• 66,43 ↑
  • 75,39 ↓
  • 2,39 ↑
30 января 2018 г. 17:53:32

«ОнОнас» поговорил с людьми, которые добровольно отказались от статуса студента, и узнал, чем они занимаются

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Жизнь без вышки. Чего добились белгородцы без диплома
Фото pixabay.com

Мы живём в обществе, где привыкли считать высшее образование большой ценностью. Нам с детства твердят, что нужно хорошо учиться в школе, чтобы поступить в вуз, а потом хорошо зарабатывать. И если ты отступил от этой схемы, то ничего не добьёшься. Как и у многих других правил, здесь есть исключения.


Сергей Хахалев, 26 лет, руководитель отдела SMM компании «Файв Паблик»:

Фото из личного архива

О себе

Я окончил целых девять классов. После поступил в индустриальный колледж на специальность «программное обеспечение вычислительной техники». Думал, меня научат программировать, но быстро понял, что ошибался. Хотя бы потому, что учитель истории знала меньше меня. Она просто учила нас по учебнику, мы не могли с ней поговорить даже о Египте.

Также я не мог понять, почему информатика у нас будет только с третьего курса – целых три года ждать! Уже на первом курсе мне стало скучно, стал прогуливать. В это же время начал организовывать первые концерты. И когда я получал за один концерт около 50 тыс. рублей, удивлялся не только я, но и моя мама. Так я бросил учёбу и стал зарабатывать.

Сфера, в которой я работаю, – маркетинг – настолько быстро растёт, что преподаватели некоторых белгородских вузов зовут меня, чтобы я рассказал студентам, как всё устроено. Программы, которую дают в универах, часто недостаточно, ведь её разрабатывали десять лет назад – она устарела. В наше время нужно постоянно обновлять знания, а преподаватели просто не успевают обучаться.

Мне нравится система образования американского вида: когда учащийся выбирает дисциплины, которые хочет изучать. И когда педагог понимает, какие сферы ученику нравятся больше всего – ему и информации по ним дают больше. В остальном, конечно, дают основу, но не нагружают, скажем, геометрией, если он этого не хочет.

О значении диплома

Большинство управленцев смотрят на то, что люди умеют делать. Я давно занимаюсь приёмом людей на работу, и диплом – это последнее, на что я смотрю. В сфере маркетинга самое главное – желание работать и делать это круто.

Единственное, почему я жалею, что у меня нет диплома, – это из‑за мамы: она очень хотела, чтобы он у меня был. Я езжу с лекциями по всей России, но она всё равно считает, что меня недоучила.

Я никого не призываю не получать диплом. Но важно понимать, что он не пропуск в жизнь. Почитайте книгу «Миллионер без диплома». Куча людей во всём мире, которые не оканчивали высшие учебные заведения, добиваются гигантских высот.

О развитии

Сначала я изучал то, что мне интересно: прочитал много книг про маркетинг, психологию, историю. Сейчас изучаю то, в чём чувствую потребность. Помимо книг, постоянно слушаю мастер-классы, лекции тех преподавателей, которые мне интересны.

Диплом точно нужен госслужащим, медикам. Они могут получить знания и первоначальный опыт только в университетах. Во всём остальном можно учиться удалённо, даже через Интернет это очень легко. Вся информация есть в свободном доступе: платная и бесплатная.

Через десять лет главным будет не то, что ты знаешь, а умение быстро перестроиться и переучиться. Возьмём тех же кассиров в гипермаркетах: их уже заменяют бесконтактные кассы. Развиваются беспилотные автомобили и так далее. Главное – постоянно быть в тренде, следить за тем, что происходит, и, конечно же, учиться. Если получить диплом и перестать это делать, то будешь никем.


Илья Ларкин, 24 года, создатель сети конкурсных сообществ «Бесплатный»:

Фото из личного архива

О себе

Я учился на машиностроителя в «технологе». Дошёл до 4-го курса и почти получил диплом. Но желание учиться закончилось вместе с общими предметами и началом углублёнки – высшей математики, сопроматов и прочих штук, которые выкручивали мозги наизнанку.

Я до сих пор не понял, кем бы я работал, но все моменты соприкосновения с профессией были скучными. Мне всё не нравилось, а как слиться с этой движухи, я не знал. Но со временем альма-матер сама меня извергла. Всё, чем занимался после отчисления и занимаюсь по сей день, не требует диплома и вообще находится в другой плоскости, не связанной с образованием.

В 2015 году я разбился на лонгборде, сидел дома со сломанной ключицей и залипал в компьютер. От скуки захотел сделать какой‑нибудь паблик. Так за ночь появился «Белгород, счёт, пожалуйста!».

Затем родился и «Бесплатный Белгород» – как афиша бесплатных событий города, чем он сейчас отчасти и продолжает быть. Ближайшие бесплатные мероприятия искал в Интернете, а спонсорами первых конкурсов были друзья. Всего на раскрутку у меня было 500 рублей. Именно эти последние деньги я тогда потратил на 20 сим-карт.

Зарегистрировал на каждую аккаунт в «ВКонтакте», что давало возможность рассылать 400 сообщений в день. К моей затее подключился друг, уволившийся из «Макдоналдса». За пару месяцев мы разослали около 15 тыс. сообщений. Мы убеждали крутые магазины и рестораны, находившиеся за тысячи километров от нас, размещаться в сообществах.

На сегодня сеть конкурсных пабликов имеет около 5,3 млн подписчиков. За всё время работы мы разыграли 43 тыс. подарков. Прибыли с этого мне достаточно, чтобы ничем прочим в плане заработка не заниматься.

О развитии

У меня есть тяга к знаниям, только пока это интересно. Я могу сесть за компьютер в полночь, в четыре утра читать, например, историю появления дверных отверстий для почты. Какого‑то конкретного устремления у меня нет.

Работе в Интернете и пабликах не учат. Но на форумах, например «Селигере», мне в своё время было интересно послушать спикеров. Нравится смотреть видео бизнес-тренеров: интересно рассказывает Аяз Шабутдинов. Мотивацию я искал в историях людей без образования, про которых пишет, например, Forbes. Как бы есть те, кто зарабатывают с «вышкой», есть те, кто без неё, – и в этом нет ничего невероятного.


Елизавета Догваль, 21 год, международная модель, и Деметрион Стародубцев, 24 года, работает в международной оптовой торговле:

Фото из личного архива

О себе

Елизавета: Я училась в БГИИК по специальности «декоративно-прикладное искусство». После обучения должна была ехать в деревню и учить детей. Но в Белгороде я начала практиковаться в качестве модели. Особо полезно не было, однако тогда я поняла, что хочу развиваться в этом направлении.

Деметрион: Пошёл на психфак в БелГУ, но мне не понравилось, и я уехал в Питер. Там поступил на тот же факультет, но, так как пришлось работать на нескольких работах (в том числе альтернативной моделью), вскоре тоже забил на учёбу.

Из‑за семейных проблем пришлось вернуться в Белгород. Долгое время работал сборщиком окон, устанавливал акриловые вкладыши, занимался внешней отделкой зданий. Платили до 40 тыс. рублей и выше. Позже заинтересовался продажей электронных сигарет, занимался обзорами, рекламой. Но тоже как‑то не срослось.

Елизавета: На последнем курсе мне в голову пришла сумасшедшая мысль: поехать работать в Китай. Мы с Деметрионом давно хотели туда. После недели поиска на китайских сайтах нашла работу моделью, плюнула на всё и уехала. Три самолёта – и я на месте. Заключив контракт, не смогла приехать в Белгород, хотя мне оставался месяц до диплома.

Самостоятельно училась фото- и видеопозированию. Для этого не потребовалось образование. В Китае у меня много разноплановых съёмок: от обычных до самых странных, когда к волосам приклеивают пластиковые вилки. Это объясняется тем, что китайцы не любят использовать фотошоп. Например, задумка фотосессии у водопада будет воплощаться только у настоящего водопада. Сейчас я зарабатываю 300–400 тыс. рублей в месяц.

Об образовании

Деметрион: Главная проблема российского образования – неподготовленность преподавателей к своей же дисциплине. Они колоссально отстают от развития профильных профессий. Например, в БГИИК есть предмет «компьютерная анимация», но нет никого, кто занимался бы этим высокопрофессионально.

Елизавета: Нужно больше свободы выбора и больше факультативов. Как у нас обычно происходит: группа делится и выбирает то, что им интересно, однако если на один из факультативов набирается мало людей, то их принудительно отправляют на другой. Я очень хотела пойти на кузнечное дело, но, так как в группе были одни девочки, они выбирали текстиль или резьбу по дереву. В итоге выбора у меня не было, а дисциплину вообще убрали.

О значении диплома

Деметрион: Сам по себе диплом не значит ничего. Ключевое – это знания, их нужно получать. У меня есть ограничения из‑за отсутствия диплома, но они незначительные. Когда есть большой опыт в международной оптовой торговле, диплом уже не играет роли. В месяц я получаю от 100 до 400 тыс. рублей.

Если у Лизы не получится дальше развиваться в моделинге, думаю, она сможет преподавать изо. Но тогда необходимо высшее образование. Поэтому и я, и она планируем получить диплом. Всё‑таки он облегчает жизнь: в любой стране можно легально работать, легче получить визу. Диплом необходим не столько для знаний, сколько для бумажек. Ведь в нашем мире они многое решают.


Валентина Егупова, 32 года, фотограф:

Фото из личного архива

О себе

В десятом классе в моих руках появился фотоаппарат «Зенит-ЕТ», и деньги у девочки-подростка стали уходить не на косметику и шмотки, а на плёнку и печать фото. В центре печати работал опытный фотохудожник Сергей Рябиков, он печатал мои снимки и рассказывал, как лучше кадрировать, какую выдержку и диафрагму ставить. Я хотела стать журналистом, и любовь к фотографии ещё сильнее укрепила это желание.

На вступительных экзаменах не хватило одного балла до проходного и пришлось идти на заочку. Чтобы хоть как‑то помогать маме платить за обучение, пошла работать. Первым, что удалось найти, был военкомат. Там на время призыва набирали сотрудников – заполнять личные дела, раскладывать результаты анализов призывников, вести беседы. За четыре часа в день платили мало, но график позволял параллельно снимать репортажи для районной газеты. В редакции ко мне постепенно привыкли и однажды предложили работу: на время летних отпусков я замещала фотокора и спортивного корреспондента и жутко радовалась этому.

Но постепенно я разочаровалась в профессии. К тому же, когда училась на третьем курсе, случилось несчастье: умерла бабушка, которая всё время жила вместе с нами. Я не могла оставить маму одну и решила не ехать на сессию. Не поехала и восстанавливаться не стала.

Об образовании

Мне кажется, в университетах много ненужной волокиты. Преподаватели не столько занимаются студентами, сколько заполняют бумажки, от которых проку нет. Однако качество образования зависит не только от преподавателей, но и от студентов: если ты не взял знания, которые тебе дают, а тупо отсидел на парах, протирая штаны, никакого качества не будет.

О саморазвитии

Я читаю книги, общаюсь с интересными людьми, мастерами своего дела, езжу на мастер-классы, делюсь опытом с коллегами-фотографами. Если меня интересует какой‑то вопрос, ответ ищу всеми доступными способами. Стараюсь не зацикливаться и пробую исследовать новые сферы жизни. И, конечно, путешествовать.

О значении диплома

Сейчас я учусь на втором курсе факультета горного дела и природопользования БелГУ по специальности «земельный кадастр». Чтобы поступить, мне пришлось сдать в 2016 году пять ЕГЭ. Результаты были такими, что я спокойно прошла на бюджет.

Могу сказать, что никогда в моей жизни не было случая, когда приём на работу, карьера, зарплата или какие‑либо другие вещи зависели от наличия/отсутствия диплома. Всё зависело от навыков, умений, мастерства и желания работать.


для комментариев используется HyperComments