Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
11 января 2019, 11:59
 Ольга Бондарева 366

Живительный родник. Почему Владимира Колесникова называют Учителем с большой буквы

Живительный родник. Почему Владимира Колесникова называют Учителем с большой буквы
  • Ольга Бондарева

В шестом томе собрания сочинений известного писателя, почётного гражданина области Владислава Шаповалова «Белгородские этюды» немало страниц отведено повествованию «о замечательном русском человеке, подлинном патриоте Отечества, подвижнике краеведческого дела своей малой родины, Учителе с большой буквы…». Это всё о нём – Владимире Илларионовиче Колесникове.

Приказ: уволить

Но не все и не всегда должным образом оценивали педагогический талант и другие способности Владимира Илларионовича Колесникова. Вот пример. В августе 1952 года преподаватель истории Солонец-Полянской семилетней школы Великомихайловского района Владимир Колесников, знакомя учеников с прошлым родного края, повёл их на экскурсию к руинам Холковского монастыря. В районо это сочли событием «из ряда вон» – детей к религии приобщает! – и издали приказ об увольнении педагога.

В поисках справедливости Владимир Илларионович поехал в Курск, тогдашний областной центр. Президиум обкома профсоюза работников начальной и средней школы решительно встал на защиту учителя. На основе постановления президиума областной отдел образования восстановил Колесникова на работе.

Остаться человеком

В конце 1939 года Владимира призвали в армию. Но до этого, окончив Новооскольское педучилище, он успел полтора года поработать в Тростенецкой школе математиком. Там познакомился с коллегой Татьяной Трегубовой, которую ему прочили в жёны. Жизнь ­обещала радость и счастье…

Войсковая часть, где служил Колесников, стояла в Литве, почти у границы. И встретила войну 22 июня 1941 года одной из первых. После неравных боёв с фашистами в живых остались единицы красноармейцев. Раненого наводчика орудия Колесникова, у которого даже не было нагана, вместе с товарищами окружили немцы. А дальше – четырёхлетний плен, концлагерь Берген-Бельзен, где у вчерашнего военного не было имени, а только номер – 3144. Это было страшное место. Из 20 тысяч военнопленных, поступивших туда в июле 1941 года из СССР, к 1942 году в живых осталось чуть больше 2 тысяч.

Спустя годы Колесников вспоминал, что в таких условиях люди подчас теряли человеческий облик: дрались за вонючую баланду, ели с помоек. Ему всё это претило и спасло жизнь, потому что чаще всего пленные умирали от кишечной инфекции. И уж тем более он не мог пойти на предательство, чтобы спастись из этого ада: его и других пленных фашисты агитировали вступить во власовскую армию. За четыре года плена Колесникова несколько раз переводили из лагеря в лагерь, где пленные работали в руднике, на лесоповале, других тяжёлых работах.

Владимир Колесников
Владимир Колесников

Учил и учился

Их освободили в апреле 1945-го войска союзников. После соответствующей проверки Владимира вновь призвали в Красную армию. Победу встретил в составе 3-й ударной армии. Был награждён орденом Отечественной войны II степени, медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне ­1945 – 1945 гг.».

Домой вернулся в декабре. Здесь ждало горе: возлюбленную, ушедшую в партизаны, убили немцы. Отец умер, не дождавшись известий о сыне.

Но жизнь продолжалась. Владимир Илларионович вышел на работу в Солонец-Полянскую школу. Потом преподавал в школах сёл Голубино и Боровое, в школе № 3 Нового Оскола. Заочно окончил исторический и естественно-географический факультеты Старооскольского государственного учительского института.

При этом Колесников некоторое время находился под присмотром органов госбезопас­ности – в плену побывал. В 1957 году он был снят с учёта как проходивший по так называемому фильтрационному делу. С этим делом писатель Владислав Шаповалов знакомился в архиве, его копия передана родственникам Колесникова.

По краю родному

Владимир Колесников был разносторонней личностью. Как сельский житель, держал скотину, большой огород, много работал физически. И при этом испытывал огромную потребность к творчеству. Прекрасно рисовал (выставка рисунков Колесникова несколько лет экспонировалась в Белгороде – в выставочном зале «Родина»), писал рассказы, собирал старинные открытки, монеты, фотографии, которые использовал как учебные пособия.

Находил время пройтись с учениками по окрестностям, знакомил с растениями, животными, учил видеть красоту природы. Вообще учитель задавал в сёлах, где работал, тон простого, рассудительного и уважительного отношения ко всем без исключения.

Былые раны личной утраты со временем утихли, Владимир Илларионович создал ­семью. Вместе с женой, учительницей Полиной Ивановной, и двумя сыновьями в 1959 году переехал в Новый Оскол. Здесь, помимо преподавания, занялся тем, к чему больше всего лежала душа – краеведением. Создал при Доме пионеров краеведческий туристический кружок. Организовывал походы по историческим местам родного края, области, а затем экс­курсии в Севастополь, Киев, Минск, Керчь… Собирал экспонаты для районного музея, туда же впоследствии передал большую часть своей коллекции.

Живительный родник

С 1948 года Владимир Илларионович подробно описывал быт и нравы своих земляков в небольших рассказах. Не для печати – для себя. Записывал и толковал местные архаизмы.

Его избранные очерки и рассказы опубликовали под названием «Новооскольцы и Новоосколье» уже после смерти учителя в 2003 году по инициативе земляков-журналистов и при поддержке районной администрации. «Тот, кто прочитает книгу, будто глотнёт живительной влаги из родника своего детства, юности», – написал в предисловии к изданию тогдашний руководитель района Михаил Понедельченко.

Это сравнение с родником передаёт не только суть краеведческого труда, но и человека, который его создал. Обычного сельского послевоенного учителя Владимира Колесникова, от источника любви, доброты и знаний которого питались сотни новооскольских ребят.

О масштабе личности Владимира Колесникова, которому в нынешнем году исполнилось бы сто лет, можно узнать в Белгородской государственной научной универсальной библио­теке. Здесь хранится две тысячи книг и шесть тысяч открыток из коллекции замечательного земляка. Их передали родственники Владимира Илларионовича. В числе книг и открыток немало уникальных экземпляров.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×