• 66,33 ↓
  • 75,39 ↓
  • 2,39 ↑
8 января 2019 г. 20:56:38

Как Дмитрий Лукьянов вступил на миссионерский путь

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
«Полужелезный» батюшка. Как священник из Новой Таволжанки живёт в Китае
Дмитрий Лукьянов. Фото со страницы Дмитрия Васильева в «ВКонтакте» (vk.com/dmitryvasilyev)

Дмитрий Лукьянов уже четыре года вместе с супругой живёт в городе Шэньчжэнь, учит китайский язык на курсах в политехническом институте и ведёт службу. Пятеро детей остались в России, младшей дочери уже 18 лет, так что справляются и без родительской опеки.

В Китай без очереди

«На одном из миссионерских съездов меня пригласили в Китай духовно поддержать православное население, и мне очень захотелось, – рассказывает Дмитрий о причинах необычного решения. – Большинство прихожан – это наши: русские, украинцы, грузины, сербы, румыны. Несколько китайцев хотят верить по‑православному, держатся за храм».

По словам Лукьянова, местные жители отличаются прагматичностью, их интересует, что они получат за свою веру. Однако не только особенности менталитета мешают межкультурной службе.

«По китайскому законодательству иностранный священник на территории Китая не имеет права проповедовать китайцам. Своих приглашать на службы можно, а именно среди китайцев вести миссионерскую деятельность запрещено», – говорит Дмитрий.

Сначала было сложно, но уже сейчас Дмитрий делает успехи в изучении китайского языка – о высоких материях пока беседовать не готов, но на бытовом уровне справляется:

«Мне интересно учить китайский язык. В природе христианина, а тем более священника, заложено желание делиться благой вестью, рассказывать о Христе, тем более в таком месте. Кто‑то скажет, что у нас и на Родине работы хватает, но и сюда очередь тоже не выстраивалась».

Природа и культура Китая пришлись по душе миссионеру – даже по русским берёзкам не тоскуется:

«Китай с первого взгляда либо становится противен, либо цепляет. Я, как только ступил сюда, сразу легко вписался, не напрягаясь. Как по территории по России не скучаю. Больше по деятельности. В Таволжанке я преподавал в воскресной школе, по которой скучаю: там я был в кругу детей, мы походы устраивали, им можно было что‑то рассказывать. Здесь у детей выходных нет, пять дней в неделю занятия в школе с 7:30 до 8 вечера, суббота-воскресенье – спортивные секции, курсы иностранных языков… Поэтому с воскресной школой сложности. Мы и тут пытались, и в другом городе. Пока не получается».

 

Дмитрий с жителями северных посёлков на фоне лодки «Русь Святая».
Дмитрий с жителями северных посёлков на фоне лодки «Русь Святая».
Фото из личного архива Дмитрия

Под парусом и с молитвой

Именно в Таволжанке Дмитрий Лукьянов ступил на миссионерский путь.

«Во всём виноваты дети. Я всегда обвиняю детей – и своих, и из воскресной школы, – шутит он. – При храме мы организовывали встречи с неординарными людьми. И в 2007 году пригласили из Москвы Георгия Карпенко».

Русский путешественник, мастер спорта по туризму, капитан яхты «Урания-2», которая в 1999 году стала первой российской парусной яхтой, достигшей берегов Антарктиды, участник двух походов на Северный полюс, он приехал на встречу с учениками воскресных школ из Таволжанки, Мурома, Титовки. Георгий рассказал о своих походах и поделился планами: он хотел совершить крестный ход вокруг России на парусно-гребной лодке.

«Я подумал: «А может, меня он возьмёт?» Но он, словно прочтя мои мысли, сказал, что у него есть напарник для этой экспедиции. Ну, думаю, нет так нет, – вспоминает Дмитрий. – А через полгода звонок от Георгия Николаевича. Ему неудобно было приглашать меня, потому что он знал, что у меня пятеро детей, думал, что участвовать в таком мероприятии заведомо не смогу. Попросил порекомендовать священника. Я говорю: «А чего его искать? Вот моя кандидатура!»

Добро от супруги получил быстро: она знала легендарного путешественника и спокойно отнеслась к затее. Своё благословение дал и митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн, в декабре 2007 года крестный ход благословил Патриарх Московский и всея Руси Алексий II.

Третьим членом экипажа стал Андрей Деев, турист с опытом в морских, лыжных, сплавных и пеших походах. В мае 2008 года лодка «Русь Святая» – без мотора, но с печкой – отплыла из Архангельска. Путешественники прошли через три моря: Белое, Баренцево и Карское. В посёлке Диксон Красноярского края лодку пришлось оставить, а до Владивостока добирались на попутных ледоколах и теплоходах. Обратный путь по маршруту Владивосток – Архангельск проделали на автомобиле. Георгий Карпенко по пути публиковал свои заметки на туристическом портале vvv.ru.

«Господи, помилуй – два слова в такт двум вёсельным гребкам. Заснеженный берег медленно движется по правому борту. Леса постепенно сменяются тундрой. Стаи гусей уже с нетерпением нарушают свой линейный строй, тянут над водой тем же курсом, что и «Русь Святая», – такую запись сделал священник 29 мая.

Крестный ход вокруг России длился семь месяцев, рассказывает Дмитрий:

«По пути следования мы останавливались, общались с людьми, были желающие принять крещение. Я переживал, что мы этот маршрут прошли разово – вот бы туда постоянно ездить!»

 

Из Диксона до Владивостока добираться пришлось на попутных теплоходах.
Из Диксона до Владивостока добираться пришлось на попутных теплоходах.
Фото из личного архива Дмитрия

Северная эпопея

Оказалось, что и эта мечта священника осуществима: к полярникам на метеостанциях каждый год отправляют корабль с продуктами и необходимыми вещами. Обратились в Северное управление по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды в Архангельске, и Дмитрию предоставили место на судне.

«Мы купили зубной кабинет на корабль, чтобы оказывать помощь и социальную, и духовную, – говорит батюшка. – С нами был зубной врач, который оказывал профессиональную помощь. У нас были книги, духовная литература, мы проводили службы. Спутниковый телефон был, чтобы поддержать людей и они могли пообщаться с родными напрямую».

Полярники сначала относились к миссионерам настороженно, но когда поняли, что намерения у них серьёзные, начали раскрываться, теплеть. О людях, с которыми познакомился во времена этой северной эпопеи, Дмитрий отзывается так:

«Это особое сословие, каста – полярники. Их Север закаляет. Начальники станций – практически все легендарные личности, о каждом из них можно книги писать. Интересные, образованные, любящие свою работу. Печать одиночества, удаления остаётся, конечно, на каждом человеке».

В ежегодных экспедициях на Север духовная цель сочеталась с научной: в поездках священник познакомился с учёными из геологических институтов, которые многому его научили.

«Они были моими наставниками вплоть до того, что мы хотели работу писать научную об одном из островов, который совершенно неисследованный. Но не удалось: я уехал в Китай и все материалы отдал профессору, с которым мы собирались это сделать», – рассказывает Лукьянов.

 

Дмитрий Лукьянов.
Дмитрий Лукьянов.
Фото со страницы Дмитрия Васильева в «ВКонтакте» (vk.com/dmitryvasilyev)

Испытание на выносливость

В Китае драйва северных экспедиций Дмитрию недостаёт, поэтому, когда в один из приездов в Россию кто‑то из детей за семейным ужином рассказал, что в городе Сямынь (460 км от Шэньчжэня, где живут Лукьяновы) проходит «полужелезный» марафон (классическая дистанция марафона Ironman – 226, 055 км; в мире есть несколько марафонов, как в Сямыне, в которых можно пробежать половинку «железной» дистанции – прим. ред.), батюшка решил участвовать.

«Вот опять дети виноваты, подбили. Но они довольны, – улыбается он. – Другим поводом стал диагноз: врачи сказали, что нужна операция на колене. Я подумал, что после операции вряд ли получится пробежать, проехать, проплыть».

Полтора месяца ушло на подготовку к триатлону Ironman 70.3: на учёбу и службу бегал или ездил на велосипеде, плавал в бассейне. «Полужелезные» триатлоны в Китае проводят четыре раза в год. По правилам соревнований спортсмены должны проплыть 1,9 км в море, проехать на велосипеде 90 км и пробежать 21,1 км.

«Я люблю такие виды спорта, где играет роль не скорость, а выносливость. Плавания я боялся, потому что не тренировался в открытых водоёмах. Упор делал на бег – это моё профессиональное, я занимался спортивным ориентированием. Но велик тоже мне понравился», – делится впечатлениями Дмитрий.

Плавание, благодаря гидрокостюму, который поддерживал и согревал спортсмена в прохладной воде, прошло легко. На велоэтапе Дмитрий берёг силы, старался поддерживать скорость около 30 км/ч. На беге подвела нога – но не та, что с больным коленом, а вторая – устали мышцы бедра и голени.

«Железное» звание присваивают тем, кто преодолел дистанцию за контрольное время – 8,5 часа. Дмитрий Лукьянов справился на два часа быстрее и занял 109-е место из 139 среди мужчин 40–44 лет.

«Как верующий человек, естественно, просил: «Господи! Благослови меня! Только чтобы ничего не отвалилось на велике, чтобы ничего не лопнуло. Благослови это не совсем духовное мероприятие!» – рассказывает священник о своих мыслях во время марафона. – О детях думал: ждут, переживают, болеют (поддержать отца из России прилетела дочь Ксения с мужем – прим. авт.). О супруге, которая тоже очень гордится».

 

Дмитрий Лукьянов.
Дмитрий Лукьянов.
Фото со страницы Дмитрия Васильева в «ВКонтакте» (vk.com/dmitryvasilyev)

Дешёвый велик не грех

Марафон Ironman считается дорогим удовольствием, ведь новичку нужно снаряжение сразу для трёх видов спорта, да и от стартового взноса – около 15 тысяч рублей – никуда не денешься. Дмитрий решил доказать себе, что можно обойтись и без космических сумм:

«Там были разделочные велосипеды (предназначенные специально для соревнований – прим. авт.) по 500–600 тысяч рублей. Я купил в Китае шоссейный за 15–17 тысяч. Велик простой, с алюминиевой рамой – это считается уже чуть ли не грехом: «Как алюминиевая? Должна быть только карбоновая!» Хотя не вижу особой разницы».

Но и стремиться покупать всё самое дешёвое тоже не стоит, уверен Дмитрий Лукьянов:

«Есть золотая середина: нужно беречь ноги, должны быть хорошие кроссовки, расстояния‑то немаленькие. Перелёты дорогие, визы – эти траты обходятся в приличную сумму. У меня всё было рядом, под боком, так что нормально».

14 тысяч рублей пришлось отдать за гидрокостюм (стоимость такой одёжки может превышать и 80 тыс. рублей – прим. авт.). Священник считает, что использовал его не последний раз:

«В Китае проводятся соревнования меньшего масштаба, приглашают иностранцев участвовать, оплачивают перелёт, размещают в гостинице – чтобы статус придать. Вот на них костюм может ещё пригодиться».

К тому же в следующем году участвовать в марафоне в Сямыне планируют дочь Ксения с мужем Дмитрием.

«Интересно было бы всем вместе бежать, – задумывается батюшка. – Я пока посматриваю: может, поучаствовать в полном марафоне? Для меня критерии такие: чтобы меньше в горку было для велосипеда и близость к Китаю. Например, в Корее есть полный Ironman. Отсюда недалеко, ровная местность для велосипеда и безвизовый въезд для россиян (если срок пребывания не превышает 60 дней – прим. авт.).

На вопросы о больном колене священник пожимает плечами:

«Нагружаю – ничего не болит. Может, и не надо операцию делать. Может, врачи перестраховывались. Сейчас снова начну тренировки, буду совмещать их с учёбой и службой, чтобы поддерживать себя – вдруг будут идеи участия в других соревнованиях? Да и для детей хочу быть примером».


для комментариев используется HyperComments