Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
03 июня 2014, 13:06
 Евгений Филиппов 1802

Выехал на полосу встречного движения…

На дороге в районе села Дальняя Игуменка 1 июня погиб человек

  • Евгений Филиппов

Как сообщили в пресс-службе УМВД России по Белгородской области, водитель автомобиля «мерседес», следуя со стороны Нового Оскола, выехал на полосу встречного движения, где столкнулся с ВАЗ -2109.

В иномарке кроме водителя находились три пассажира, в «девятке» пассажиров не было. В результате ДТП погибла женщина – пассажир «мерседеса». Оба водителя и мама с ребёнком 2012 года рождения госпитализированы. На месте аварии оказался корреспондент «Белгородских известий».

– Мужчина, где мы стоим? – спросила меня женщина, судорожно набирая в мобильнике номер спасателей.

– Дорога Белгород – Короча, въезд в Дальнюю Игуменку, – ответил я, машинально глянув на часы. Было 12.15. Минут семь назад, когда я поворачивал на заправку, меня обогнал серебристый ВАЗ-2109. Теперь эта машина со смятым в гармошку передком стояла на дороге. А в стороне у обочины с разорванным левым боком и оторванным задним колесом скособочился белый «мерседес».

Из остановившихся вблизи места аварии машин люди бежали к пострадавшим.

– Мужики, у кого есть огнетушитель? – кричал мужчина. – Из-под капота дым валит!

Два здоровяка попытались выломать искорёженную водительскую дверь «лады», за которой между остатками приборной панели, вырванного руля и перекошенного кресла тихо постанывал окровавленный парень.

– Надо его вытащить, – предложила подошедшая женщина, и стоявший рядом мужчина начал тянуть раненого водителя вглубь исковерканного салона машины.

– Не трогай! – сказал я. – Он весь поломан, только хуже сделаешь!

– Давайте попробуем разложить кресло и положить парня, – предложил мужчина.

В груде искорёженного металла я нащупал ручку регулировки спинки кресла и попытался её покрутить. Тщетно. Спинку заклинило намертво.

– Да где же «скорая»?! – возмущались вокруг.

– Мужики, надо багажник открыть, выкинем заднее сидение и попытаемся положить парня…

Остатки «лады» судорожно затряслись, когда трое мужчин попытались открыть багажник.

– Есть монтировка? – спросил кто-то.

Но и она не помогла.

– Кувалду надо, – посоветовал я.

– Вот кувалда, – и мне протянули короткую ручку тяжёлого молотка.

Со второго удара я впечатал замок багажника в салон и крышка открылась. Мужчины начали вырывать обшивку и освобождать место для раненого.

– Ребята, там, в «мерседесе», женщина. Ещё живая. Пойдёмте, поможете, – спокойно сказал подошедший мужчина.

Рядом с останками белого «мерседеса», среди разбросанных продуктов и вещей, лежала пожилая женщина. Её накрыли простынёй, но ветер всё время срывал покрывало и приковывал взгляды подходивших людей к мёртвому лицу.

В салоне разорванной машины хрипела окровавленная женщина. До аварии она ехала на переднем сидении, а теперь там были видны её ноги и окровавленная сработавшая подушка безопасности.

– Давай ты приподнимешь ей голову, а я подложу под неё сумку, – предложил мне молодой человек.

Я протиснулся в окровавленный салон и бережно приподнял раненую женщину. Парень подложил сумку ей под голову. Кто-то безуспешно пытался открыть искорёженные двери.

– На кой ты их ломаешь? – спросил я мужчину с монтировкой. – Всё равно её нельзя вытаскивать. Сейчас приедут спасатели и срежут крышу.

Мужчина молча отошёл от машины.

– Ну, где же спасатели и «скорая»? – кричали люди.

Вдоль обочины ходил пожилой мужчина. Его одежда была в крови.

– Это водитель «мерседеса». Он меня обогнал, а потом его выкинуло на встречку – и прямо в «девятку», – почему-то начал мне рассказывать стоявший рядом парень.

– А в какую сторону «мерс» ехал? – спросил я.

– В Белгород. Там ещё ребёнок, по-моему, был, – продолжил молодой человек.

Вдоль дороги ходила женщина. На руках у неё плакал маленький ребёнок. Она пыталась его успокоить.

Послышался звук сирены. Это прибыли пожарные. А через пару минут по встречке, разгоняя вереницу спешащих в Белгород автомобилей, примчалась «скорая помощь».

– В «мерседесе» женщина ещё живая, – сказал я подошедшему врачу. – Она хрипит. Может, её сначала посмотрите?

Врач заглянул в искорёженный салон иномарки, приоткрыл веки пострадавшей.

– Тяжёлая. Боюсь, не довезём, – констатировал он.

Вскоре прибыли ещё несколько карет «скорой помощи» и спасатели. Наша помощь уже была не нужна.

Когда-то, возможно, на обочине у места этой аварии появится венок или обелиск, каких, к сожалению, много вдоль российских дорог. И он в очередной раз напомнит проезжающим о тонкой грани, за которой начинается смерть.

Отъехав от места трагедии, я перестроился в крайний правый ряд и держал не более 60 километров в час. За мной выстроилась вереница машин. Никто не обогнал…

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×