Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
23 января 2019, 14:16
 11934

Из реанимации – в тренажёрный зал. Как живёт фитнес-инструктор после ампутации ноги

Белгородец Василий Химинец рассказал «Спортивной смене» о мотивации, цели в жизни и победах над собой

  • Статья

Когда одна случайность рушит привычный мир и меняет тебя навсегда, нужно найти силы жить. Василий Химинец в конце мая из‑за газовой гангрены лишился правой ноги, но не бросил спорт, а возобновил тренировки и вернулся на работу.

В счастливой пятёрке

25 мая Василий в гараже ремонтировал свой мотоцикл и случайно оцарапал правую ногу. Пустяковая травма не помешала отправиться на работу в спортзал, а после вместе с женой поехать в гости к родителям.

«К вечеру у мужа поднялась температура, – вспоминает Виктория, жена Василия. – На улице было не сильно холодно, но его трясло. Температура поднялась до 40 градусов, сбить её не получалось. Утром я вызвала скорую, его забрали с подозрением на аппендицит».

В хирургическом отделении первой горбольницы Василию удалили аппендикс. Но к вечеру стало понятно, что проблема не в нём: правая голень распухла и очень болела. Спортсмена сразу же повезли на операцию, сделали несколько лампасных разрезов на голени и бедре, чтобы остановить заражение, позже ввели антибиотики и противогангренозную сыворотку.

О диагнозе «газовая гангрена» Виктория узнала 27 мая. Инфекцию и последующее омертвение тканей вызвали бактерии, обитающие в почве и пыли, но размножающиеся только при отсутствии кислорода.

«Хирург сказал мне, что шансы выжить при этой болезни – 50 на 50. Позже я узнала, что он сильно приукрасил картину: смертность при газовой гангрене – 95 %, – рассказывает девушка. – Я была в шоке, рыдала. Не понимала, неужели я останусь без мужа всего лишь через год после нашей свадьбы?»

Часть кишечника из‑за воспаления в нём пришлось удалить. Но легче Василию не становилось.

«Я просыпался в каком‑то аду. Я был один, подключённый к аппаратам. Ничего не понимал, меня в полудрёме куда‑то везли, просыпался – и снова темнота. Я не знал, сколько времени прошло, забывал, что у меня есть родственники», – вспоминает Василий.

Омертвение тканей распространялось вверх по ноге, и врачебный консилиум принял решение об ампутации. После операции наметились тенденции к улучшению.

18 дней Василий провёл в реанимации. Всего ему сделали семь операций на ноге и в брюшной полости, последнюю – без общего наркоза: из‑за интоксикации организма ещё один наркоз мог привести к потере памяти, поэтому швы на ногу накладывали с местным обезболиванием.

«Когда Васю везли из реанимации в хирургию на операцию, мы с моей и его мамой ждали в коридоре. В эти редкие встречи я пыталась его подбодрить, поддержать, – говорит Виктория. – Самое тяжёлое – это резкий контраст между чувством, что жизнь только начинается, что ты счастлив с любимым человеком, и новостью, что он может умереть. Когда нам сказали, что ампутация даст ему шанс выжить, я поняла: живой, но без ноги – это решаемо».

Так в 31 год Василию пришлось начинать жить по новым правилам.

 

Фото Лады Кузьменко

Движение к жизни

В больнице парень пролежал 40 дней. Первые недели после операций он мог только поворачивать голову: из левого и правого боков торчало пять дренажных трубок, которые выкачивали жидкость из повреждённого кишечника.

«Люди смотрели с отчаянием, с сожалением, с жалостью. Это убивало. Даже во взглядах друзей, которые приходили меня навестить, читалось, что я обречён. А хотелось, чтоб все относились ко мне как обычно, – размышляет Химинец. – Кому будет лучше, если я сдамся? Надо было жить дальше, воспитывать сына, быть для него примером».

Василий до травмы семь лет проработал тренером по фитнесу. Спорт стал выходом и в этот раз: мужчине подсказали, что к перилам кровати можно привязать простынь и приподниматься на ней руками. Свежие раны болели, но дольше оставаться без физической нагрузки спортсмен не мог:

«У нас медицина против движения. Хирурги уговаривали полежать, но я понимаю, что движение – это жизнь и если ты не будешь двигаться, то просто умрёшь. Меня пугали, что несколько месяцев нельзя ничего делать, иначе швы разойдутся. Но всё обошлось».

В больнице Василий пытался встать на подмышечные костыли, но равновесие тела из‑за потери ноги нарушилось, и он мог упасть, что было опасно для заживающих ран. Так что выбор пал на ходунки: с четырьмя точками опоры мужчина чувствовал себя увереннее. Через пару месяцев после выписки купили более удобные костыли под локоть, и, несмотря на страх падения, Василий научился ходить с ними меньше чем за неделю. А вот костыли, положенные бесплатно от государства, ещё не выдали – закупка будет только в феврале.

Процесс выздоровления шёл медленно, вспоминает спортсмен:

«После больницы я долгое время не мог нормально питаться. У меня всё перерезано в животе, и пищу я нормально не воспринимал: были страшные изжоги, есть не хотелось. Я не получал достаточно белка, клетчатки, а это напрямую влияет на восстановительные функции организма. К тому же после ампутации понижен иммунитет, я постоянно заболеваю».

Соревнования с самим собой

Однако ничего не помешало Василию уже в середине июля выйти в бандаже на спортплощадку неподалёку от дома, чтобы возобновить тренировки. С клиентами он продолжил работать, как и раньше, а свои занятия начинал с небольших, но частых нагрузок.

«За несколько месяцев я выполнил большой объём тренировок, – подчёркивает Химинец. – Сейчас я практически вернулся в ту форму, в которой был прошлой весной. Больше тренирую верхний плечевой пояс, никаких ограничений в упражнениях для меня нет».

Василий работает тренером по фитнесу в одном из белгородских клубов, поэтому особый упор в тренировках делает на эстетику тела:

«Внешний вид для меня актуален, потому что люди, которые приходят в зал, смотрят, чего достиг сам тренер, как он выглядит. Я считаю, что мой вид будет мотивацией для тех, кто имеет всё в плане здоровья, но не пользуется этим».

 

Фото Лады Кузьменко

Бодибилдинг привлекал спортсмена и раньше, но к достижению профессионального уровня в этой сфере он не стремился. Зато участвовал в троеборье – приседание со штангой, становая тяга и жим лёжа. В планах Василия вернуться к соревнованиям в жиме штанги лёжа, но подготовка потребует усилий, ведь главное – не навредить здоровью.

В начале декабря на факультете физической культуры БелГУ, где сейчас учится Василий, собрали команду для участия в фестивале ГТО среди студентов с особенностями развития и пригласили его попробовать свои силы.

«Я соревновался с самим собой, – говорит мужчина. – Было метание ядра, пресс, скручивание, упражнение на гибкость. Мне понравилось, как была организована сдача норматива «разгибание рук в упоре лёжа»: нужно было касаться грудной клеткой специальной доски, которая реагировала на касания. Словом, схалтурить не получится. Я сделал 50 отжиманий и, в принципе, собой доволен».

Не как у пирата

Возможно, уже на следующие соревнования Василий придёт не на костылях, а с протезом. Его «железная нога» примечательна тем, что собрать средства на её покупку помогли клиенты тренера.

«Государство выдаёт простейший протез, который стоит порядка 46 тыс. рублей. Он не функционален: на нём ты малоподвижен, ограничен в движениях», – рассказывает спортсмен.

«Это как пиратская деревянная нога», – поддерживает мужа Виктория.

Василий решил накопить на более комфортную модель за 440 тыс. рублей. Но затягивать с протезированием было нельзя: из‑за отсутствующей ноги смещается центр тяжести, и чем дольше человек ходит без протеза, тем сложнее организму перестроиться обратно – к опоре на обе ноги.

Часть необходимой суммы собрали родственники, и клиенты намекнули, что тоже готовы помочь:

«Я написал пост, он разошёлся по соцсетям – 20 тыс. просмотров было только в «ВКонтакте». Люди откликнулись, начали помогать. И за два месяца мы собрали всю сумму. Если бы подписчики не помогли, я бы протезировался от государства».

Когда заказали протез, написали поставщики: узнав историю Василия, они предложили ему скидку 70 тыс. на более продвинутый протез. Время тянулось из‑за переоформления заказа. Незадолго до Нового года желанный подарок должен был прибыть к спортсмену.

«Поставщик из Москвы решил сам привезти протез в Белгород – багаж‑то стоимостью в полмиллиона. Но всё не заладилось: из‑за обледенения полосы пассажиров пересадили в другой самолёт. И, пока перегружали багаж, сломалась лента, по которой ехали сумки. Поставщик, так и не дождавшись своего багажа, улетел в Санкт-Петербург. Потом в Белгороде из‑за непогоды не принимали самолёты. Только через пару дней прилетел мой протез. Осталось три-четыре дня до Нового года. И мы решили протезироваться уже в новом году».

С 10 января Василий учится ходить заново.

 

Фото Лады Кузьменко

Мотивация и приоритеты

О своих успехах спортсмен рассказывает в соцсетях. На его посты откликаются люди с особенностями здоровья, которым нужна моральная и мотивационная поддержка от тренера, который не сдался.

«Кто‑то сам начинает заниматься собой после травм, кому‑то нужен толчок», – объясняет Василий.

Девушки, считает Химинец, больше стесняются ампутации и протеза, их волнуют вопросы эстетики: как поддерживать себя в форме, если мышцы стали работать по‑другому.

Пишут тренеру и благодарные подписчики, вдохновившиеся его примером.

«Одна женщина написала, что у её мужа были проблемы с ногами, он не ходил. Она показала ему мою страничку, мои видео, меня и заметила, что он начал пытаться подниматься, двигаться», – рассказывает тренер.

Да и сам Василий благодарен людям, не равнодушным к его проблеме. Несколько лет назад он написал пособие по похудению и продавал его, но теперь предлагает скачать методичку со своего ютуб-канала всем желающим:

«Людям что‑то нужно давать и бесплатно. Они мне так сильно помогли, что я просто хотел их отблагодарить. Нужно отплатить Вселенной, она же мне помогла через людей. Может быть, это мало, но каждый делится чем может».

Спортсмен думает над идеей для новой книги – мотивационной. Время, проведённое в больнице, помогло ему переосмыслить некоторые важные вещи:

«Нужно было пройти этот этап, сделать выводы, перестать спешить, как я делал это раньше. Температура? Пустяки, ведь на работе меня ждут десять клиентов – еду к ним. Теперь я понимаю, что жизнь не крутится только вокруг работы, денег. В больнице тебе нужно, чтобы рядом был любимый человек, твои близкие. Потом ты опять забываешь это, начинаешь злиться, грубить, ссориться. Но стоит вспомнить, как всё было: чтобы понять, что приоритеты в другом. Конечно, нужно стремиться к заработку, но не забывать о себе, о семье. О том, что жизнь идёт, и она одна».

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×