• 59,82 ↑
  • 69,70 ↑
  • 2,31 ↑
22 июня 2017 г. 15:58:57

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Жизнь через объектив фотокамеры. Кто в «Белгородской правде» создавал визуальную летопись родного края
Владимир Горелов (слева) и Фёдор Разумов. Фото из архива Евы Гореловой

Подшивка «Белгородской правды» за 1984 год пока что не библиографическая редкость. Но для истории газеты, безусловно, уникальна. Потому что приходится на тот период, когда на её страницах публиковали работы пяти фотографов, пришедших в газету в разное время: Владимира Горелова, Фёдора Разумова, Виталия Собровина, Анатолия Лукьянова, Юрия Коренько. Они создавали визуальную летопись нашего края.

Они были первыми

Первые фотографии в нашей газете появились в 1929 году. Это были перепечатки из центральных изданий. А снимки собственных фотографов стали публиковать в 1930-м. Упоминались тогда без инициалов две фамилии – Гольдфарб и Буняев. К сожалению, подробности жизни этих людей нам неизвестны.

Примерно с 1937 года, вплоть до начала Великой Отечественной войны, «останавливал мгновенья» белгородской жизни М. Нижегородцев. Его фотографиями из «Белгородской правды» и сегодня краеведы пользуются для иллюстрации разных сторон довоенной истории: в рассказах о приезжавших к нам знаменитостях, об архитектуре и театральной жизни города, о производстве.

После получения статуса областной газеты – в 1954 году – в редакции работал Николай Максимов.

«Это был крупный человек, уроженец Харькова, которого все называли не иначе как Макс. Он первым ввёл понимание того, как нужно фотографировать для газеты», – вспоминает ветеран «Белгородской правды» Борис Осыков.

Особенно удавались Максимову масштабные объекты: турбины, стройки. Он же стал автором первого набора открыток послевоенного Белгорода.

Николай Васильевич работал до начала 1960-х, а затем ушёл в одно из центральных изданий.

Владимир Горелов

В 1945 году в редакции начал работать Владимир Горелов. Кстати, с 1943 года газетой руководил его родной брат Яков Ефремович. За плечами 20-летнего Владимира Ефремовича была война. «Пять немецких танков подошли к нашему переднему краю…Тов. Горелов с тов. Гук надёжно прикрывали огнём выдвинувшихся к ним красноармейцев. В результате были подбиты два танка…Тов. Горелов одним из первых ворвался в траншеи немцев, где, умело действуя, уничтожил четырёх фрицев, а всего за время наступательных боёв в районе д. Яунамуйжа уничтожил более 15 гитлеровцев…» – гласит представление Владимира Горелова к ордену Славы III степени в наградном листе. Впрочем, о сражениях, а тем более о своём подвиге он никогда не упоминал.

«Когда его просили рассказать о войне, говорил что‑то вроде: «Воевал как все. Все воевали, и я воевал», – поделился внук Владимира Ефремовича – белгородский писатель Владислав Резников.

Было удивительно обнаружить их родственную и духовную связь: «одного из самых интересных прозаиков молодого поколения» («Знаки пустоты Владислава Резникова», «Белгородские известия», 10 сентября 2015 года) и уважаемого фотографа Владимира Горелова.

«Я помню его весёлым, смешливым и бесконечно добрым. Он был мне и дедом, и отцом, любившим меня и баловавшим. И лучшим, самым надёжным другом», – рассказал Владислав Резников.

Официально Владимир Горелов числился в «Белгородской правде» старшим инспектором отдела объявлений. Но фактически все 47 лет, до ухода из жизни, работал фотографом. И кажется, ему было совершенно неважно, что записано в трудовой книжке.

 

Фото из архива Анатолия Лукьянова

«Он не расставался с фотокамерой никогда. Работа была его главной страстью. Фотографировал Владимир Ефремович всех и всё – детей, внуков, соседей, друзей, прохожих, город. И часто он первым оказывался там, где происходило что‑то важное», – вспоминает супруга Горелова – Ева Борисовна.

Энергии и внимания Владимира Ефремовича хватало на всё. Он был очень подвижным, спортивным.

«На войне деда тяжело ранило. С кусками немецкого железа в голове и колене он бегал каждое утро кроссы в парке и плавал на городском пляже», – рассказал Владислав Резников.

Все, кто был знаком с Гореловым, отмечают ещё одно его качество – отзывчивость. Очень коммуникабельный, он знал многих и пользовался своими знакомствами, чтобы помогать другим людям.

«У Владимира Ефремовича были две толстые записные книжки, исписанные вдоль и поперёк. Там хранились сотни телефонов «полезных» людей. И он звонил, когда любому из его знакомых требовались лекарства, хороший врач, продукты, холодильник, стенка. Ему не отказывали. И для редакции его связи тоже были очень полезны», – уточнил бывший сотрудник «Белгородской правды» Борис Осыков.

Помимо доброй памяти о Владимире Горелове остались его уникальные кадры восстановления послевоенного Белгорода, его строительства, лица наших земляков и гостей города. А для своих близких он навсегда самый лучший и любимый человек.

«Образ дедушки, так или иначе, проходит через моё творчество, фигурирует во многих произведениях и является ключевым в рассказе «Старые дедовы крылья». Дедушкиным словом «нутрь» назван рассказ и одна из моих книг. Его имя носит мой первый сын», – поделился Владислав Резников.

Анатолий Лукьянов

«Я жил в Савино. Знаете, что это был за район? – спросил Анатолий Лукьянов и сам ответил: – Самый хулиганский в Белгороде. Вот родители и отправили меня в фотостудию Дома пионеров, чтобы на улице не болтался».

С тех пор из фотолаборатории парня было не вытащить.

«Нам, шестиклассникам, доверяли ключи, и мы печатали фотографии до полуночи, – вспоминает Анатолий Иванович. – Учил фотоделу нас Юрий Сергеевич Нижегородцев, десять лет преподававший физику на французском языке в Алжире и других африканских странах».

В девятом классе Анатолия Лукьянова уже самого позвали вести фотокружок. Он перевёлся в вечернюю школу и вышел на работу. Рассчитал так: закончу учёбу, заработаю стаж и пойду вне конкурса в институт. Его уже знали в «Ленинской смене», посылали в командировки от молодёжной газеты. А в 1966 году, в 18 лет, взяли в «Белгородскую правду» – активный, способный парень приглянулся руководству.

 

Виталий Собровин и Анатолий Лукьянов (справа).
Виталий Собровин и Анатолий Лукьянов (справа).
Фото из архива Анатолия Лукьянова

«Скидки на возраст не делали. Мотался по области я круглосуточно. В час ночи клал фотографии на стол ответсеку. А утром – снова в командировку», – вспоминает Анатолий Иванович.

С дорогами в 1960-е в области было неважно. До районов часто добирались на перекладных или поездом, что было долго и утомительно. В Алексеевку, например, поезд шёл через украинский Волчанск. Отправляясь в пять вечера и сделав «круг почёта» вокруг области, на место прибывал в четыре утра. Тем не менее, «молотил» (обиходное выражение фотографов того времени) молодой сотрудник по 50–60 снимков в месяц. Платили за каждый кадр от трёх до пяти рублей.

Работать предпочитал камерами «Зенит» и «Киев». Но все они редакционной нагрузки не выдерживали и быстро выходили из строя.

«За время работы сменил семь–восемь фотоаппаратов. Использовали мы аэрофотоплёнку А-2. Я однажды посчитал, что за 20 лет в «Белгородке» у меня её ушло 12 километров», – пояснил Анатолий Иванович.

Печатали снимки фотографы всегда в стеснённых условиях. Какая комната в здании самая тёмная? Правильно: кладовка или, простите, туалет. Вот они фотографам обычно и доставались. Только с переездом в начале 1980-х в новое здание на проспекте Славы у фотокоров появилась современная лаборатория.

«Куда пошлют и что скажут», – обычный девиз редакционной гонки не сделал Лукьянова «станочником». Он всегда стремился к художественности, любит сюжетные снимки. Ему доверяли снимать самые ответственные, значимые события: представителей политической и общественной элиты, приезжавшей в Белгород, местных руководителей. В архиве Анатолия Лукьянова хранятся фото Леонида Брежнева, Бориса Ельцина, Михаила Соломенцева, Владимира Путина, патриархов Алексия II и Кирилла, космонавтов Георгия Берегового и Валерия Кубасова, Семёна Будённого, Ивана Кожедуба и многих других выдающихся людей.

Лауреат премий Союза журналистов России, международного конкурса «Интерпрессфото», газет «Правда», «Сельская жизнь», журнала «Огонёк», он был и остаётся одним из самых уважаемых фотокоров «Белгородской правды».

Кстати, Анатолий Иванович не согласен, что на ходу, на лету можно сделать удачный снимок.

«Удачная фотография – это заранее продуманная, отрежиссированная и хорошо исполненная фотография», – уверен он.

Много лет назад сменил поле деятельности – стал книгоиздателем. В сотрудничестве со своим бывшим руководителем, краеведом Борисом Осыковым, о котором говорит с благодарностью и уважением, выпустил три фотоальбома. В том числе знаменитый – «Святое Белогорье». Всего же в его багаже 11 книг. Последняя – «Земля победителей».

Фёдор Разумов

«Самый тихий и незаметный среди фотографов» – так характеризуют Фёдора Васильевича Разумова коллеги.

Фёдор Разумов пришёл в газету в конце 1950-х годов и работал до 1991-го. Говорят, что он был хорошим семьянином, всегда спешил домой. Не рвал с места в карьер, не любил светиться. Даже фотографию этого фотографа, простите за тавтологию, мы нашли с большим трудом. Зато его работу, особенно фото мужчин, легко можно вычислить по одной приметной детали.

«Фёдор Васильевич всегда носил шляпу. И как только находил героя для снимка, просил его её надеть. Так что этот головной убор мелькал на разных людях из номера в номер», – с улыбкой вспомнил Анатолий Лукьянов.

Коньком Фёдора Васильевича была сельская натура: все посевные, уборочные, праздники урожая были его. Этого фотографа отлично знали во всех районах. Доярки, свинарки, птичницы у него получались неизменно красивыми, одухотворёнными, возвышенными.

Признавал Фёдор Разумов только один фотоаппарат – немецкий «Контакс».

Виталий Собровин

Заслуженный работник культуры, почётный гражданин Белгорода, награждённый Пушкинской медалью Министерства культуры РФ, Виталий Собровин, один из самых прославленных фотографов города, около десяти лет своей жизни отдал работе в «Белгородской правде».

О мастерстве Виталия Ануфриевича написано немало. Виртуозный пейзажист, любитель неброской русской природы, романтичный фотохудожник пушкинских уголков России. Коллегам же по «Белгородке» он запомнился как человек, лишённый пафоса. Жизнелюбивый, шумный, весёлый. Где бы он ни появлялся, всегда собирал толпу, которая тут же взрывалась смехом. У Виталия Собровина был редкий талант превращать скучную обыденность в праздник. Хотя на душе и в жизни не всё и не всегда было безоблачно.

По воспоминаниям супруги Собровина Людмилы Александровны, фотокором он очень любил ездить в районы. Его уважали и понимали сельские люди. Много лет он дружил с бывшим председателем колхоза «Верный путь», а затем председателем Корочанского райисполкома Марией Деркач. Мария Афанасьевна на протяжении всей жизни мастера ценила его и поддерживала.

Но, как всякому художнику, в рамках газеты с её вечной спешкой Виталию Ануфриевичу было тесно. Увы, как творец он расправил крылья лишь после того, как ушёл из газеты.

«Я думаю, что если бы он этого не сделал, ничего бы у него не вышло, – оценивает давние события Людмила Собровина, имея в виду великолепные фотоальбомы супруга, посвящённые классикам русской литературы и родной Белгородчине. Они созданы уже после того, как у Виталия Ануфриевича не стало официального места работы, но появилось время для творчества».

Выйдя в свободное плавание, Виталий Собровин связи с областной газетой не терял. Приходил в редакцию, приносил снимки. Для него это была не только возможность пусть небольшого, но заработка, но и важная, как для любого творческого человека, связь со зрителем, читателем.

Позже придут признание, выставки, награды. И осознание того, какой художник творил в областной газете.

Собровинская высокая планка, поставленная в «Белгородке» более полувека назад, и сегодня служит ориентиром для фотокоров областных изданий. А выставка в белгородской галерее, носящей имя мастера, – большая честь для каждого, кто смотрит на мир через объектив фотокамеры.

Юрий Коренько.
Юрий Коренько.
Фото Владимира Данникова

Юрий Коренько

«Как у Юры горят глаза, когда он рассказывает о встреченном в командировке интересном человеке, подтверждая впоследствии свои впечатления великолепно выполненными снимками. И здесь уже мало зоркого взгляда – нужна особая прозорливость души, редкий дар видеть в людях свет и доброту!» – писал о фотографе Юрии Коренько редактор «Белгородской правды» Владимир Данников.

Что можно добавить к этой характеристике руководителя газеты? Юрий Витальевич, работающий в «Белгородской правде» с 1982 года, и сегодня с лёгкостью отправляется в командировки по районам области. Сам себе «добавляет» заданий: по‑прежнему не может удержаться, встретив интересного человека. И всегда угадывает, что репортаж будет востребован.

В его архивах, пожалуй, есть фотографии на любую газетную тему. Но особенно трогательно «звучат» для читателей снимки наших стариков. Кажется, Коренько знает заветное слово, чтобы в момент фотографирования к его герою пришли особые воспоминания и мысли, которые сделают портрет одухотворённым, лиричным.

Своим учителем и эталоном мастерства он считает Виталия Собровина. Мэтр белгородского фотоискусства когда‑то сыграл в жизни начинающего фотографа Юры Коренько особую роль. Именно он рекомендовал его на работу в «Белгородскую правду» и всячески поддерживал и направлял, брал в творческие командировки, учил ценить красоту русской природы и историю своей страны. И Коренько бережно несёт через годы память об учителе и его уроках, которые, несомненно, делают Юрия Витальевича особым, узнаваемым и любимым многими автором «Белгородской правды».

Выставка фотографий Анатолия Лукьянова в редакции «Белгородской правды».


для комментариев используется HyperComments