Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
14 июля 2020,  16:03

Отдых не для всех? В какие турпоездки поехать людям с ограниченными возможностями здоровья

«Белгородские известия» рассказывают об опыте работы центра инклюзивного туризма и социальной адаптации «Без границ»

Отдых не для всех? В какие турпоездки поехать людям с ограниченными возможностями здоровьяФото: pixabay.com
  • Статья

«Когда ребёнка с аутизмом не берут в школьную поездку, а ребёнка с синдромом Дауна выгнали из танцевального класса потому, что он не успевал за остальными, я чувствую потребность написать об этом».

«Есть такие мальчики и девочки, которых никто не приглашает на дни рождения. Есть дети, которые хотят быть в команде, но их никто не берёт, потому что важнее победить, нежели дать таким детям возможность поучаствовать. Дети с особенными потребностями не редкие и не странные, они лишь хотят того же, что и другие, – чтобы их приняли!»

Это написал в соцсетях Владимир Тараненко – папа особенного ребёнка, федеральный куратор направления Всероссийской организации родителей детей-инвалидов (ВОРДИ). Они с сыном вольные и невольные аудиторы доступности среды и постоянные участники туристических поездок для людей с особенностями здоровья. С марта 2019 года такие поездки организует центр инклюзивного туризма и социальной адаптации «Без границ».

Всю жизнь на самоизоляции

Как член совета по делам инвалидов при губернаторе Белгородской области, Владимир Тараненко знает, что в области 5 тыс. детей-инвалидов и больше 15 тыс. детей с ментальными нарушениями, которым требуются особые образовательные условия. К каждому особенному ребёнку привязаны мамы, папы, бабушки… Все эти люди большую часть жизни проводят дома. Они в прямом смысле слова скрытый потенциал внутреннего туризма.

«Мой сын на коляске, и я знаю, что такие дети мало выходят из дома, пойти им некуда, поиграть не с кем, для них нет загородных лагерей. Пандемия многим родителям обычных детей дала понять, каково приходится нашим детям: всю жизнь учиться через Интернет, никуда не выходить и нигде не бывать», – говорит Владимир Тараненко. 

Для его сына каждая турпоездка – это событие, полное новых эмоций и ярких впечатлений.

 

Экскурсия в музей БелГУ Экскурсия в музей БелГУ / Фото: предоставлено центром «Без границ»

Техническая сторона поездки

Директор центра инклюзивного туризма и социальной адаптации «Без границ» Марина Анисимова до создания центра семь лет работала в коммерческом туризме.

«Принципиально организация поездки для обычных туристов и людей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ) не отличается: договариваюсь с транспортом, выбираю 2–3 экскурсионных объекта и кафе, где пообедать, – рассказывает она. – Но в каждом из этих этапов есть свои нюансы. Например, продолжительность поездки. Самая длинная была около четырёх часов в Новый Иерусалим в Валуйском округе. Дольше людям будет тяжело».

В туристических группах – колясочники и дети с ментальными нарушениями. Для поездок арендуют обычные автобусы.

«Заносим колясочника в автобус и убираем коляску в багажник. По приезде – всё в обратном порядке, нам помогают волонтёры и сопровождающие. Обязательное требование к каждому участнику поездки – присутствие родных или сопровождающих», – продолжает Марина.

Она отмечает, что колясочнику тяжело, а чаще просто невозможно заехать во многие туристические объекты, поэтому недавно центр «Без границ» купил мобильный пандус.

Прежде чем планировать экскурсии, Марина выясняет, сможет ли группа справиться своими силами и попасть в музей, на производство, в монастырь, в кафе.

Были очень интересные объекты, от которых пришлось отказаться. Например, для людей на колясках и детей с аутизмом не подходят почти все производства: первые там не развернутся, для вторых – слишком шумно и страшно. Экскурсии и мастер-классы организует принимающая сторона. Марина предупреждает, что особенным туристам нужно укоротить программу и упростить мастер-классы.

 

Пандусы, памперсы и не только

Две глобальные беды маломобильного туриста – пандусы и специальные туалеты. Их в туристических, да и не в туристических местах зачастую просто нет.

«Единственный музей, где есть пандус и специальный туалет, – это центр «Третье ратное поле России». В остальных поездках приходится выкручиваться памперсами», – говорит Марина.

Обязательная часть тура – обед. Если обычные группы могут ограничиться перекусом в автобусе, то инклюзивным обязательно нужно время для отдыха и общения. Ведь цель поездок не только знакомство с достопримечательностями, но прежде всего социализация людей, большая часть жизни которых проходит в вынужденной самоизоляции.

К глобальным бедам Владимир Тараненко добавляет отсутствие информационной доступности объектов.

«Должны быть парковочные места, указатели. Тот же пандус не обязательно может быть у центрального входа, и нужно знать, как к нему проехать», – приводит он пример.

Именно поэтому поездки центра – это своеобразная инспекция каждого культурного объекта на доступность. У каждого музея, кинотеатра, Дома культуры есть паспорт доступности, но то, что в нём указано, и то, как дело обстоит на самом деле, – две большие разницы. По итогам всех поездок к концу года появится реальная карта доступности туристических объектов с описанием ситуации. Её разместят в электронном виде на страничке центра в соцсети, а в бумажном – в центре реабилитации инвалидов.

«Это будет такой путеводитель: как проехать, что доступно для посещения самостоятельно или с родственниками, где поесть, сколько стоит, есть ли туалеты для колясочников», – перечисляет Марина.

Поездка в перевёрнутый дом Поездка в перевёрнутый дом / Фото: предоставлено центром «Без границ»

Перспективы или мечты?

До конца года туристы центра «Без границ» побывают в Прохоровском, Борисовском районах, Грайворонском, Новооскольском и Валуйском округах и в ботаническом саду БелГУ. Все поездки возможны благодаря деньгам Фонда президентских грантов.

Гранты – это, безусловно, хорошо, но проекты имеют сроки, а потребности постоянны. И потом, победа в конкурсе – это лотерея, пусть и с подготовкой.

— Проект закончится, и что потом? – спрашиваю Марину

— Буду продолжать, – улыбается она. – Хотелось бы, конечно, и на море съездить. Были те, кто подавал заявки на гранты на организацию морского отдыха для людей с ОВЗ, но пока никто не выиграл.

— Пока не будет постоянного государственного финансирования доступной среды и развития инклюзивного туризма, всё останется разовым проектом, – соглашается Владимир Тараненко. – Опыт Байкала, Калининграда показывает, что силами только НКО с этой задачей не справиться, нужна поддержка администрации. Я думаю, усилия общественников надо объединить с работой управления по туризму.

Марина Анисимова считает, что перспективы у инклюзивного туризма есть, и не только у внутреннего, но и у въездного. В двух отелях Белгорода – «Амаксе» и «Континентале» – есть несколько номеров для людей с ОВЗ. Из областного центра есть прямые рейсы на Адлер, Калининград, Питер, Москву.

«Можно разработать программы на 3–5 дней как принимающая сторона. В Калининграде есть Светлана Нигматулина, сама колясочница, она организует туры с экскурсиями и даже сплавами по реке. Ольга Небесная из Екатеринбурга тоже колясочница, у них прекрасные туры по Уралу для людей с ОВЗ. Мы с ними тесно сотрудничаем, они постоянно помогают и консультируют, спасибо им. Было бы здорово обменяться туристами», – рассуждает Марина, добавляя, что организовать можно всё, если будет поддержка и финансирование.

 

Ирина Дудка

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×