темноты, – читаем в архивных документах, – 2-й и 3-й стрелковые батальоны 955-го стрелкового полка с 192-й танковой бригадой были объединены под командованием капитана Сысоева. Этой группе была поставлена задача прорвать оборону противника в районе Пионерской улицы, уничтожить опорные пункты и овладеть центром города. Подведя танки вплотную к опорным пунктам – кладбищенской церкви и котельному заводу, они открыли сильный огонь, чего противник не ожидал и был ошеломлён.

Воспользовавшись этим, пехота смело и энергично атаковала опорные пункты противника и овладела ими, затем штурмом были взяты опорные пункты в районе школы и госпиталя, после чего завязались уличные бои, доходившие до рукопашных схваток и применения ручных гранат. Уничтожая противника в подвалах, дворах и подъездах, части квартал за кварталом очищали город. Противник при поддержке танков до 12 раз переходил в контратаки, которые успеха не имели и влияния на бой не оказали. Видя своё бессилие, противник поджёг здание почты, госпиталь, склады, начал отход. Танковая рота с десантом автоматчиков была брошена на преследование противника, отступающего по Харьковскому шоссе, … вынудив его бросать автомашины, повозки, пушки и спасаться бегством. К 6.00 9 февраля 1943 года город полностью был очищен. Боевая задача, поставленная дивизии, выполнена».

Не до обороны

Интересно описание событий оборонявшими город немцами:

«…Командный пункт батальона был создан в подвале больницы, которая была в ужасном состоянии. Первые группы ранее упомянутой стрелковой дивизии прибыли после нас, усталыми и апатичными. Они думали о том, чтоб поесть, спать и курить, у них не было никакой мысли принимать участие в обороне Белгорода.

…Я до сих пор вижу расчёт одной пушки на улице, ведущей к кладбищу справа от дороги (указателя к кладбищу), которая буквально выстояла до последнего человека, пока он тоже не потерял жизнь от прямого попадания. Ясная зимняя ночь была ярко освещена. Наша зимняя одежда больше не имела никакой защиты…

Каждое движение было видно издалека… Дома везде сожжены или горят. В тех местах, где горело, было светло, как днём…».

Не думали о наградах

План боевой операции по взятию Белгорода составлен капитаном Сысоевым. Не штабом 183-й дивизии, 309-й или 340-й, не полковником Романовым, заместителем командующего бронетанковыми войсками 40-й армии, а командиром батальона, который заменил погибшего командира полка.

Владимир Сысоев окончил Томский университет, его отца расстреляли в 1938 году как врага народа. Начал войну лейтенантом в 1941-м. Погиб гвардии майор Владимир Александрович Сысоев 15 февраля 1945 года в Польше, будучи начальником разведки дивизии. Три ордена, из них два Красного Знамени. Первым форсировал Днепр, захватил плацдарм и несколько суток удерживал его. Положенное за это звание Героя Советского Союза получили его начальники, остававшиеся на левом берегу, а он лишь орден – сыну «врага народа» достаточно. За взятие Белгорода отмечен благодарностью – ордена и медали получили другие. А ведь операцию по освобождению города провел филигранно, молниеносным ошеломляющим ударом.

За освобождение Белгорода награждали бойцов и командиров 183-й дивизии, танкистов. А вот 309-ю
как‑то обошли наградами, как, впрочем, и 340-ю. Та вообще осталась как бы в стороне, хотя её заслуга более чем значимая. Заняв Старый город и Михайловку, 340-я двинулась на южные окраины города, заняла Супруновку. Немцы, боясь оказаться в кольце, – свежа память о Сталинграде! – поторопились убежать из Белгорода.

Согласно документам к шести часам утра 9 февраля город был освобождён. Немцы отступали по шоссе на Харьков. У станции Болховец их встретил 295-й стрелковый полк и основательно потрепал отходящие части.

«…Группировка немецких войск, – свидетельствуют архивы, – численностью до одного пехотного полка с обозом до одной тысячи повозок 9.02.43 г. прорвалась из центральной части г. Белгорода и двинулась по шоссе в н. п. Болховец (сейчас остановка Болховец на ул. Магистральная г. Белгорода). Части 183 сд (295 сп) вступили в огневой контакт с противником, часть группировки с обозом была уничтожена, остальной части удалось прорваться вперёд. Стремительным броском с фланга помощник начальника штаба по разведке 183 сд ст. лейтенант Иванов Д.И., командир взвода конной разведки 295 сп 183 сд лейтенант Назаров С.Н. с двумя разведчиками при поддержке танкового экипажа напали на часть уходящего обоза противника, в упор расстреливали пехоту и уходящий обоз, расстроив его боевые порядки, уничтожили свыше роты пехоты, 50 повозок с военным имуществом и боеприпасами, 15 человек пленными и т. д. Пали смертью храбрых ст. сержант Галиев, командир 1-го мин. взвода 295 сп мл. лейтенант Додор Г.Л., сержант в должности писаря Свиридов Иван Макарович…».

По другим данным, вырваться из города удалось только батальону немецкой пехоты с танками и обозом, который и был разгромлен разведчиками. Но не столь уж важно, батальон отступал или полк, важно другое: безмерная храбрость наших солдат, их отвага, их самоотверженность.

За этот бой Иванова и Назарова представили к званию Героя Советского Союза, но командующий Воронежским фронтом Николай Ватутин с членом военного совета фронта Никитой Хрущёвым сочли достаточным наградить их орденами Красного Знамени.

Дмитрий Иванович Иванов станет участником Парада Победы и свяжет жизнь с разведкой. Командир взвода разведки старший лейтенант Сергей Никитович Назаров 12 февраля 1945 года не вернётся с задания и в списках потерь части будет значиться пропавшим без вести. Такова судьба многих разведчиков.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×