Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
05 октября 2020,  15:36

Остановка – стадион. Кто такие граундхопперы

О хобби на стыке футбольного фанатизма, туризма и коллекционирования рассказывает «Спортивная смена»

Остановка – стадион. Кто такие граундхопперыПалестина, арена «Фазаль аль-Хусейни» в городе Аль-РамФото: из личного архива Кирилла
  • Статья

Корреспонденты белгородского журнала встретились с московским граундхоппером Кириллом. Известный в своей тусовке по прозвищу Чемберлен он побывал более чем на 200 спортивных аренах.

Стадион в Белгороде, куда Кирилл приехал на игру «Салюта» и «Металлурга» из Видного, стал для него 266-м.

— Кирилл, чем тебя привлёк граундхоппинг?

— Он позволяет совместить два моих больших увлечения – футбол и путешествия. Заниматься им стал в 2015 году, когда впервые узнал, что такое хобби существует. Рассказали мне о нём два британца, которых я совершенно случайно встретил в Гамбурге на игре шестой немецкой лиги.

— Как тебя туда занесло?

— По работе часто летал в командировки в Гамбург. Однажды решил развеять себя футболом, глянул календарь игр и пошёл. Там и познакомился с этими парнями, которые ввели меня в эту движуху.

— Много вас таких коллекционеров?

— У нас есть тусовка – Russian Groundhopping League, в ней больше 80 человек из России, Беларуси, есть даже русские парни из Шеффилда и Вены, они тоже участвуют в нашем соревновании. Часто путешествуем вместе: иногда по 12–13 человек, иногда езжу сам. В Белгород получилось вырваться с работы.

— У вас есть соревнование, кто посетит больше стадионов?

— Проходит каждый календарный год. Чемпионом 2019-го стал Саша по кличке Интеллигент, представитель ваших друзей из Орла. Он за год посетил 136 матчей на 115 стадионах в 23 странах мира. Я в прошлом году сходил на 79 матчей в 19 странах на 62 стадионах, из них 51 стал для меня новым. Всего же у меня теперь 266 стадионов в 55 странах, 52 из них – европейские. Из тех, кто входит в УЕФА, осталось съездить в Норвегию, на Фаррерские острова и в Косово.

 

 

— Какой приз достаётся победителю?

— 50 пинт любого пива в моём пабе в Москве.

— Какой стадион самый крутой?

— Самый первый, который я посетил, – старый стадион «Динамо» в Москве, он уже разрушен. А из ныне существующих выделю берлинский «Олимпиаштадион» (был там на финале Лиги чемпионов – 2014/15) и «Гудисон Парк» – арену ливерпульского «Эвертона». Она реально такая старая (построена в 1892 году – прим. ред.), что там даже пол на трибунах деревянный – он впитал в себя историю побед команды. Если говорить о самом плохом, то на ум сразу приходит стадион ФК «Калев» из города Силламяэ в Эстонии. Это реально ужас какой‑то.

— Что с ним не так?

— Он больше похож на тренировочное поле. Вроде команда играет в Высшей лиге, а на их матче было человек 100, и они представляли собой печальное зрелище. Люди пили водку, лузгали семечки, мочились с трибуны. Это до сих пор не укладывается в моё представление об Эстонии, которая, как мне кажется, является самой европейской из бывших республик СССР.

— А как тебе новые арены в России?

— В последние годы строятся стадионы, которые больше похожи на торговые центры. Они делаются под копирку из стекла и бетона. Все арены, построенные к чемпионату мира, считаю ужасными, как и новые стадионы «Динамо» и ЦСКА, хоть я и болею за армейцев. А нравятся арена «Химки» и «РЖД Арена».

— Почему на этот раз поехал в Белгород?

— Я здесь никогда не был. Плюс поставил цель: объехать все стадионы России, на которых играют профессиональные клубы. В бывшей группе «Центр» я не был на «Салюте», на воронежском стадионе, где играет «Факел-М», и на аренах «Сахалина» и ногинского «Знамени».

 

 

— И что скажешь об аренах Группы 3?

— Мне не нравятся новострои, как калужская арена «Анненки» и смоленская арена СГАФКСТ (ужасное название, кстати). Есть сравнительно молодые стадионы – «Сатурн» в Раменском один из моих любимых. Ещё очень красивый стадион у «Строгино», на нём круто любоваться закатом. Но есть и старые крутые, как у вас в Белгороде и в Липецке, – по ним сразу видно, что они построены во времена СССР.

— Сколько в среднем стоит выезд?

— Зависит от места и времени, которое проводишь в городе. В последнее время авиабилеты из Москвы в Европу стоят дешевле, чем в тот же Белгород. Поэтому, когда я выбирал, как к вам добираться, сделал выбор в пользу поезда. Перелёт Москва – Белгород стоил около 10 тысяч (за эти деньги можно пару раз в Лондон слетать), а дорога на «Ласточке» обошлась в районе 3 тысяч, ночь в отеле с завтраком – 2 тысячи, попить-поесть в городе – ещё тысячи 2.

— Местные болельщики тебе как‑то помогают?

— Регулярно. В Белгороде трое ребят встретили на вокзале, провели экскурсию по городу. Большой им респект – они любят свой город, знают его историю, много интересного рассказали. Но переночевать я обычно не прошусь – не хочу никого стеснять, да и могу себе позволить отель. К тому же мне было интересно провести ночь в отеле при белгородском пабе. Я такого в России раньше не видел, это типично для Британии.

— Как тебе белгородский фан-сектор?

— Оставил хорошее впечатление, не все команды ФНЛ имеют такую группу поддержки. Понравилось, что кричалки и песни у вас самобытные, не украденные у других команд.

— Расскажи о самом запоминающемся выезде.

— 2003 год, Македония. ЦСКА играл в квалификации Лиги чемпионов против «Вардара» из Скопье. Тогда это была другая Македония: в 20 км от столицы шли боевые действия (в Косово), а сам Скопье был разделён на две части – мусульманскую и православную. Люди даже боялись друг к другу ходить, их могли убить на чужой территории. И в такую разгорячённую обстановку мы попали.

 

 

— Что там происходило?

— Фанаты «Вардара» перед матчем хотели нас не то что побить, а, мне кажется, убить. Такого адреналина я больше нигде и никогда не испытывал. Мне было 19 лет, пороха не нюхал. Нас атаковали по всему городу, а когда вели в полицейском оцеплении на стадион, закидывали камнями, трубами и вообще всем подряд. И на стадионе весь первый тайм была непрекращающаяся драка с полицией и местными жителями. Всё продолжилось и после игры – еле выбрались оттуда живыми.

— А самый позитивный опыт?

— Я бы хотел ещё раз пережить матч «Кальяри» – «Пескара» на старом стадионе «Сант-Элия». С него открывается прекрасный вид на море, а по трибунам ходят люди с мешками со льдом, где лежит сардинское пиво «Инчуза».

— За какие клубы ездишь болеть, помимо ЦСКА?

— Примерно с 1996 года, когда стал поддерживать ЦСКА, понравился шотландский «Рейнджерс». По возможности стараюсь путешествовать за этим клубом, в Шотландии посетил все стадионы местной лиги. А на этих новогодних праздниках отдыхал в Прибалтике и из «Инстаграма» узнал, что «Рейнджерс» собирается провести товарищеский матч с ташкентским «Локомотивом» в Дубае. Подумал: отличная возможность посетить и новую страну, и стадион, и матч любимой команды. Ни разу не пожалел – получилось очень крутое путешествие, хотя я и не люблю восточные страны. Из Шотландии на игру тысячи две болельщиков прилетело! Сам матч помню плохо – сильно напился.

— А как же запреты на алкоголь? ОАЭ ведь мусульманская страна.

— Я тоже думал, что с этим возникнут проблемы. Но там пиво продавалось в помещениях стадиона и на беговых дорожках – 600 рублей за пол-литра. А не было алкоголя в Палестине и Албании. Хотя в Албании я был на матче Лиги Европы в какой‑то деревне, где стадион на 3 тысячи мест, и там даже воды нельзя было купить.

— В России есть пиво на стадионах?

— Встречал в кафе спортивного городка «Лужников» – там играют «Чертаново» и «Торпедо». Ещё в ресторане питерского стадиона Nova Arena, где играет «Звезда». Больше и нет, наверное. А в Европе пиво на стадионах есть практически в каждой стране, и я это поддерживаю.

— При таком граундхопперском графике как часто ты ходишь на матчи любимого тобой ЦСКА?

— В сезоне-2014/15 посетил все домашние и выездные игры. За последние три года побывал на 17 матчах «Рейнджерс» и 53 – ЦСКА. Думаю, это хороший результат. Многие, постоянно живя в своих городах, столько игр не посещают.

Александр Куликов

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×