• 63,39 ↓
  • 68,25 ↓
  • 2,46 ↑
26 октября 2015 г. 12:15:20

«ОнОнас» побывал на съёмках сериала «Окраина» и поговорил с его создателем Алексеем Лужецким

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Зомби с городских окраин
Фото Юрия Бограда

Крейда. Где-то под мостом. Мы ищем заброшенное промышленное здание, где вот-вот начнутся съёмки сериала про зомби. У кирпичного забора, как бы намекая, стоит «Газель» из бюро ритуальных услуг. Лучшего ориентира, да и места для подобного эксперимента, пожалуй, не найти.

Понюхайте латекс

К зданию ведёт тропинка. Справа от неё – какая-то будка, набитая тряпками и мусором. Домик бомжа, не иначе. Метров через 15 гримируются зомби. За их внешний вид отвечает Алёна Татаринова, она же ассистент режиссёра:

«Мы здесь с семи утра. Уже пять часов работаем. Но это сегодня, потому что нужно успеть сделать грим для 16–17 человек. На одного актёра нужно минут 40. Будем снимать последнюю сцену на улице, поэтому зомби должны быть особенно крутые и эффектные».

Эффектные – не то слово. Один без глаза, у другого палка из живота торчит. Пробегала девушка с карандашом в голове. Все в крови. Но нечисть пока не в образе: веселится, делает селфи и выглядит, скорее, забавно, чем пугающе.

Гримируются прямо на улице. На траве валяются сумки, одежда, банки с «кровью», кисти, краски.

– Я не профессиональный гримёр, – признаётся Алёна, обвязывая монстра металлической цепью. – До всего доходили сами. Думали, как сделать кровь, чтобы она была и густая, и жидкая одновременно, похожа на настоящую и в то же время чтобы её можно было в рот наливать...

– И как же?

– Секретов я вам не расскажу, потому что сама к этому долго шла. Скажу одно: кровь у нас на сладкой основе – либо сахар, либо мёд с добавлением красного пигмента и ещё всяких ингредиентов.

Услышав про кровь, кто-то просит добавки. Алёна щедро льёт из бутылочки на лицо и одежду. Стекающие струйки зомби слизывает языком. Остальные тоже заняты делом: рисуют синие круги под глазами, доводят до совершенства шрамы, поправляют лохмотья.

– Тяжело весь день проходить с таким гримом?

– Нормально. Единственный минус – это латекс, – уверяет парень с торчащей из живота корягой. – Запах такой, что пробивает всё внутри.

Вот, можете понюхать.

Нюхаю – действительно пробивает. Синтетика.

  • Алёна Татаринова.

Больше эмоций и крови!

Пока зомби заканчивают с гримом на улице, режиссёр готовится к съёмке в помещении. О том, что когда-то здесь была цитадель пищевой промышленности, напоминают только бумажки на полу – этикетки каких-то сладостей и журналы учёта. В здании холодно и сыро. Стёкла выбиты. Стены исписаны. Хотя зданием его никто и не называет – для участников съёмки это локация. Как и другие места, которые режиссёр сериала Алексей Лужецкий выбирал для антуража:

«Мы старались удивлять: в сериале будет столько локаций, столько смены мест действий! В каждом эпизоде, кроме первого, – минимум десять. Я сознательно вставлял по минимуму каких-то городских объектов, которые белгородцы легко смогут узнать на экране».

В университете Лужецкий играл в КВН. Снимал проморолики для различных компаний. Его пародия на клип болгарского поп-певца Азиса «Мразиш» набрала больше миллиона просмотров на YouTube.

«В 2014 году мы – вначале авторская группа была их трёх человек – собрались писать сценарий. Не было ни названия, ни концепции как таковой, а только персонажи. Задумка была сделать комедийный, развлекательный сериал с кучей экшена. Так кавээновские персонажи – бомж, алкаш и рокер  – трансформировались в образы мента, завхоза и рокера».

Последнего режиссёр играет сам. Он уже в образе: ногти выкрашены чёрным, глаза подведены, кожаная куртка, бандана. Остальные тоже готовы. Лужецкий выстраивает кадр и даёт указания:

«Все по местам! По четыре зомби здесь, здесь и здесь. Сцена такая: три персонажа, за каждым из которых идёт погоня. Затем герои образуют кольцо, становятся спинами друг к другу, а зомби их окружают. Чем вкусней и круче сделаем, тем лучше. Запомните, где ваши места, и только после этого мы начнём. Сначала снимаем сцену погони за ментом».

Актёры расставлены. По команде «Поехали!» зомби срываются с места и с криками несутся за парнем в полицейской форме. Тот удирает, отстреливаясь из бутафорской пушки. Сцена занимает пару секунд.

  • Режиссёр Алексей Лужецкий.

  • Мент.

  • Завхоз.

«Стоп, стоп. Бегите чуть медленнее, — наставляет режиссёр. — И эмоцию, эмоцию мне дайте».

Нежить корчится как может. Сцена погони повторяется.

— Сюда дайте крови! Только немного, — добивается идеальной картинки режиссёр.

— Да там ещё целое ведро! — на всякий случай уточняет ассистент.

Грим подправлен. Пара дублей — и снято!

«В сериале этот эпизод займёт примерно минуту, а снимать будем весь день, — говорит Лужецкий, просматривая материал. Осталось ещё две сцены с погоней и общая картинка.

Небольшой перерыв. Зомби курят. Тот, что с заклеенным ртом, делает затяжку через нос.

«Вы что, физику в школе не учили?» — реагирует он на странные взгляды в свою сторону. Дырочку «для поболтать» гримёр ему всё-таки оставила.

Тут же слышится диалог:

— Невозможно работать на этом сериале! Поворачиваешься — а тут эта с карандашом в голове!

— Чё?! Ты вообще без глаза! — парирует девушка с африканскими косичками и бюстом «Семенович, отдохни!». Та самая белгородская участница телепроекта «Дом-2» Роза Василишина.

— Я ей сам позвонил и предложил сыграть зомби, — говорит Лужецкий. — Она закончила БГИИК, классная, позитивная, всегда за любое творчество и движуху!

Роза и другие не занятые в первой сцене упыри массово селфятся (фотки с хештегами #зомбиапокалипсис и #окраина ищите в «Инстаграме»). Им не нужно учить роль или репетировать — слов у них нет, и суперактёрских способностей от них никто не требует. Каждый попал в сериал без каких-либо проб и кастингов.

«Я не стал с этим заморачиваться, — объясняет Лужецкий. — Просто предлагал сыграть тем людям, которых я видел в этих ролях и знал, что они справятся. В большей степени это мои друзья. Бюджета у нас нет. Все работают на чистом энтузиазме. Из-за этого со многими актёрами были проблемы — кое-кто „слился“. Но ничего, осталось совсем чуть-чуть».

Чуть-чуть, по планам режиссёра, это до конца года.

Роза Василишина.
Роза Василишина.
Фото Юрия Бограда

Белгородский Родригес

— Лёша, а спонсора для сериала ты не искал или не нашёл?

— Фишка спонсора в чём? Когда ты просишь денег, у тебя что-то просят в ответ, это логично. Я лично этого не хотел. Ни левого продакт-плейсмента, ни каких-то рамок. Хотел выдать то, что я на данный момент могу без какой-то финансовой поддержки.

— Ты сам себе режиссёр, оператор, сценарист?

— Есть такой режиссёр — Роберт Родригес. Я, наверно, Роберт Родригес от Белгорода. Я так говорю не для пафоса, а в том смысле, что этот человек всегда делал всё сам и до сих пор так делает: он и оператор, и режиссёр, и постановщик, и сценарист. Ещё и музыку пишет. Но не играет в своих фильмах. Мне приходится играть, потому что тяжеловато найти актёра на эту роль, который будет выдавать именно то, что мне нужно. Рокер — это же мой образ.

— И всё-таки, почему ты решил обратиться к теме апокалипсиса? Почему зомби?

— Сейчас я, наверное, всех удивлю, если скажу: я не люблю фильмы про зомби. Вообще. Я мало их смотрел — буквально три-четыре. Почему зомби? Потому что это интересно в любом случае. Это более заморочено, чем обычные люди. Это грим, другие движения, действия. Это сложнее. Больше спецэффектов. Хотелось максимум всего накрутить, прыгнуть выше своей головы, чтобы показать, что я могу сделать без денег.

— Все эпизоды ты снимал в Белгороде. Это будет видно на экране? Какие-то знаковые объекты в сериале появятся?

— Изначально была идея, что апокалипсис происходит именно в Белгороде. Но в фильме этого озвучено не будет. Есть город, есть окраина — и всё. Как они называются — неизвестно. Фишка в том, что мы не показываем жизнь до, не намекаем на жизнь до, не говорим, что раньше было лучше или хуже. Никаких отсылок к тому времени. Может, это вообще параллельная вселенная? Может, не наш мир? Я абстрагирую людей от нынешней жизни и хочу, чтобы они погрузились полностью в то, что происходит.

— Проблемы с полицией в процессе съёмок возникали?

— Да, особенно в этом году. Частенько на нас ни с того ни с сего жаловались, что мы оружием размахиваем. Однажды мы снимали на холмике на объездной дороге, никому не мешали. Подъехал мужик. Ни здрасьте, ни до свиданья: «Вы украинцы?» — Нет, местные. И начались вопросы к менту. Тот сказал — я актёр, это всё бутафория, для сериала. Но мужик позвонил в МЧС и в полицию. Видимо, он сам бывший вояка. Приехали копы, забрали нас. Но вскоре отпустили. А вообще сотрудники полиции периодически приезжают, особенно когда снимаем сцены с пушками, с зомби. Видимо, издалека людям кажется, что мы кого-то убиваем.

Скоро на ТНТ?

— В Интернете ты написал, что собираешься в Ивню за реквизитом.

— Спасибо Андрею Шубному — ведущему областной лиги КВН «БелОблСмех»! Его отец — директор одной из школ в Ивне, и мы ездили к нему за кучей химических колб и всяких штукенций. Потому что есть одна локация, которая требует такого реквизита. Его трудно найти, тем более бесплатно и в таком количестве. Он нам очень помог. Кстати, сам Андрей Шубный тоже у нас играет. Эпизодическую роль второго плана. Не буду говорить, какую именно.

— Почему люди должны посмотреть твой сериал?

— Спойлерить не хочу, но скажу, что итоге мы покажем зомби так, как этого ещё никто не делал. Это фильм не про зомби! Открою такие секреты: у нас будет много деталей в стиле Тарантино. Будут «вкусняшки», и если зритель любит обращать внимание на детали, он их найдёт.

— Когда и где мы увидим «Окраину»?

— Окончательно я пока не решил, как и где буду его продвигать. Это явно не просто проект для YouTube — выложил и всё. Я хотел бы пройти с ним куда-то дальше: на телеканал, на фестиваль — куда угодно. Самая большая цель — отправить сериал на ТНТ или СТС, потому что многие проекты так рождались. Он мне нужен, чтобы показать, что я смогу сделать ещё при наличии бюджета и команды. Если они появятся, приступлю к съёмкам остальных эпизодов. Но, наверное, уже не в Белгороде.


для комментариев используется HyperComments