• 65,31 ↓
  • 75,37 ↑
  • 2,32 ↓
8 октября 2018 г. 10:39:18

Как некогда сложные операции сегодня стали обычными

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
«Золотой стандарт» для носа. С чем имеют дело белгородские лор-врачи
Владимир Шутов. Фото Юрия Коренько

Экскурсию по отоларингологическому отделению областной больницы святителя Иоасафа для корреспондентов «Белгородской правды» провёл его заведующий – Владимир Шутов.

Испугаться не успела

В отоларингологическом отделении облбольницы каждый день делают восемь-десять операций. В год число их достигает почти полутора тысяч.

Вот и сегодня здесь только что прооперировали больную с полипозным синуситом. Проще говоря, женщине удалили полипы.

Журналистам разрешили за операцией краешком глаза понаблюдать: пациентка, что называется, и испугаться не успела, как всё было сделано.

«Спасибо!» – тут же, на операционном столе, поблагодарила она доктора.

А заведующему отделением – кандидату медицинских наук Владимиру Шутову эта рядовая операция дала повод для сравнения дня сегодняшнего и совсем недавнего прошлого.

Полипы… бреют

«Уже два года, – рассказывает врач, – мы имеем в своём распоряжении современную эндоскопическую стойку (кстати, российского производства), в которую входит так называемая бритва-шейвер. Насадка состоит из полой трубки, внутри которой находится ещё одна полая трубка. В обеих есть прорезанное окошко, кромка которого очень острая. Шейвер быстро вращается, и кромка выполняет роль своего рода ножа. Полип убирается под корень».

По словам Владимира Ивановича, совсем недавно операцию, подобную сегодняшней, проводили только с помощью щипцов:

«Пытались аккуратнее к наросту приблизиться, чтобы не оборвать его, не травмировать расположенную рядом слизистую оболочку. Чудо-шейвер оставил подобные потуги в прошлом. Этот медицинский прибор позволяет сейчас выполнять работу настолько филигранно, деликатно, что по праву во всём мире считается золотым стандартом оказания помощи пациентам с полипозным синуситом».

И рука не дрогнет

Впрочем, в арсенале хирургов-отоларингологов нет инструментов, к которым Владимир Шутов не относится с трепетом.

«Вы обратили внимание, – говорит доктор, – что мы уже не используем традиционное рефлекторное зеркало? То, с которым лор-врач обычно ассоциируется: оно круглое, с отверстием посередине, закреплённое на голове врача на ободе. Мы используем налобный осветитель. Это принципиально удобнее, прогрессивнее. С ним в разы улучшается качество осмотра пациента».

Без налобного осветителя, заверяет Шутов, сейчас не обойтись и в операционном зале. Яркий свет луча любого диаметра помогает детально рассмотреть тёмную полость и уха, и горла, и носа.

«А кресло хирурга, которое есть в отделении? – продолжает «инвентаризацию» Владимир Иванович. – Попробуйте подержать те же ножницы на вытянутых руках хотя бы десять минут. Представляете, какое тоническое напряжение мышц это вызовет? А наш инструмент для работы на гортани имеет длину 23 см. И рука дрогнуть не должна! Кресло хирурга со специальными подлокотниками в такой ситуации незаменимо. Его можно развернуть, поднять, опустить – руки доктора с инструментом остаются спокойными».

 

Фото Юрия Коренько

Дань уважения отдаёт Владимир Иванович и операционному микроскопу:

«Без него мы как без рук. Прибор близок к премиальному классу. Только один пример. Пациенту 24 года. Я посмотрел его гортань с помощью налобного осветителя. Показалось, что увидел новообразование вроде папилломы. Но сомнения были. Пригласил больного под микроскоп – и словно другого человека осматривал. В том смысле, что не папиллома, а опухоль у него определилась. Результат биопсии подтвердил диагноз. Новообразование удалили. С того времени, кстати сказать, прошло уже шесть лет. Пациент чувствует себя хорошо».

Одинаковых операций нет

Владимир Шутов вспоминает свою первую операцию со сложным для непосвящённых названием – наложение искусственного соустья между слёзным мешком и полостью носа:

«У пациентки было хроническое воспаление слёзного мешка. Обычно слёзная жидкость дренируется в носовую полость. Этот процесс естественный и для человека незаметный. У больной же из‑за закупорки соответствующего канала этой жидкости было некуда деваться. Глаза постоянно находились «на мокром месте». Слизистая перманентно раздражена, синдром красного глаза очевиден».

По словам отоларинголога, первую операцию, как всегда, было делать сложно и страшно, но результат превзошёл ожидания.

Прошло немного времени, и сегодня это хирургическое вмешательство стало рутинным. Операцию – дакриоцисториностомию – сейчас выполняют в лор-отделении областной клинической больницы пять докторов.

Говоря о микрохирургической операции на среднем ухе – тимпанопластике, врачей впору с волшебниками сравнивать.

«Всякий раз, – признаётся Владимир Иванович, – испытываю удивительные чувства. К этому не привыкнуть. До операции у пациента слух был условным, а после операции стал безусловным. Гордость за свою профессию зашкаливает!»

С удовольствием говорит Владимир Иванович и о том, что в возглавляемом им отделении большинство операций носит малотравматичный характер, и приводит такой пример:

«Пациентке поставили диагноз: киста в левой лобной пазухе. Как подобная операция обычно делается? Сбривается бровь. Выполняется разрез примерно 2 см. Трепанируется участок кости. Хирург заходит в пазуху, убирает кисту, зашивает. Но можно по‑другому: добраться до цели через носовую полость. С этой пациенткой эндоскопия получилась: совпало много факторов, мы тщательно просчитали успех».

Но это не значит, что эндоскопия – это однозначно хорошо, а классическая хирургия – плохо, замечает хирург:

«Всё индивидуально. Всё по показаниям. Мы стараемся выбрать для пациента минимально травматичный путь. Если он не подходит, то тогда уже делаем следующий шаг – идём на более расширенное хирургическое вмешательство. Но о благе больного мы думаем всегда. И в первую очередь».

И напоследок совет от отоларинголога, касающийся гортани. Владимир Шутов настоятельно советует следить за голосом:

«Раком гортани, по статистике, чаще болеют мужчины, чем женщины. В пропорции 15:1. А профилактика этого и любого другого онкологического недуга – в бдительности! Следите за своим голосом. Если он меняется, становится сиплым, хриплым (называйте как хотите), то надо обратиться за помощью к доктору. Конечно, дисфония – не специфический симптом рака. Голос может осипнуть, даже пропасть и от банальной простуды. Но если охриплость держится стойко – это должно непременно насторожить. Идите к специалисту!»


для комментариев используется HyperComments