Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
23 августа 2019,  18:03

Газетка вместо бигуди. Почему белгородские парикмахеры ездили в Харьков затачивать ножницы

Как менялась мода на причёски

Газетка вместо бигуди. Почему белгородские парикмахеры ездили в Харьков затачивать ножницыФото: pixabay.com
  • Статья

Когда‑то в Белгороде было всего 26 парикмахерских, сейчас их не менее 200. Парикмахерская в микрорайоне Гринёвка открылась в середине 1980-х. И почти с самого начала в ней работают мастер по мужским стрижкам Валентина и дамский мастер Людмила. Они рассказали «Белгородской правде», чем отличается их работа в те годы и сейчас.

Мужики завивали волосы

— Расскажите, как за эти почти 40 лет менялась мода на стрижки?

— Мода повторяется. Проборы сейчас выстригают, как раньше. Только раньше это делали не машинкой, а ножницами. Даже обыкновенную молодёжную, её называли канадкой, которую носишь на пробор, выстригали. Бокс и полубокс были популярны, только раньше бока вообще состригались. И женская стрижка повторяется.

— А какая самая массовая была?

— В парикмахерской висели фотографии разных моделей стрижки, клиенты рассматривали их и говорили, какую хотят. Сейчас такого нет, некоторые показывают их в телефонах. Одно время у женщин было повальное желание носить «Аврору», она же «итальянка». Выбор был огромным, по 30 типов мужских и женских. Мужчины в этом плане более консервативны – до сих пор делают классическую и канадку.

— Неужели за всё это время у них не было какого‑то массового увлечения?

— В 1980-е, когда в стране узнали про группу Modern Talking, мужики пошли завивку делать. Поголовно её делали, даже вьетнамцы. А в 2000-е красили волосы, делали мелирование.

— А откуда в Белгороде взялись вьетнамцы?

— Учились в 17-м лицее. В своём общежитии селёдку жарили, на Гринёвку не зайдёшь: такой запах стоял. А ещё тут на месте «МегаГринна» раньше было болото, так они всех лягушек из него переловили.

— Их волосы отличаются от наших?

— Очень тяжело было их стричь, зато берутся хорошо: жёсткие и их много. Афганцев стригли. Они к нам с крапивой приходили – нарывали её тут, пока в очереди сидели, может ели её потом.

Газетка вместо бигуди. Почему белгородские парикмахеры ездили в Харьков затачивать ножницы - Изображение Фото: Владимир Юрченко (архив)

На шарах

— В парикмахерской раньше можно было побриться…

— Сейчас для этого есть специализированные салоны. А мы учились брить на воздушных шарах. Намыливали и брили: зацепил, шар лопнул, значит, двойка, брей заново. Брили специальным станком с лезвием. Как‑то один парень проиграл спор и пришёл с другом, чтобы его налысо обрили. Они тут же второй спор заключили, у кого волосы быстрее растут, и второй тоже налысо подстригся. А в 1985 году из‑за СПИДа брить в парикмахерских запретили.

— Где вы обучались парикмахерскому искусству?

— В учебном комбинате на Кутузова,19. Там на кого только не учили: на портных, фотографов, часовщиков, сапожников – вся бытовка там училась. Выручали друг друга. Мы им причёски делали, а сами моду демонстрировали. Этику и право изучали… А сейчас не знаю, что в училище преподают – они уже три года учатся, а мы учились год, мужские – полгода.

— Вы по своим практикантам видите разницу в обучении сейчас и тогда?

— Конечно! Мы сначала на кроличьих шкурках учились держать ножницы и расчёски: на ногу кладёшь шкурку и расчёсываешь, и стрижёшь, чтобы лестничек не было. Поэтому на практику мы шли уже подготовленными. Делили голову на зоны. А сейчас студенты даже не умеют расчёску и ножницы держать. Пришла недавно ко мне ученица, так она их по очереди на столик клала, я за всю стрижку такого ни разу не делаю. Она отделила центральную прядь, зачесала, кладёт расчёску, берёт ножницы и стрижёт. Я ей говорю: «Ты что делаешь? Там же уже напряжение пряди неровное». Это азы, а её этому не научили.

— Сколько вы получали тогда?

— Стипендию нам платили 40 рублей, а потом получали процент от стрижки: в мужском зале 40 %, в женском – 30 %. В женском расценки выше были. Зарплаты были и 150, и 200 рублей.

— А подстричься сколько стоило?

— Мужская молодёжная – 40 копеек, модельная – 1 рубль 30 копеек. Женская модельная – 1 рубль 70 копеек, а простая лезвием – 50 копеек. Женская стрижка делалась только лезвием.

— Ваша работа зависит от сезонности?

— Зимой меньше клиентов. Начало сезона – март. Массовый наплыв клиентов шёл к 8 Марта и 7 Ноября, это раньше главные праздники были. Укладок много делали, а если завивку, то обязательно на бигуди. А сейчас праздников столько, что уже и не знаешь, по какому поводу народ отдыхает. Но наплыва прежнего нет – парикмахерских и салонов много. В нынешнее время даже бывает, что ни один человек в день не придёт. В советское время бывали дни, что от кресла не отходила. Вот посчитайте, сколько приходило людей, если на стрижку одного уходит около 20 минут.

Плакат советских времён Плакат советских времён

В Харьков – за краской

— Наверное, не всё можно было купить в Белгороде, город же маленький был.

— В Харьков ездили за безаммиачной краской для волос. Сейчас всё есть, но цены на краску постоянно растут, поэтому и стрижка дорожает. Ещё в Харькове затачивали ножницы. Приспосабливались, как могли.

— Ну например?

— С завода «Ритм» приносили обёрточную бумагу, чтобы мы делали завивку. Это сейчас всё можно купить, а мы и газеты, бывало, на бигуди резали.

— А когда было хуже всего?

— 1993 год – просто катастрофа. Зарплаты не платили, люди жили по талонам. Деньги ещё поменяли – появились тысячи. Мы, сотрудники, в 1992-м выкупали нашу парикмахерскую. В центре и на Харгоре их быстро выкупили, а тут – нет. Тогда и пошло: «Гринёвку и Крейду не предлагать» (популярная приписка в объявлениях про аренду и продажу квартир – прим. авт.).

— Эти районы совсем глушью считались?

— Когда нас после учёбы распределили на Привольную, то мы подумали: вот занесло к чёрту на кулички. Потом привыкли. Тут не было ни дорог, ни транспорта, ходил раз в пятилетку 22-й автобус. А в 7 утра надо быть на работе, с Богданки пешком ходили.

— Столько лет на одном месте, наверняка вас все тут знают?

— Бывает: «Валь, да ты ж для меня как мать родная, займи денег». Конечно, уже всех знаешь, ведь одни и те же люди ходят. Мы тут ещё как бесплатные психологи – нам и семейные проблемы рассказывают. Подростки говорят о своих школьных делах, кто кого любит, кто не любит. А дети стихи рассказывают, песни поют, даже танцуют иногда.

— А взрослые на что жалуются?

— Почти у всех одинаковые жалобы – на судьбу и жизнь. Про политику говорят, но основная проблема сейчас – кредиты. Раньше их давали всего под 2 %, и предприятие вычитало платежи из зарплаты. А сейчас люди просто в кабалу влазят. Но проблем хватало во все времена – только у мёртвых их нет.

Александр Куликов

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×