• 56,08 ↓
  • 60,85 ↑
  • 2,10 ↓
21 марта 2017 г. 12:33:27

Чем играет настоящий баянист (спойлер: не пальцами)

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Жить в «Драйв»
Фото из архива группы «Драйв»

Баян ассоциируется с деревенскими гуляньями, плясками в народных костюмах, но не с молодыми современными парнями. Вадим Низиёв и Владислав Митюшин объединились в группе «Драйв», чтобы рвать меха, шаблоны и зрительные залы.

Муки музыки

Когда начали заниматься музыкой?

Вадим: Меня с первого класса отдали на баян в музыкальную школу в Вейделевке. Заниматься не хотелось, на третий год даже думал бросить. Но родители настояли, и музыкалку я всё‑таки окончил, благополучно забыв о баяне.

В 10-м классе нашёл свой старый инструмент и начал постепенно вспоминать. Потом увидел, как играют другие, по телевизору – Пётр Дранга, например. Сначала подбирал и разучивал его произведения, пробовал выступить сам в школе. Со временем решил, что надо найти второго баяниста. Далеко ходить не стал, запряг брата младшего, Олега, ему тогда было лет шесть-семь. Я его всему научил. Нас пригласили сыграть в Вейделевском Доме культуры, тогда это было круто. Потом стали звать на концерты в соседние поселения. Два года так выступали, пока брат не пошёл в музыкальную школу, а я – на юридический факультет в БелГУ.

Влад: Я был во втором классе, когда меня отдали в музыкальную школу в родном Бирюче. У меня хороший слух, я песни пел. Вообще в семье и дед, и отец на гармошке играют.

В музыкалке всё получалось, в конкурсах участвовал, призовые места занимал. Меня заметил преподаватель Музыкального колледжа им. С.А. Дегтярёва Олег Власов, и после 9-го класса я поступил туда. Сейчас учусь на первом курсе факультета инструментального искусства в БГИИК.

Почему выбрали баян?

Влад: Если с профессиональной точки зрения, то на баяне можно играть любую музыку, он многофункционален. У него есть такие регистры, как кларнет, фагот… Плюс тебе не нужен концертмейстер – баянист сам левой рукой аккомпанирует.

Вадим: Меня отвели, чтобы я хоть чем‑то занимался! Шли с мамой по коридору музыкалки, слышим – одни, другие играют. Повернули в первую попавшуюся дверь, там как раз сидел преподаватель. Попробовали – и погнали мучить меня.

Так тяжело было?

Вадим: Очень. Особенно в детстве, когда все в футбол гоняют, а ты сидишь и репетируешь. Я даже с занятий убегал, но меня ловил замдиректора школы и к маме на работу отводил. Помню, перед одноклассниками играл, какой ужас!

Влад: А я успевал и в футбол гонять. Но вообще да, уроки были адскими муками. Да и когда в колледж поступил, легче не стало. Баха играли, сонаты Скарлатти – классику, которая написана не для баяна.

Фото из архива группы «Драйв»

Развал-схождение

Как образовалась группа?

Вадим: Перебрался в Белгород. Месяца через три-четыре после начала учёбы пришёл к директору МКЦ Сергею Бодякову, чтобы поговорить о дуэте. Он меня послушал и согласился попробовать. Я только потом узнал, что Сергей Алексеевич в прошлом тоже профессиональный баянист! Второго человека он подсказал искать в музыкальном колледже. Захожу я туда – коридор длиннющий, все в ряд сидят и увлечённо играют кто на чём. Так я нашёл Павла Сайганова.

Появились первые трудности. Где репетировать? Я жил на съёмной квартире, а Паша в общаге. Так он ездил ко мне с баяном на автобусе! Играли в комнате, соседи стучали по батареям…

В 2013 году на отчётном концерте в БелГУ нас заметил ректор Олег Полухин. Ребята, говорит, давайте к нам, мы вам откроем студию. А уже через год нам выделили средства на покупку новых инструментов.

Где ещё выступали?

Вадим: Много где и с кем: с «Любэ» и МакSим на Соборной площади, у комплекса Хоркиной и во всех концертных залах Белгорода. По области много ездили вместе с коллективами БелГУ. Планы стали масштабнее, набрали группу из своих же друзей-музыкантов – получился состав из шести человек. В 2015-м сделали с группой первый сольный концерт, он стал основополагающим. Теперь знаем, в каком направлении двигаться.

Влад: Сольник‑то получился хороший, только вы после этого развалились!

Вадим: Не развалились, а поредели. Полсостава ушло: кто в армию, кто окончил вуз и уехал домой. Остались только барабанщик, гитарист и я. Но дело мы не бросили и в июне 2016 года стали искать новых людей.

Влад: Позвонил Вадим: «Влад, – говорит, – надо играть». До этого мы были заочно знакомы через Павла (подсидел я его!). С первых репетиций пошло хорошо. Я на слух подбираю, Вадим ещё кое‑что показал – сыгрались, в общем. Через две недели уже выступали: сначала три композиции, потом больше и больше. Сейчас обновляем программу и поедем в Норильск. Там будет большой фестиваль, музыканты из Америки приезжают.

В дуэте вы нашли общий язык, а с группой тоже легко сыгрались?

Влад: Когда собраны толковые музыканты, то всегда находится компромисс, кто‑то подскажет, поправит. А вот если человек не знает, где нота «до» находится… Мы же устраивали прослушивания, когда набирали группу: сразу было видно, кто как играет. Если он сидит, ковыряется в инструменте, тёмный лес – то «мы вам перезвоним». Это всё лишние репетиции, проблемы.

Вадим: Свои ребята приходят на репетиции уже подготовленные: ты им раздал задания – они дома учат. А сейчас даже нет смысла дома заниматься: он посмотрел и сразу сыграл.

Влад: Я сначала дома много занимался, программа трудная. Ведь если солист лажает, то что можно говорить о группе!

Вадим: К тому же надо не просто сыграть, а стоя, с движениями.

Влад: Да, до этого я только сидя играл, и первое время было непривычно. А теперь уже и не думаешь об этом.

А что с теми, кто после армии захочет вернуться?

Вадим: Будем индивидуально решать. Основной состав останется таким же, но кто‑то будет на подмене, на подстраховке, потому что концертов много и случаются накладки. К тому же мы играем всем составом только на больших концертах, сольниках. А на мероприятия, где просят сыграть одно-два произведения, выходим дуэтом.

Вадим Низиёв.
Вадим Низиёв.
Фото из архива группы «Драйв»

Перестанешь играть – заплачешь!

Какой репертуар исполняете?

Влад: Народные, «Смуглянку» – всё в обработке.

Вадим: Можем и современные, танцевальные. Много пишем собственных произведений. Сейчас над вторым альбомом начинаем работать – скорее всего, будем композиторов подключать. А первый выпустили в 2016 году, ещё с прежним составом группы. Заканчивали запись буквально за день до отъезда ребят, даже название не успели придумать – записали и сразу выложили в Сеть.

Где берёте вдохновение?

Вадим: Услышал что‑то – и экспериментируешь. Даже из маленького кусочка можно развить целое произведение.

Влад: У меня нет такого понятия. Есть просто слово «надо» – и ты делаешь. Бывает, сидишь, и ничего не получается, вот прямо совсем. Тогда просто бросаешь всё и играешь упражнения. Разыграешься – и сразу чувствуется в руке лёгкость, и на душе легко. Говорят, баянист играет пальцами, но нет, настоящий баянист играет головой. Не в быстроте пальцев дело – импульсы же даёт мозг.

В конкурсах участвуете?

Вадим: Это отдельное направление, которое отнимает много времени. Для этого надо делать специальную программу, готовиться… Да, приходят письма с предложениями поучаствовать, но мы в основном отказываемся. У нас другие задачи. Сейчас готовим новую программу, договариваемся с площадками. Если всё будет хорошо, то сделаем в Белгороде большой концерт с билетами и афишами.

Влад: Я по возможности участвую. Это не то чтобы цель, но когда готовишься к конкурсу, ты развиваешься. Мне это важно, потому что я учусь. Участвовал в конкурсе AcordeonArt в Сербии, четыре раза становился лауреатом международных конкурсов.

Кроме баяна, на чём‑нибудь ещё играете?

Влад: Я всё освоил: гитара, фортепьяно, балалайка, аккордеон. Этому учат в колледже. Если на баяне умеешь, то и на фортепьяно сможешь. А месяц назад начал осваивать барабаны.

Вадим: Кроме баяна, ни на чём больше не играл и не играю. На ложках только!

Дома исполняете для своих?

Влад: У меня родители фанатеют, хотя с музыкой не связаны. Отец – автомеханик, мама – бухгалтер. Я им видео скидываю с концертов, потом домой приезжаю, а на компьютере целая папка с нашими выступлениями. Раньше как‑то стеснялся, а теперь, когда приезжаю, всегда играю. Может, потому что серьёзно начал заниматься только два года назад, на слух стал подбирать быстрее и песни казачьи петь.

Вадим: Ага, Влад на встречах с друзьями музыку выключает, народную рубаху надевает, достаёт баян – и начинается в Бирюче веселье! Я не играю, не просят. Хотя родители меня тоже поддерживают; когда мы первый сольный концерт играли, они приезжали, слушали.

Чем увлекаетесь помимо музыки?

Влад: Я в спорте ещё. В школе занимался кикбоксингом, тяжёлой атлетикой. Сейчас в основном пауэрлифтингом увлекаюсь. У меня жёсткое расписание, времени остаётся только на музыку и качалку. В 10–11 вечера домой возвращаюсь после репетиций.

Вадим: Я сейчас на последнем курсе магистратуры юридического факультета. Отработал год в налоговой и понял, что это не моё. Стали пропадать концерты, репетиции – тяжело совмещать. Особо не отпускают никуда, а концерты не всегда после работы, бывают и в течение дня. Надо было постоянно отпрашиваться, не всем это нравилось. Но я понимал, что надо развиваться. Так что теперь я только в тренажёрный зал хожу и полностью посвящаю себя музыке.

То есть музыка – это всё?

Влад: Всё! Если нет настроения, сел – что‑нибудь лирическое сыграл, захотел – весёлое… Музыка помогает любые проблемы забыть.

Вадим: Ага, перестанешь играть – заплачешь, поэтому приходится везде с баяном быть, даже за рулём!


для комментариев используется HyperComments