Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
28 апреля 2020,  19:04

«Я обрету брата». Как белгородка Дарья Цветова стала донором костного мозга

Историю девушки записали «Белгородские известия»

«Я обрету брата». Как белгородка Дарья Цветова стала донором костного мозгаФото: из личного архива Дарьи
  • Статья

Улыбчивой девушке Дарье Цветовой полюбился девиз Национального регистра доноров «Лекарство от рака есть в каждом», ведь он без лишних слов объясняет, почему донорство важно и необходимо. Родом из Волоконовки, маркетолог по профессии, 32-летняя Дарья приняла решение стать полезной неизвестному человеку.

Первые шаги

В марте 2019 года в Белгороде Дарья прошла HLA-типирование: сдала на анализ 5–10 мл крови из вены для вступления в регистр доноров костного мозга.

Потенциальный донор стволовых гемопоэтических клеток – любой дееспособный человек от 18 до 55 лет, который никогда не болел гепатитом В или С, туберкулёзом, малярией, злокачественными заболеваниями, психическими расстройствами, не является носителем ВИЧ.

В апреле подтвердили, что Дарья внесена в регистр и при необходимости в её гемопоэтических стволовых клетках к ней обратятся. В августе пришла новость: «Вы подходите».

Один шаг

Трансплантацию костного мозга стали проводить в России ещё в 90-е годы XX века. Впервые – в Российской детской клинической больнице в Москве и в Санкт-Петербургском ГМУ им. Павлова четверть века назад, тогда же появились первые дети, спасённые с её помощью. В те годы донорами чаще всего становились братья и сёстры больных детей.

Уже на рубеже девяностых и нулевых внимание российских врачей привлекла другая возможность: если в семье нет подходящего донора, можно провести пересадку от любого генетически подходящего. Для этого и создаются специальные базы данных – регистры потенциальных доноров.

В октябре Дарья вместе с мужем Сергеем отправилась в Санкт-Петербург на обязательную очную консультацию с врачами и дополнительное обследование.

«Фонд оплатил нам проезд и проживание, а также компенсировал потерю зарплаты за два дня отгула на работе. Это ещё не процедура, а один шаг к ней, – рассказывает Дарья Цветова. – Гуляя по Питеру, я думала о многом: как красиво вокруг, как там дочка без меня, как быстро погода становится хорошей… Но, пока мы гуляем и веселимся, кто‑то изо всех сил борется за жизнь, и я готова помочь в этой борьбе».

Отвечаю за двоих

В ноябре началась подготовка к процедуре забора клеток, и Дарья вновь приехала в Санкт-Петербург. В перерывах между встречами с врачами девушка зря времени не теряла.

«Пока меня обследовали, я успела сходить в театр на спектакль «Хитрая вдова», посетить Юсуповский дворец и не только – осталась в полном восторге! Питер прекрасен в любое время года, – рассказывает Даша. – Я трепетно берегла своё здоровье в это время, понимая, что теперь отвечаю за двоих».

Потенциальным пациентом, которому подошли донорские клетки Дарьи, оказался мужчина от 18 до 30 лет весом около 90 кг.

«Я со своими 57 кг должна была лежать на аппарате по четыре часа два дня, но мой организм справился за один день, – делится Даша. – Мне всё это далось легко, без малейшей капли боли и страха. Так должно было быть. Уверена, мой пациент будет жить. Надеюсь, через два года, когда нам позволят познакомиться, я обрету брата».

Она сравнивает этот процесс с обычной капельницей с физраствором.

«Меня часто спрашивают: «Как я не побоялась рискнуть собой и своим здоровьем ради чужого человека?» Отвечаю, побоялась бы, если бы риск был, – рассуждает белгородка. – Уверена, я нужна многим людям. У меня невероятно крутая мама, любимый красавчик-муж, доченька-умничка, в довесок пёс, морская свинка и улитка. Все они нужны мне, а я им. А ещё есть работа, которую я люблю, и уютный домик. Я пошла на донацию костного мозга, осознавая её безопасность».

Надуманный героизм

Эпидемиологическая ситуация ставит вопрос ребром.

«Сейчас проблема с донорами стоит остро как никогда, – подчёркивает Дарья. – Если раньше люди, у которых есть материальная возможность, могли найти себе донора в Германии, США, то сейчас в связи с коронавирусом все границы закрыты – люди умирают, потому что в России доноров очень мало».

Героизация донорства, по мнению Даши, вызывает ещё больший страх в сознании людей:

«Я много раз пыталась стать донором крови, но после 140 мл, взятых с меня, теряю сознание. Во время забора клеток костного мозга берут всего 40 мл. Героизм в этом деле очень надуманный. Я потеряла двух близких людей – бабушек Валю и Любу, которые дали мне счастливое детство. Они погибли от рака. Это мотивирует помочь кому‑то справиться с этой болезнью. Слова о том, что «лекарство от рака есть в каждом», любого здорового человека трогают до мурашек».

Единственный шанс

В России Национальный регистр доноров костного мозга имени Васи Перевощикова развивает благотворительный Русфонд. С 2018 года все медицинские офисы «Инвитро» по всей России, в том числе в Белгородской области, начали принимать добровольцев. За год работы регистр доноров пополнили более 13 тыс. человек, в 2019-м в нём уже более 15 тыс.

Ежегодно в России делают около 1,5 тыс. пересадок костного мозга. Нуждаются в манипуляции, по данным Минздрава, более 5 тыс. человек. Чтобы вступить в регистр, нужно просто сдать кровь на типирование и заполнить анкету, уточняют в медицинской компании «Инвитро». Процедура бесплатная. Биообразцы отправляют в специализированную лабораторию, по итогам исследования данные добровольцев заносят в регистр.

 


Главные заблуждения о донорстве костного мозга

Миф 1: костный мозг = спинной мозг

Они выполняют разные функции и состоят из разных клеток. Спинной мозг относится к центральной нервной системе. Костный – орган кроветворной системы, ткань, находящаяся внутри кости. Если главная задача спинного мозга – передача импульсов, то костный мозг отвечает за создание новых клеток крови вместо погибающих.

При раке костного мозга проводят мощную химиотерапию. Она подавляет костный мозг, оставляя больного фактически без кроветворения. Чтобы преодолеть это, человеку пересаживают стволовые клетки, запускающие процесс вновь.

Миф 2: часть костного мозга извлекают из позвоночника

Это не так. В одном случае их извлекают из тазовой кости иглой под общим наркозом. Процедура проходит за пару часов, а уже вечером донору разрешено вернуться домой.

Во втором случае стволовые клетки выделяют из крови, циркулирующей по сосудам. Чтобы заставить их туда выйти, донору несколько дней вводят специальный препарат. Это небольшой дискомфорт, который при выполнении рекомендаций – пить больше воды и гулять на свежем воздухе – почти незаметен. Выбор способа зависит от диагноза пациента.

Миф 3: тяжёлое восстановление

Способность к регенерации гемопоэтических стволовых клеток настолько высока, что донором можно становиться несколько раз в жизни без последствий для здоровья. Повторить процедуру можно уже через три месяца.

Валерия Черемных

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×