Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
24 мая 2022,  20:35
 2383

«Нужно продолжать жить». Как три месяца спецоперации изменили белгородцев

Собеседники «БелПрессы» – представители туризма, общепита, спорта, культуры и других сфер

«Нужно продолжать жить». Как три месяца спецоперации изменили белгородцевФото: Павел Колядин
  • Статья
  • Статья

Представители разных профессиональных сообществ рассказали нам о том, как они перестроили работу в новых условиях, что изменилось в потребительском поведении белгородцев и какие настроения ими теперь движут.

Туризм и отдых

Руководитель турагентства «Миллениум» Ирина Чехонадских говорит, что ситуация на туристическом рынке за эти три месяца успела поменяться уже несколько раз. И если в первое время люди буквально замирали, не зная, как им реагировать на меняющиеся ежечасно обстоятельства, то сейчас в целом ситуацию приняли, и многие даже начали что‑то планировать. 

«В нашей сфере людей сегодня можно разделить на три типа, – рассказывает Ирина. – Первые – это те, кто категорически не хочет сейчас никуда ехать. Вторые, наоборот, стараются уехать как можно дальше от границы и желательно до окончания спецоперации. Часто уезжают именно за рубеж. Понятно, что это небольшая категория, ведь далеко не все могут позволить себе длительно жить за границей. Им мы помогаем с оформлением нужных документов. Третья категория – это те, кто считает, что спецоперация быстро не закончится, а потому нужно продолжать жить и путешествовать. Причём не только по России, но и за границей. Варианты и возможности для этого есть, страны в целом без каких‑то проблем выдают визы.

Ирина Чехонадских Ирина Чехонадских / Фото: личный архив

 

Как отмечает Ирина, в целом туроператоры, закалённые уже пандемией, значительно быстрее и эффективнее отреагировали на происходящее и стали более гибкими в сравнении даже с тем же 2020 годом. Очень многие продолжили осваивать российские направления. Появились даже чартерные рейсы на Сахалин, Алтай, Байкал, Камчатку. И стоимость пакетных туров по этим направлениям вместе с перелётом и экскурсиями примерно равняется стоимости авиабилетов на регулярные рейсы по этим же маршрутам. Это, безусловно, привлекает туристов. И пользоваться такой возможностью надо сейчас, потому что, вероятнее всего, после завершения спецоперации чартеры с этих направлений снова переориентируют на Европу. 

По словам Чехонадских, сегодня туристы часто опасаются негативного отношения к ним за границей со стороны не только отдыхающих, но и отельеров, а потому предпочитают отдых в России. Тем не менее негатива к русским за границей не наблюдается.

«Я бы сказала, что даже наоборот, – говорит Чехонадских. – Дружественные страны стараются идти навстречу. Например, Эмираты даже внедрили в отелях систему «Всё включено», привычную нашим туристам, а другие страны стремятся как можно быстрее сделать доступной оплату картами «Мир». Этим озаботились даже в Шри-Ланке».

Конечно, не всё безоблачно. Так, например, сильно пострадала глубина продаж – это временной промежуток от старта продаж тура до собственно начала этого тура. Если даже в пандемийные времена она составляла примерно 4–5 месяцев, то сейчас ограничивается июлем. Для нормального существования туроператоров это очень мало. Но в текущей ситуации то, что спрос есть, это уже хорошо. 

Психология и спорт

Как замечает практикующий психолог, член Ассоциации когнитивно-поведенческой психотерапии Александра Миловидова, то, что переживают белгородцы последние три месяца, – серьёзный вызов для психики. 

«В первые дни спецоперации были острые реакции – от паники и ступора до ярости и стыда, – говорит психолог. – Потребность в экстренной психологической помощи возросла очень резко. Многие люди напрямую столкнулись с угрозой жизни, своей или близких. Затем возник этап неопределённости – у людей нарушились планы, в том числе важные, долгосрочные. При этом поток клиентов упал – люди боялись тратить деньги на то, что не является жизненно необходимым. Но были и другие причины. В такие моменты многих останавливала мысль «есть те, кому хуже, вот им помощь нужна, а я и сам справлюсь». В результате состояние только ухудшалось».

Александра Миловидова Александра Миловидова / Фото: личный архив

 

Как отмечает Александра Миловидова, благодаря адаптивности психики в последний месяц страсти поутихли: новости перестали шокировать, быт наладился. Часть людей продолжила обращаться к психологу с привычными запросами из прошлой жизни: проблемы в отношениях и на работе, воспитание детей, прокрастинация в учёбе. Но последствия стресса ещё будут давать о себе знать. 

«Это всем известное ПТСР (посттравматическое стрессовое расстройство), – объясняет психолог. – Люди замечают, казалось бы, не связанные с событиями симптомы вроде рассеянного внимания, ухудшения памяти и мышления, нарушений сна и аппетита, обострения хронических заболеваний. А психологам заметно чаще приходится работать в команде с психиатрами, так как депрессии и тревожные расстройства возникают даже у людей, прежде эмоционально стабильных. К счастью, сегодня психологическая помощь перестала быть чем‑то стыдным и страшным, а обратиться за ней стало проще – за карантин и клиенты, и специалисты привыкли к онлайн-формату». 

Как утверждает тренер одного из фитнес-центров Белгорода Дмитрий Волосовцев, многие сейчас решают возникшие психологические проблемы с помощью спорта.

«В конце февраля, когда всё только началось, и недели две-три после у нас было затишье, – говорит Дмитрий. – Но когда люди столкнулись с тем огромным валом негативной информации, которая хлынула отовсюду, к спорту снова возник интерес. Это связано с тем, что физическая активность прекрасно помогает справляться со стрессом. И по себе могу сказать, что это так и есть. Люди снова начали покупать длительные абонементы, оплачивать персональные тренировки. Можно сказать, что поток желающих заниматься в нашем клубе даже увеличился, и сейчас эта тенденция сохраняется». 

Дмитрий Волосовцев Дмитрий Волосовцев / Фото: Павел Колядин

Бизнес-блоги и фотография

Фотограф Юлия Першина до начала спецоперации активно вела свою страницу в одной из запрещённых сегодня соцсетей. Основные заказы на фотосессии приходили ей именно оттуда. Сегодня приходится приспосабливаться, осваивать новые площадки, но процесс этот идёт тяжело и медленно. На новые каналы люди подписываются неохотно. 

«Моя профессиональная жизнь за эти три месяца поменялась значительно, – говорит Юля. – В самом начале количество заказов резко сократилось. Оно и понятно: люди подавлены, настроения хватало разве что на какие‑то базовые потребности. А фотосессия – это не продукт первой необходимости. Сильнее всего настроение людей я заметила по своему благотворительному проекту «Особенные будни», в котором регулярно принимали участие семьи с особенными детками. Сейчас стало очень сложно находить такие семьи, которые хотели бы поучаствовать в этом проекте. Им явно не до того». 

Хотя в целом, отмечает Юля, люди постепенно привыкают и к новой реальности, а работа фотографа вновь становится востребованной. Ведь дети продолжают рождаться, молодые пары всё так же влюбляются и женятся и хотят запечатлеть значимые для них события для личной истории. 

 

Юлия Першина Юлия Першина / Фото: личный архив

Культура и музыка

В связи со спецоперацией крупные концертные площадки были вынуждены сократить гастрольные выступления, возникли проблемы и с приглашением зарубежных исполнителей. 

Наталья и Олег Солдаткины – создатели прохоровской фолк-группы «Старица», активно ведущие сотрудничество с немецким лейблом, временно приостановили музыкальную деятельность. С одной стороны, заниматься творчеством сейчас не остаётся ни сил, ни желания, с другой – возможности для продвижения коллектива тоже серьёзно сократились.

«Конец июля «Старица» должна была провести на самом известном, широкомасштабном фолк-фестивале в Эстонии, – рассказывает Наталья. – Вопросы билетов, виз и гонораров уже были обсуждены, пресс-кит оформлен. Но ничего этого не будет. Хотелось ли мне этого? Нет. Могу ли я это изменить? Нет. Русский фольклор стал известнее, прозвучал для европейского слушателя? Нет».

Но тем не менее, как замечает Наталья, большинство известных ей иностранцев не изменили своего отношения к россиянам. Так, немецкий продюсер группы «Старица» планирует и дальше сотрудничать с прохоровскими исполнителями и уже сейчас готов начать работу с их новым альбомом. 

 

Наталья и Олег Солдаткины Наталья и Олег Солдаткины / Фото: из архива группы

Магазины и продукты

В первые несколько недель после начала спецоперации в магазинах начался ажиотажный спрос на товары первой необходимости. Люди закупали продукты долгого хранения, крупы, консервы, спички, соль. Но больше всего, конечно, сахар, который исчезал с полок магазинов за считанные минуты. И только в середине апреля белгородские власти смогли констатировать, что ажиотажный спрос на сахар упал.

Теперь белгородцев волнует другой вопрос: почему в условиях снижения курса евро и доллара не снижаются цены в магазинах? Как объясняют региональные власти, резкого снижения цен ждать не стоит, поскольку стоимость товара зависит не только от курса валют, но и от возросшей себестоимости. Тем не менее в области ведут постоянный мониторинг цен под надзором ФАС и прокуратуры. 

«На потребительском рынке Белгородской области запасы товаров восстановились до уровня середины февраля. Спрос стабилизировался. Ассортимент продуктов не уменьшился, но изменился в связи с увеличившейся долей товаров отечественного производства, – отмечала ранее вице-губернатор по АПК Юлия Щедрина. – В настоящее время ретейлеры уже отменили мероприятия, которые вынуждены были вводить в периоды ажиотажного спроса. Это ограничения по продажам товаров в одни руки, которые действовали с конца февраля – начала марта». 

Рестораны и еда

В непростой ситуации оказались и заведения общепита. Как утверждает владелец сети белгородских кофеен Виталий Репин, эта категория бизнеса ещё не успела прийти в себя после пандемийного кризиса, когда наступил новый. 

«С начала спецоперации мы столкнулись с серьёзным оттоком постоянных клиентов, –рассказывает Виталий. – Многие предпочли уехать из города и даже из страны. Кто‑то, возможно, начал экономить. Нам так же, как и всем, пришлось поднимать цены, чтобы окупить издержки и остаться наплаву. Подорожало буквально всё, а мы в свою очередь связаны с ретейлерами, у которых закупаем продукцию. Особенно поднялись цены на молочку, кофе, начала перестраиваться логистика, что тоже отразилось на цифрах в прайсе». 

Виталий Репин Виталий Репин / Фото: личный архив

 

Виталий подчёркивает, что кофейни в Белгороде переживали настоящий расцвет в допандемийные времена. Тогда заведения фиксировали максимальный рост по выручке, прибыли. А ещё именно тогда белгородский потребитель впервые подошёл к тому, что чашка кофе – это не роскошь.

«С наступлением пандемии мы очень сильно откатились назад, – говорит Репин. – Были моменты, когда мы теряли в выручке по 70–80 %, работали в минус. Но спустя некоторое время ситуация стала налаживаться. Теперь мы снова наблюдаем серьёзный спад. Даже несмотря на то что по сравнению с февралём сейчас в мае стало немного легче, бизнес продолжает находиться в шоковом состоянии». 

Виталий связывает это с тем, что предсказать дальнейшее развитие событий практически невозможно. А клиенты кофеен, как показывает опыт, очень чутко реагируют на любые события и негативный информационный фон. 

«Когда что‑то происходит даже в текущем моменте, люди просто замирают, и мы в этот же день отслеживаем их реакцию по значительному снижению выручки. Но мы продолжаем бороться, выживать. И надеемся на стабилизацию ситуации в будущем», – уверяет Виталий.

Анастасия Состина

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×