Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
03 декабря 2013, 09:05
 Анна Кущенко 928

Леонид ГОЗМАН: «РОСНАНО» существует для того, чтобы Кулибин стал Эдисоном

Корреспондент «Белгородских известий» Анна Кущенко побеседовала с руководителем программы «РОСНАНО. Приблизим будущее» Леонидом Гозманом, посетившим Белгород

  • Анна Кущенко
  • Статья

В рамках программы Роснано в Белгороде побывали 11 ведущих учёных и специалистов в области нанотехнологий. Они провели для студентов лекции и мастер-классы, посвящённые инновационному предпринимательству и перспективным направлениям в науке.

– Леонид Яковлевич, в белгородских вузах уже введены специальности, связанные с нанотехнологиями. А как обстоит дело в России в целом? Виден ли прогресс в системе образования?

– Сейчас в стране существует мода на нанотехнологии. И если в университете нет кафедры или специальности по нано, то его уже начинают считать отстающим. Поэтому во многих местах они есть. Но это абсолютно не значит, что образование на этих кафедрах везде является качественным. К тому же, одно дело – подготовка людей, которые понимают, что такое нанотехнологии в научном плане, и совершенно другое – подготовка тех, кто способен всё это ставить на поток. «РОСНАНО» призвано заниматься коммерциализацией научных разработок. У нас в России традиционно много людей, которые что-то изобретают, придумывают. Вот, например, Кулибин создавал определённый механизм, показывал его научному сообществу и на следующий день начинал заниматься другим изобретением. А тот же Эдисон не мог успокоиться, пока его лампочка не стала продаваться в каждом магазине. «РОСНАНО» существует для того, чтобы Кулибин стал Эдисоном. Пару лет назад Анатолий Чубайс организовал кафедру технологического предпринимательства в МФТИ. Там ребят учат из разработок по высоким технологиям делать продукцию. В нашей стране малое количество людей понимает, как конкретное изобретение от лабораторного стола довести до магазина. Объяснить им это - наша главная задача.

– Сейчас на слове «нанотехнологии» часто паразитируют конторы-однодневки. Можно встретить и наномойки, и мёд с нанотехнологиями. Не получится ли так, что человек, столкнувшись с такими сомнительными вещами, получит превратное представление об этой области науки?

– Вы знаете, паразитируют всегда на том, что популярно. Опасность, конечно, есть. Но потребителю по сути всё равно, из чего сделан определённый продукт. Ему важен результат. Сейчас одна из проектных компаний «РОСНАНО» включилась в производство отечественного лекарства «Кагоцел». На данный момент этот препарат занимает уже 18% рынка противовирусных средств. И людям всё равно, что входит в его состав. Если они видят положительное действие, они будут покупать продукт.

– Организация «РОСНАНО» нацелена на получение прибыли. А преследует ли проект «Приблизим будущее» какие-то прагматические цели?

– Нет, это чистая филантропия. Нам понятно, что если не будет определённого общественного настроения вокруг нанотехнологий, то ничего не получится. Так что его надо создавать.

– Леонид Яковлевич, вы участник Международного конгресса соотечественников, ратуете за привлечение русских учёных, уехавших за границу, к развитию российской науки и экономики. В НИУ «БелГУ» есть опыт возвращения на родину учёных из Польши, Германии, Японии. Как вы относитесь к такой инициативе, и есть ли что-то подобное в других регионах?

– Безусловно, это хороший опыт. Кое-где такое происходит. Но это довольно-таки сложный процесс. При всех страшных эмиграционных волнах, происходивших в нашей стране, нигде в мире вы не найдёте бедных русских гетто. Что-то такое есть в нашей культуре, что позволяет русским хорошо адаптироваться за рубежом. Сейчас на каждых четырёх научно-технических работников, живущих в России, приходится один живущий и работающий на сходных позициях за границей. «РОСНАНО» – первая компания, которая серьёзно задумалась об этом. Половина зарубежных проектов (по крайней мере, в первые годы существования организации) пришла в «РОСНАНО» от соотечественников.

Наша организация считает, что опыт бикультурных людей уникален. Они нам необходимы. А вот программа возвращения лично мне представляется не очень реалистичной. У успешных русских учёных за рубежом уже есть дом, работа, деньги, связи. Зачем им всё это бросать? Мне кажется, что более эффективным является не физическое возвращение наших соотечественников, а интеллектуальное. Надо дать им возможность реализовывать свои проекты в России. Ведь они здесь более конкурентоспособны, знают язык, имеют связи. К тому же у таких учёных есть патриотические чувства, которые тоже не надо недооценивать. Для них важно поучаствовать в подъёме страны. Хорошо, что наше государство сейчас это поняло и стало заниматься данной проблемой, выдавать мегагранты нашим соотечественникам, живущим за рубежом, но работающим на благо России.

– В каких промышленных областях в нашей стране нанотехнологии наиболее востребованы?

– Если говорить о России, то у нас огромные потребности в лекарствах, строительных материалах, материалах для авиастроения и автомобилестроения. Есть специальные проекты также и в военной сфере.

– Как Россия выглядит на фоне других стран на мировом рынке нанотехнологий?

– Можно сказать, что мы на разгоне. Абсолютные цифры пока небольшие, но скорость набираем хорошую. Я думаю, что через несколько лет Россия будет неплохо выглядеть на этом рынке. Пока мы в группе начинающих. Но надо принимать во внимание, что старт соответствующих программ в Америке, Германии и других прогрессивных странах произошёл пятнадцать – двадцать лет назад, а у нас всего лишь в 2007 году.

– Готова ли наша страна к этим процессам в плане инфраструктуры? Есть ли законодательное поле для ведения наукоёмкого бизнеса и прочие условия?

– Проблемы дураков, дорог и коррупции, конечно мешают. И тут два варианта. Можно ждать, пока ситуация улучшится, можно не ждать, и пытаться сделать то, что задумано, сейчас. Происходит создание определённой инфраструктуры внутри страны. Она живет по другим инновационным законам. Я говорю, например, о Сколково и о технопарках. Мне доводилось бывать во многих из них, и чувствовал я себя там, как в Силиконовой долине.

– Сколько же лет, по-вашему, необходимо, чтобы построить в России инновационную экономику?

– В среднем по миру от начала государственных программ до выхода этой самой инновационной экономики на крейсерскую скорость проходило лет 20. Если считать началом инициативу президента Путина по созданию «РОСНАНО», то должно пройти ещё лет 15. Но уже в 2015 году по плану правительства, объём продаж нанотехнологической продукции, созданной на территории РФ, должен достичь 900 миллиардов рублей.


для комментариев используется HyperComments
Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×