Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
15 января 2021,  12:46
 1834

«С трёх лет на лыжах». Чему учат детей в Швейцарии

«Белгородские известия» продолжают рассказывать об особенностях зарубежного образования

«С трёх лет на лыжах». Чему учат детей в ШвейцарииДаниил в швейцарском садикеФото: архив Ирины Беловой
  • Статья

Семья Даниила Савинова переехала в Швейцарию, когда ему было 4 года. Именно с этого возраста дети там начинают ходить в детский сад. О том, чему учат дошкольников и школьников в этой стране, рассказывает мама мальчика – Ирина Белова.

От детского сада только название

В разных кантонах Швейцарии дети начинают посещать детский сад с 4 или 5 лет. В кантоне Граубюнден, где оказался Даниил Савинов, детей в сад принимают только с 5 лет. Первый год в чужой стране мальчик посещал так называемые игровые группы, организованные частными предпринимателями. Это аналог российских групп кратковременного пребывания детей без питания и тихого часа. В бесплатном государственном детском саду для ребёнка мало что изменилось. К слову, образование в Швейцарии полностью бесплатное.

«Если сравнивать с детскими садами в России, то в Швейцарии от них только название. Уже с 4–5 лет детей начинают готовить к школе. В садике они находятся только с 8 до 11 часов. Родителям запрещается приводить и уводить детей. Прийти в сад и дойти обратно домой ребёнок должен самостоятельно. Всем это хорошо известно, поэтому водители здесь очень аккуратно управляют автомобилями. В первое время, конечно, было дико, страшно, сопровождали на расстоянии его, подглядывая из‑за домов, – вспоминает Ирина. – Но со временем ко всему привыкаешь. Тем более у детей есть нагрудники определённого цвета со светоотражателями: для детсадовцев это один цвет, для школьников – другой. Все вокруг сразу видят, что ребёнок идёт в садик или школу, и понимают, что нужно быть осторожными на дорогах».

Первый день в детском саду Первый день в детском саду / Фото: архив Ирины Беловой

 

В Швейцарии четыре государственных языка: немецкий, французский, итальянский и ретороманский. Изучать немецкий язык, на котором все говорят в кантоне Граубюнден, Даниилу поначалу пришлось, погрузившись в иностранную среду как в омут с головой. В государственном садике для иностранцев появились организованные языковые уроки, которые продолжились и в школе.

«Наверное, есть у сына какой‑то талант – он очень быстро выучил язык и стал хорошо на нём говорить. А я как говорила с сыном по‑русски, так и до сих пор общаюсь с ним только на русском – возможно, ещё и потому, что мой немецкий не так хорош, как его», – смеётся Ирина.

Когда мальчик перешёл в 3-й класс, учитель отменила ему дополнительные уроки по немецкому, так как, по её мнению, он в них больше не нуждался.

Чтобы мама не работала

После двух лет садика детей распределяют по школам в соответствии с их способностями.

Если у ребёнка недостаточный уровень знаний и умений для школы, его могут оставить на второй год в саду.

В 1-й класс Даниил пошёл в городе Кур – это столица кантона Граубюнден.

Поначалу уроки шли только до обеда, а на выполнение домашнего задания уходило пять минут.

«Здесь образование рассчитано на то, что мама не работает и находится почти всё время дома. По закону, ребёнок до 12 лет не может оставаться дома один. С ним обязательно должен быть кто‑то из взрослых. Зато здесь очень гибко устроена система оплаты труда. Можно устроиться и на 20, и 30 % ставки. В этом плане Швейцария очень отличается от России. Грубо говоря, ты можешь в Швейцарии уделить работе 2–3 часа в день, и это считается нормальным. Оплата труда соответствующая, но и этого здесь достаточно», – отмечает Ирина.

В середине дня у школьников обеденный перерыв. Предполагается, что за 1,5 часа, которые отведены на отдых и еду, ребёнок свободно может успеть сходить домой. Питание в школах организовано по‑разному. В некоторых работают столовые с полноценным сбалансированным и разнообразным меню. В других школах, как у Даниила, столовой нет.

«Но для группы детей, которые не могут обедать дома, организуют питание. У нас это была группа из 10–15 человек со всех классов: и шестиклассники, и первоклашки. Еду привозили готовую. Два года назад администрация построила отдельное здание, в котором организовали группу продлённого дня и обеды для детей. За организацию отвечает школа», – поясняет Ирина.

Даниил пошёл первый раз в школу Даниил пошёл первый раз в школу / Фото: архив Ирины Беловой

Физкульт-привет

С каждым годом школьная нагрузка, естественно, увеличивается. К 5-му классу занятия после обеда проходят каждый день, кроме среды.

«В середине недели, в среду, во всех школах Швейцарии ставить уроки во второй половине дня не принято. Считается, что это время по всей стране должно быть у детей свободным», – рассказывает мама школьника.

К окончанию школы дети должны овладеть тремя обязательными иностранными языками. В 4-м классе в расписании появляется итальянский язык, в 5-м – английский, а в 6-м – французский. Порядок появления дополнительных иностранных языков в разных кантонах может быть разным.

«У Даниила проблем с языками нет. Ему это даётся легко. Дети с удовольствием изучают иностранные языки и культуру. Здесь считается нормальной практикой поехать классом на неделю в Италию именно для изучения языка. Я, правда, не знаю, такие поездки организуются как дополнительные занятия или в рамках обязательной программы. Но то, что старшеклассники ездили, я слышала», – говорит Ирина.

В Швейцарии дети сами ходят и в сад, и в школу В Швейцарии дети сами ходят и в сад, и в школу / Фото: архив Ирины Беловой

 

Физкультура в школьном расписании встречается три раза в неделю. Здоровью и физическому развитию школьников уделяется много времени.

«Здесь физкультура – очень серьёзное дело. Дети сдают нормативы, очень плотно занимаются спортом. До пандемии раз в неделю школа организовывала поездку класса в бассейн. Два часа в воде были обязательно. Три года подряд Даниил занимал 2-е место на кантональных (подобие региональных – прим. авт.) соревнованиях в своей категории. Кроме этого, каждый ребёнок обязан уметь ездить на горных лыжах. Швейцарцы своих детей ставят на лыжи уже с трёх лет. Особенно спортивные семьи, когда родители молодые и сами охотно все выходные проводят на горе». 

Но при этом, по словам Ирины, нельзя сказать, что все швейцарцы поголовно катаются. 

«Хотя если ребёнок хочет кататься, то есть лагеря выходного дня или в среду, после обеда. Садик организует лыжный лагерь для детсадовцев. У нас был недельный. Даниила ставили на лыжи в пять лет. Ежедневно в течение недели садик бесплатно организовывал такой интенсив: отвозили в горы и там обучали. От родителей требовалось только экипировать ребёнка. Нам пришлось, конечно, покупать лыжи. У местных жителей даже вопрос о наличии лыж не встаёт, так как это само собой разумеющееся здесь. В школе организуют по‑разному: для младших школьников могут быть выезды раза два за сезон по 1–2 дня, для старшеклассников школа может организовать выезд с ночёвкой на неделю», – рассказывает женщина.

После лыжных соревнований После лыжных соревнований / Фото: архив Ирины Беловой

 

Кроме школьной физкультуры, Даниил ещё два года посещал дополнительные занятия по дзюдо. На секцию добирался на общественном транспорте самостоятельно уже в семь лет.

Что касается других предметов, то, кроме математики и немецкого, которые бывают почти каждый день, дети изучают религию (со свободным посещением по желанию), музыку, естественные науки.

Про оценки и математический план

Высшая оценка в швейцарской школе – это 6. До 2-го класса оценки не ставят, дневников, таких как в русской школе, тоже не ведут.

«Очень часто бывают экзамены, которые можно сравнить с самостоятельными работами в русской школе. Они проходят какую‑то тему и, когда завершили её, пишут тесты. При этом на листочке указано, сколько баллов можно набрать максимально за тест», – отмечает Ирина.

Оценки имеют большое значение для определения дальнейшего учебного пути школьника. Уже с 6-го класса детей могут разделить в зависимости от их успеваемости. Так образуются классы с более сильными учениками, которые будут стремиться поступить в университет, а также более слабые классы, чья судьба – среднее образование.

 

Домашние задания задают не на каждый день, как обычно в русских школах, а на неделю.

«По математике, например, есть математический план – ты должен решить определённое количество задач и примеров, чтобы получить минимальную положительную оценку, а если хочешь больше, то тебе дополнительно задают. По немецкому и иностранным языкам обычно нет таких упражнений, как у нас были по русскому языку, упор делают на лексику. На неделю, например, дают 20 новых слов, которые ребёнок должен выучить, а потом они пишут словарный диктант. Я, как мама, ставлю свою подпись под каждой оценкой прямо в тетради», – говорит мама Даниила.

Задания по литературе тоже отличаются от нашего списка книг на лето:

«Сейчас, например, класс Даниила разделён на три группы, и они между собой соревнуются: каждой группе нужно набрать как можно больше прочитанных страниц. Им разрешено читать книги вообще любые, какие только хочется, хоть «Гарри Поттера», хоть сказки – без разницы. Та группа, которая победит, получит какое‑то поощрение или приз».

Так же, в группах, дети готовят и защищают свои проекты. Иногда это могут быть и самостоятельные творческие представления.

«Во 2-м классе как‑то Даниил готовил плакат-презентацию на тему любимых животных. Он выбрал курицу с цыплятами. Он что‑то сам вырезал, клеил, рисовал: чем питаются, кого боятся, где живут и так далее. Он с большим интересом выполнял эту работу и потом перед классом выступал. К слову, он до сих пор у меня на полном доверии, что касается выполнения домашних заданий, я не вмешиваюсь», – говорит мама школьника.

В 17 лет – готовый работник с опытом

В старших классах дети могут выбрать предприятие, на которое хотят пойти овладеть какими‑либо профессиональными навыкам.

«Проводятся дни открытых дверей, когда школьники могут прийти, посмотреть, чем предприятие занимается, как устроено. Если заинтересовало, они подают резюме в 2–3 предприятия, чтобы пройти там обучение. И это не обязательно означает дальнейшее трудоустройство. Это именно образование на предприятии. Это что‑то похожее на российское профтехучилище после 8–9-го класса. Здесь такое училище прямо на предприятии. То есть ребёнок два дня проводит в школе, изучая теорию, и три дня работает на предприятии», – рассказывает Ирина.

 Всё это длится три года.

 

Ирина и Даниил Ирина и Даниил / Фото: архив Ирины Беловой

«Например, первый год он в бухгалтерии, на следующий год он идёт в отдел продаж, а на третий – в отдел покупок. Так и осваивает профессию финансового менеджера на торговом предприятии. Параллельно он проходит школьную программу. В 17 лет получается уже, что он человек с профессией и опытом – готовый работник», – отмечает Ирина.

Если и в дальнейшем практикант заинтересован в том, чтобы остаться на этом предприятии, а предприятие заинтересовано в нём, ему могут предложить одну из вакансий.

Ирина Форпостова

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×