Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
25 июня 2018, 12:56
 Елена Байтингер 3170

Houston Rockets, у вас проблемы! Дневник начинающей баскетболистки

«Спортивная смена» объясняет, как сделать из полурослика властелина колец

Houston Rockets, у вас проблемы! Дневник начинающей баскетболистки Фото Вадима Заблоцкого
  • Елена Байтингер
  • Статья

В душе ты рослый парень чернокожий, на деле – просто так прохожий 158 см. Как с этим быть? Забить. Трёхочковый. Этим летом я решила стать баскетболистом.

Не вник в баскетболиста

Это был моментальный свайп вправо: Джордан смотрел на меня всеми своими пупырышками так, что я сразу покрылась такими же. Консультант в отделе с мячами делал вид, что не замечает этой химии. Всё спрашивал, может ли он чем‑то помочь, и говорил ужасные вещи: подсовывал «пятёрочку» (мяч для мини-баскетбола), предлагал пощупать «шестёрочку» (мяч для женского баскетбола). Ха!

Джордан был полноценной «семёркой» – загорелый восьмипанельный красавец, не имеющий ничего общего с оранжевыми мячами, как их иногда называют незнакомые с субординацией дилетанты-дальтоники. Мы выбрали друг друга и были полны решимости начать головокружительную совместную карьеру в мире большого баскетбола. Как слышно, «Хьюстон»?

Мы были никем. Мы начинали с самых низов. Мы играли на улице. Во всём мире были только я и Джордан. А дальше всё было как в сказке про Золушку: нас заметил разыгрывающий сборной команды «технолога» «Белые львы» Максим Пустотин.

Несмотря на своё амплуа, он как‑то сразу внушил доверие: во‑первых, близким к человеческому ростом 183 см, во‑вторых, чёткими представлениями о жизни:

«Принято считать, что в баскетболе успеха добиваются только высокие, но это не совсем так, – как боженька, молвил он. – Рост важен, но он не обеспечивает стопроцентного преимущества: высокий игрок может быть хорош под сеткой, но на площадке его габариты могут только помешать – куда важнее техника и манёвренность».

Мы с Джорданом переглянулись: пора вписать наши имена в зал баскетбольной славы.

«Эмм, что надо делать, Макс?»

Нас с Джорданом заметил разыгрывающий сборной команды «технолога» «Белые львы» Максим Пустотин.
Нас с Джорданом заметил разыгрывающий сборной команды «технолога» «Белые львы» Максим Пустотин.
Фото Вадима Заблоцкого

Бей об пол

У нашего наставника был лишь один недостаток: он рассуждал и действовал как белый человек, а именно: предлагал начать с разминки и отработать ведение мяча. Но не для того мы с Джорданом воспитывали в себе афроамериканскую выправку. Мы собирались играть по‑взрослому. Покажем всем, как вести между ног!

Эта техника – торжество человеческой ловкости и координации, апофеоз мощи и силы самца-орангутана в брачный период и просто красиво. Даже слишком просто: если сделать шаг вперёд, между ног образуется свободное пространство, в которое и нужно попасть мячом. Вторая рука тут как тут, на подхвате. Это в теории, на практике свободного пространства может не хватить. Нам не хватило.

Нет никаких сомнений, что после процедуры наращивания ног, если такую услугу вообще когда‑нибудь внедрят в наших клиниках, я овладею этой техникой в совершенстве. А до тех пор Джордану суждено неловко путаться в моих нижних конечностях и ворчать, что ему там тесно, мало места (но если честно, во всём виноват ты сам).

«А ещё у тебя руки маленькие, – подначивал Макс. – Тебе неудобно выхватывать мяч из‑под ноги второй рукой. У многих баскетболистов кисти настолько большие, что они без проблем обхватывают мяч чуть ли не в пополам».

Так и есть: левая рука, натренированная держать лишь чашку с кофе, Джордана постоянно теряла. А ещё она очень быстро потеряла ноготь на самом важном пальце руки, и мы вернулись к тому, с чего так и не начали, — умению держать мяч. Это ещё один базовый навык, который человечество отрабатывало с колыбели: с доисторических времён дети разных народов наверняка забавлялись со всеми круглыми плодами, которые только могли раздобыть, а значит, наработанные ими способности у меня в крови. Я вдохновлялась этим, когда Макс заставлял отрабатывать восьмёрку, вращать мяч вокруг корпуса или над головой, перехватывая его из одной руки в руку.

Расскажу ещё про два секретных упражнения (хотя Джордан строго-настрого запретил упоминать об этом). Первое – поставить мяч один на другой и пытаться удержать «пирамидку» одной рукой. Второе – просто вертеть мяч на пальце (именно так, ничего не перепутайте).

«Через полгода, – говаривал Макс, глядя на мои попытки, – через полгода!»

Никто и никогда не верил в меня так, как он. И вот что из этого вышло.

Никто и никогда не верил в меня так, как Макс.
Никто и никогда не верил в меня так, как Макс.
Фото Вадима Заблоцкого

Факин щит

Мы незаметно подобрались к вершине всех вершин – баскетбольному кольцу, которое висит в 3 м от земли. Баскетбольное кольцо было создано специально для того, чтобы явить человечеству картину «Вознесение ангелов»: все вы видели этих богоподобных плечистых ребят, забывших о законах гравитации и зависающих в воздухе прямо с мячом в руке. Вот что должны показывать по телеканалу «Культура», а не вот это вот всё.

Для развития прыгучести тоже есть упражнения, но правда в том, что полурослик летать не сможет, рождённый играть в защите летать и не должен. Баскетбол прекрасен тем, что в нём целых пять амплуа одно другого интересней. Игру под корзиной лучше оставить самому высокому игроку в команде – центровому, остальным можно попробовать себя в качестве тяжёлого или лёгкого форварда, атакующего защитника или, как Макс, разыгрывающего. Последний – универсальный солдат: может отобрать мяч у соперника, пасовать своему игроку или забивать самостоятельно практически с любой позиции.

Мы сделали вид, что я тоже могу забивать с любой позиции. Чтобы мяч упал в кольцо, нужно целиться в щит. Пара попаданий с ближней и средней линий – и мне было обещано местечко в женской сборной БГТУ. Один забитый со штрафной – я точно слышала, как за океаном нервно подавился шавермой Шакил О’Нил.

«А попробуй‑ка забить одной рукой!»

Макс знал, как меня завести. Это не шутки, ведь сегодня с задней линии одной рукой не все могут бросать, вернее, бросать могут не только лишь все, мало кто может это делать. С моей правой Джордан был в корзине дважды. Ты лучший, бро!

Мы сделали вид, что я тоже могу забивать с любой позиции.
Мы сделали вид, что я тоже могу забивать с любой позиции.
Фото Вадима Заблоцкого

Тридцать три — и счастье

Мне как раз звонили из NBA, когда на площадке появился Владислав Бобровских. Пришлось сбросить, ведь Влад не только лидер вузовской команды и участник студенческой сборной России, но и просто двухметровый чувак модельной внешности. Надо было сыграть с ним хотя бы в «33».

После первого промаха ребята надолго отстранили меня от мяча – со штрафной, из‑под кольца, одной левой – эти парни никогда не промахиваются! А, нет, промахиваются. Так или иначе на моём счету было шесть, когда Макс с Владом давно вышли из игры.

Нам с Джорданом тоже было пора. Мы уходили с площадки, но не из спорта. Мы уходили, чтобы стать сильнее. Мы уходили, чтобы вернуться. Баскетбол у нас в крови. Мы просто его любим. Да, кстати, за что?

— За бешеную динамику, яркие эмоции и человеческий контакт, – отвечал Макс.

— За мокрые майки, трясущиеся ноги и крутых парней, – добавила я.

Джордан ухмыльнулся, но полностью согласился.

P. S. Настя, запиши меня на ноготочки (и наращивание ног).


для комментариев используется HyperComments
Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×