Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
06 ноября 2019,  14:19

Юрий Кривченко: Вижу по походке, станет ребёнок футболистом или нет

Футболист рассказал белгородскому журналу «Спортивная смена» о мечте, приглашении играть в Германии и о голе с поломанными рёбрами

Юрий Кривченко: Вижу по походке, станет ребёнок футболистом или нетДиректор шебекинской Академии футбола Юрий КривченкоФото: Павел Колядин
  • Статья

За «Салют» и «Энергомаш» Юрий Кривченко выступал с перерывами в 1980-х и 90-х. Он уже более пяти лет руководит шебекинской Академией футбола.

Буклет «Салют-1982»

— Юрий Николаевич, часто ли вы сейчас играете в футбол?

— Никогда не прекращал этого делать. Играю за ветеранов шебекинского «Химика» в чемпионате Белгородской области. 21 сентября в Волоконовке забил гол со штрафного. Сыграли 2:2. Команда у нас возрастная. Разница в 5–10 лет, конечно, чувствуется. Природу не обманешь: ум, техника есть, а движение уже не то.

— Футбол помогает держать себя в форме или вы просто получаете удовольствие?

— Всё взаимосвязано: если не тренироваться, никакого удовольствия от футбола не получишь. Это как стимул, стремление играть дальше. Пока Бог даёт, мы двигаемся. Футбол для меня – это всё, вся жизнь.

— Если вернуться на много лет назад, как футбол появился в вашей жизни?

— Начинал я не с футбола. Мне было 10 или 11 лет, когда в Шебекино набирали группу в дзюдо. Но я не попал: брали ребят на год старше. Пробовал себя и в баскетболе. С 12 лет пришёл в школьную секцию футбола, а потом в ДЮСШ. Её возглавлял Анатолий Николаевич Змиёв, который сыграл большую роль в моём становлении. А первым моим тренером был Николай Иванович Крамарь. До сих пор общаемся. 

— Помните, как в 1981 году вас пригласили в команду мастеров «Салют»?

— Мне повезло, что стадион «Химик» находился рядом с моим домом. Я постоянно там пропадал: наблюдал за старшими, смотрел тренировки «Химика». В 1979 году меня пригласили в эту команду. В «Салюте» тогда был возрастной ценз: три молодых должны были играть. В 1981 году взяли Сергея Шесточенко, Олега Набокова и меня. Выпускали сначала на замену, а потом и в основе стал выходить. А в следующем сезоне меня призвали в армию.

— Была ли возможность избежать службы?

— Предлагали отсрочку на полгода, которую можно было потом продлевать до бесконечности. Но я отказался. Служил на Северном флоте, правда, не на подводной лодке, а в роте охраны. Когда уходил служить, мама положила мне в вещи буклет «Салют-1982» с фотографиями. Офицеры увидели и предложили поиграть. И вот там я тренировался и даже играл на первенстве Северного флота. По субботам и воскресеньям собирал ребят, в основном из наших бывших союзных республик, и играли.

 

Юрий Кривченко: Вижу по походке, станет ребёнок футболистом или нет - Изображение Фото: личный архив Юрия Кривченко

«Что за новичок?»

— В 1984 году вы вернулись и вскоре получили приглашение в харьковский «Металлист». Почему не заиграли там?

— Поехал на просмотр, но всё пошло не так. Я для них был чужой, в парах упражнения никто со мной делать не хочет. Там были и два белгородца – Сергей Кузнецов и Сергей Шевченко, но они сделали вид, что меня не знают. Выходим играть с севастопольской «Чайкой». Защитник Лазинский подключается к атаке – ему дают передачу. А мне мяч не дают вообще! За два тайма я его коснулся раза четыре. 0:0 сыграли. Поэтому после просмотра я стал собирать вещи. Они меня не отпускают: «Останься, ты сможешь пойти далеко. Будешь играть в киевском «Динамо». Но я не послушал и уехал. Может быть, поступил неправильно. Но некому было подсказать.

— Как вы думаете, почему такое отношение к вам было в «Металлисте»?

— Каждый хотел закрепиться в составе, а во мне увидели конкурента. В столовую захожу – все шепчутся: «Что за новичок?» Меня же никто не знает, я из чемпионата области пришёл. Там ещё играл украинец Александр Иванов, на год младше меня. По‑моему, чемпион Европы по молодёжи. Вот он парень хороший, всегда со мной общался. А люди, которые знали меня, – нет.

— После этого вас позвали в «Салют»?

— Да, но сначала я не пошёл туда. Мне нужна была квартира, а её не давали. И мне за то, что я отказался идти в «Салют», запретили играть в чемпионате области за «Химик». Вот такое время было. Куда жаловаться? С мая по август не играл вообще, только тренировался. В итоге согласился играть за «Салют», забил четыре гола до конца сезона. Но всё равно ушёл и ещё три года играл за «Химик». В 1989-м меня снова пригласили в «Салют».

— Ваша карьера как раз пришлась на время противостояния «Энергомаша» и «Ритма». Расскажите, насколько сильным оно было?

— Думаю, просто было много амбиций у некоторых людей. В «Ритме» собралось много тех, кто играл раньше в «Салюте» или «Энергомаше». Это была хорошая команда. Да, конкуренция была, но на личных взаимоотношениях это никак не отражалось.

Меня удивило, что в интервью вашему журналу Александр Крюков (главный тренер «Ритма» в 1980-х – 90-х годах — прим. авт.) рассказал, что по пути на матч я из окна автобуса якобы показывал там что‑то. Зачем глупости говорить? Вы сами подумайте: еду я в автобусе и показываю, что мы выиграем 2:0 или сколько там? Как вообще можно это увидеть? Я в шоке и никогда подобным не занимался. Ну хорошо, что вспомнил про меня.

 

Матч «Химика» и ветеранов московского «Спартака» в Шебекино в 1998 году Матч «Химика» и ветеранов московского «Спартака» в Шебекино в 1998 году / Фото: личный архив Юрия Кривченко

«Бью всегда в один угол»

— Какой гол для вас самый памятный?

— Наверное, «Асмаралу» в 1992 году. Очень сильная была команда, шла на первом месте. При счёте 0:0 во фланг мне отдали передачу. Не скажу, что я бил прицельно с угла, но просто в сторону ворот. И мяч залетел точно в ближнюю девятку. Начались споры: судьи стали проверять сетку, не порвана ли она, думали, что мяч попал сбоку. Не верили, что так можно забить гол. Кстати, я играл тот матч с двумя поломанными рёбрами. Сделали укол перед игрой, а через 15 минут действие его прошло, и рёбра заболели ещё сильнее. Когда забил, ребята подбежали ко мне, но я выставил вперёд руки – обниматься было больно.

— Вас и Олега Набокова считали мастерами исполнения штрафных.

— Только он левша, а я бил с правой. Когда Олег не забил пенальти в каком‑то матче, стал бить я. Помню, что семь из семи забил в 1990 году. Вся вторая лига знала, что бью всегда в правый угол. Никто не мог ничего сделать. Где‑то впритирку со штангой, где‑то от штанги залетал мяч. Была как‑то серия пенальти на Кубок в Белгороде с Курском. Вратарь у них был сильный. Подхожу, а он, зная, куда я буду бить, прыгает и ломает ключицу. И такое было.

Это время было лучшим для «Салюта». Я благодарен людям, с которыми играл, за то, что мы делали вместе. Команда была очень хорошая. Конкуренция здоровая, никто никого не подсиживал. Никакого баловства на тренировках – выходили сразу работать.

— Расскажите про поездку «Энергомаша» в Германию в 1990 году.

— Там был какой‑то завод – побратим нашего. По‑моему, в городе Зуль на севере Германии. Играли мы там три матча с командой второй лиги. После одной из игр к нам подходит их представитель с переводчиком и называет несколько номеров, в том числе мой: «Мы вас забираем в свою команду». Набокова звали, Тимура Богатырёва и вроде бы Сергея Шесточенко. Мы хотели. Но не знаю даже… Может быть, побоялись тогда остаться. Время было другое.

 

Сергей Рыжиков и Юрий Кривченко в конце 1990-х Сергей Рыжиков и Юрий Кривченко в конце 1990-х / Фото: личный архив Юрия Кривченко

Трудяга Рыжиков

— Одного из самых крутых белгородских футболистов – вратаря Сергея Рыжикова – можно считать вашим воспитанником?

— Он пришёл на футбол, когда был в первом классе. Я успел с ним два года поработать, после чего ушёл в «Салют». Наверное, какую‑то роль я сыграл. Но не могу сказать, что я его воспитал, вырастил. Он в жизни всего добился сам. Просто он трудяга. 

Рыжиков 1980 г. р., а я набирал группу на пару лет старше. Тогда он был меньше всех ростом и играл в поле на позиции полузащитника. В 17 лет я его впервые поставил в основной состав «Химика» в Валуйках на чемпионате области. 2:0 мы вели. У них тогда была сильная команда. Серёга пропустил два гола, один из которых – в ближний угол. Плакал после игры. 

Вторым его матчем был финал Кубка области с «Автоколонной». У нас было два вратаря – Руслан Питаев и Серёга Рыжиков. Питаев по всем показателям был лучше. А я смотрю на тренировках на Серёгу, и что‑то у меня как‑то душа лежит к нему. Перед игрой я спросил у пяти ведущих игроков, в том числе капитана, кого ставить в ворота. Четверо назвали Питаева. Но я всё равно поставил Серёгу. Он отыграл хорошо, хоть мы и проиграли 2:1.

— Сейчас вы общаетесь?

— Могу хоть прямо сейчас ему позвонить. После каждой игры разговариваем – это 100 %. Минимум раз в неделю созваниваемся. Если его команда проигрывает, я звоню на следующий день – после игры ему трудно разговаривать. Советуется со мной. Он очень хороший парень, таких мало. И вся семья у него порядочная. Несколько раз в год Серёга приезжает, и мы всегда встречаемся. Хоть на пять минут, но я должен его увидеть.

— Как долго он ещё сможет играть на высоком уровне?

— Ему 39, но он хотел бы играть как можно дольше. Нынешний контракт с «Крыльями» у него до конца этого сезона. Не каждый клуб захочет брать возрастного вратаря. А в ФНЛ он идти не хочет. 

Когда Серёга ушёл из «Рубина», он два месяца жил в Шебекино. Я его поддерживал, подбадривал – он тогда ходил поникший. А потом поступило предложение. Он мне первому позвонил, рассказал. И пошёл туда не за деньгами, а именно чтобы карьера продолжалась.

— Чего больше в его успехе: таланта, труда или везения?

— Трудолюбия и порядочности. Он уравновешенный парень, спокойный, позитивный. Если Сергея позовут на вечеринку, то, скорее всего, он откажется – лучше побежит вокруг стадиона. Ему это важнее. Кто‑то в отпуск летит на Мальдивы отдыхать, а он в Германию – колени подлечить перед новым сезоном. 

 

Юрий Кривченко: Вижу по походке, станет ребёнок футболистом или нет - Изображение Фото: личный архив Юрия Кривченко

На тренировку со светлой душой

— Давайте поговорим об академии футбола. Воспитанники за вами как‑то юридически закреплены?

— У нас образовательное учреждение. Если бы было спортивное, то юные футболисты заключали бы с нами контракт. И уйти можно было бы, только заплатив определённую сумму. А так детей, которые к нам приходят, через 2–3 года родители могут отвезти в Москву или ещё куда‑то – я не могу этому противодействовать. И такие примеры есть: ребёнок два класса окончил, а папа его в Москву повёз. «Спартаку» 500 тыс. рублей заплатил – мальчика взяли, а через два года выгнали. И деньги никто не вернул. Вот зачем куда‑то везти? Мы входим в пятёрку футбольных академий в России. К нам приезжали представители московского «Динамо», «Локомотива», ЦСКА, казанского «Рубина» и сказали: «У вас условия такие, что только работать».

— То есть академия не получает никаких денег за ушедших ребят?

— Есть стимулирующие от Российского футбольного союза. Проучился год в академии – получим за него 20 тыс. рублей, но только когда ребёнок заключит профессиональный контракт. В «Салют» лучших отдаём просто так. 

— Насколько хорошо дети успевают совмещать футбол и учёбу?

— Футболом заниматься некогда. Хочу тренировку утром провести – не могу, потому что занятия. Кто‑то пожалуется и меня накажут. Тренировки должно быть две – утром и вечером, если мы хотим чего‑то добиваться. Вот сейчас играет у нас команда 2005 г. р. в полуфинале первенства России, и никто об этом не знает. Выиграют – то же самое. Департаменту образования главное, чтобы дети ЕГЭ сдали.

Ребёнок с 8 утра полдня на уроках. Устаёт, а нужно же ещё со светлой душой прийти, потренироваться. Но его грузят тем, что он не сделал уроки, ещё что‑то. Хотя скажу, что у нас есть дети, которые и учатся на отлично, и футболисты хорошие.

— Какие проблемы сегодня есть у академии?

— Нам ставили задачу, чтобы из каждого выпуска 3–5 человек закреплялись в «Салюте». Мы передаём и больше. Но, чтобы они заиграли, закрепились, с ними дальше должны работать в «Салюте». А за ними понаблюдали полгода, и говорят: «Вы нам не подходите». И они уезжают. Наш воспитанник Саша Носов поехал в Хабаровск, заключил контракт. А чего тут не взяли? Илья Лантратов тоже не нужен был. А он сейчас лучший в «Химках». И таких примеров много.

Я считаю, что команда академии должна играть на КФК (третий дивизион – прим. авт.). Ребята должны расти за счёт турниров.

 

Одно из полей шебекинской Академии футбола Одно из полей шебекинской Академии футбола / Фото: Павел Колядин

«Всё расскажу про каждого»

— Почему в «Салюте» нет ни одного из воспитанников академии 2002 г. р., которые выигрывали первенство России в 2016 году?

— Мы не понимаем, что на сегодняшний день нужно «Салюту»: сразу результат или они готовы подождать? После академии даже сильные ребята сразу не могут заиграть. Нужно с ними ещё год-два работать. Многие ребята 2002 года ушли в «Сатурн» (Егорьевск). Задержать их мы никак не можем.

— Можете ли вы увидеть сразу, добьётся ребёнок чего‑то в футболе или нет?

— Когда к нам на просмотр приходит ребёнок с родителями, я уже по походке определяю, будет толк из него или нет. Просто вижу и всё. Талант такой у меня – не ошибался ещё ни разу. Можем на тренировку сейчас выйти, и я вам всё расскажу про каждого. Как бежит, как мяч принимает. Всё вижу.

В этом году мы смотрели ребят 2007 г. р. Из 85 еле набрали 22. Нормативы сдать могут все. Ну что такое набить мяч 10 раз, пробежать 30 м, прыгнуть в длину? Надо же, например, стойки обвести, длинную передачу отдать правой, левой ногой. Я чуть-чуть усложнил нормативы.

— Как вы думаете, что будет с «Салютом» через 10 лет?

— Чего‑то определённого не вижу. Два года назад, когда был «Энергомаш», всё было чётко: зарплата вовремя, ни в чём команда не нуждалась, постоянно были в призёрах. Сейчас вернули название «Салют». Посмотрим, что будет дальше. Команда должна играть для болельщиков. А команда нашей академии, повторюсь, должна играть в КФК, чтобы лучшие воспитанники оттуда переходили в «Салют». Тогда футбол будет развиваться.

— У вас есть футбольная мечта?

— Мечта у меня одна – проверить себя на профессиональном уровне как тренера. Но сегодня, когда в России 2 тыс. тренеров, закончивших Высшую школу тренеров, сидят без работы, это непросто. Я тоже отучился в ВШТ на категорию В благодаря Владимиру Михайловичу Тебекину. Он сыграл в моей жизни большую роль и сейчас помогает мне во многих вопросах. Область и детский футбол – это одно. А начать работать хотя бы во второй лиге – другое. Опыт есть, процесс тренировочный я знаю. Но вариантов на сегодня пока нет.

Беседовал Сергей Белых

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×