• 58,46 ↓
  • 69,18 ↓
  • 2,18 ↓
31 октября 2017 г. 21:49:54

«БелПресса» попыталась разобраться, зачем нужна эта пока не зарегистрированная профессия

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
«Женщина хочет рожать, а не чтобы её родоразрешали». Белгородские доулы – о своей работе

Доула помогает на всех этапах материнства. До зачатия и во время беременности – справиться с неуверенностью и стрессом, во время родов – с болью и страхом неизвестности, после них – наладить грудное вскармливание и послеродовое восстановление.

При этом доула (если, конечно, она правильная) не выполняет никаких медицинских процедур и манипуляций, не занимается акушерством и тем более не склоняет никого рожать на дому.

В европейских странах деятельность доул легальна, а, например, в Англии, доулы наравне с врачами входят в родильные команды. В России официально этой профессии нет. Да и по закону присутствовать на родах в роддоме может лишь муж или кто‑то из близких родственников.

Тем не менее, доулам иногда удаётся попасть на роды. Или же, как в случае с тремя нашими героинями, они просто помогают женщинам до роддома и после выхода из него.

Светлана Т., инструктор по подготовке к родам, мама трёх детей:

«Я не могу назвать себя доулой в полном смысле слова, но эта тема мне, безусловно, интересна. Я инструктор по подготовке к родам, консультирую мам по вопросам грудного вскармливания, ухода за ребёнком и восстановления после родов. Поддержкой беременных и молодых мам заинтересовалась давно, но сделать это своей профессией решила после рождения среднего сына.

Я систематически повышаю уровень знаний на специализированных семинарах и конференциях, которые проходят в других городах, а в данный момент получаю второе образование по специальности «акушерское дело». Считаю, что постоянное повышение квалификации – залог гармоничного развития человека как профессионала.

Я восхищаюсь эстетикой материнства, беременными женщинами – именно поэтому я делаю то, что делаю.

Сейчас в России появилось такое понятие, как доула, хотя такой профессии в отечественном реестре нет. Но специалисты, которые оказывают помощь женщинам на всех этапах материнства, конечно же, существуют.

Исторически знания передавались из уст в уста, от опытной женщины к молодой, от бабушки и матери – к дочери. Но сегодня эта связь утеряна, что я считаю большим упущением. Часто бывает так, что первый ребёнок, которого женщина держит на руках – это её собственный ребёнок. Раньше такое было невозможно: жили общинами, молодые девушки учились наглядным примером всем аспектам материнства. Тогда не было необходимости в профессии доулы, потому что эту роль выполняли мудрые женщины. А в современных реалиях доула – это не мода, это необходимость.

«Доула» переводится с греческого как «служанка». Если бы мы захотели найти наиболее подходящее слово в русском языке, то это было бы такое родное понятие как нянечка.

Конечно, доула – это многопрофильный специалист. Она может делать обезболивающий массаж при родах, советовать дыхательные техники расслабления, оказывать психологическую помощь и иметь массу других специфических знаний и навыков.

В наших роддомах работает много замечательных, чутких и профессиональных специалистов. Но по некоторым параметрам отечественная система родовспоможения всё же уступает зарубежной.

На Западе врач и акушерка – равнозначные специалисты, но нужны в разных случаях: врач занимается патологическими случаями, а акушерка – нормальными естественными родами.

Иллюстрация Любови Турбиной

Есть в том числе доулы, которые оказывают физическую и психологическую поддержку женщинам, причём, не только в родах. Вся команда специалистов работает слаженно, что позволяет каждому заниматься своей приоритетной задачей, а женщине не чувствовать себя обделённой вниманием и заботой.

Есть разница и в отношении к домашним родам. В России законодательство их никак не регулирует. Женщина может там рожать, если хочет, но квалифицированную легальную помощь ей оказать не смогут. В Англии и Голландии, например, по страховке здоровая беременная из низкой группы риска может выбрать, где она хочет родить: дома, в медицинском центре или в больнице. В госпиталях рожают женщины из высокой группы риска, в родильных центрах – женщины с низкой степенью риска. И есть сертифицированные акушерки, помогающие рожать на дому. Это не считается чем‑то криминальным или опасным, и для системы родовспоможения даже менее затратно, чем содержание женщины в госпитале.

В Белгороде есть только роддома, нацеленные именно на помощь роженицам из группы высокого риска. И проблема здоровых женщин, из группы низкого риска, в том, что выбора у них нет. Для них по умолчанию предусмотрен тот же родовой план, тот же комплекс манипуляций и вмешательств. Белгород всегда являлся передовым городом, и я очень надеюсь, что такие популярные в столичных роддомах программы как «Мягкие роды» и «Домашние роды в роддоме» скоро станут доступными и нашим женщинам.

Каждая женщина, её беременность и роды уникальны. Поэтому большинство рожениц хотят к себе не безличного унифицированного, а индивидуального отношения. Женщина не хочет быть «объектом родовспоможения» – она хочет рожать, а не чтобы её родоразрешали.

Я бы очень хотела сотрудничать с системой родовспоможения. Мы нужны друг другу. Врачи в родах тогда будут заниматься своей работой – оказывать квалифицированную помощь. А за психологическим комфортом роженицы проследят профессиональные помощники».

Юлия К., доула, мама пятерых детей:

«Я состою в сообществе доул на специализированном сайте. Но это не основная моя деятельность, скорее попутная. По образованию я психолог с дополнительным образованием в области перинатальной психологии (науки, изучающей закономерности развития психики ребёнка от зачатия до нескольких месяцев после рождения – прим. авт.). Веду курсы подготовки к родам для женщин и супружеских пар.

К сожалению, в нашей культуре не принято делать акцент на женском состоянии – ни в родах, ни после. Главное – ребёнок, чтобы он родился здоровым. А что женщина чувствует, что она может уставать, грустить после родов – это в нашем обществе остаётся непонятным и неважным. Поэтому я отдельно об этом говорю, и хорошо, что папы приходят на занятия.

Ещё я консультант по грудному вскармливанию, и поэтому часто вижу родителей после родов. Вижу состояние мам. Вроде бы о послеродовом периоде столько написано, столько сказано, но женщина в любом случае растеряна, для неё это новое абсолютно. Поэтому видно, что важна не подготовка непосредственно к родам, а внутренняя готовность женщины меняться, взрослеть и брать на себя ответственность.

Доула – это прежде всего психологическая и эмоциональная поддержка в родах и после них. Плюс это физическая поддержка: сделать массаж, что‑то донести, помочь перейти с одного места на другое, вместе подышать, напомнить женщине, когда она уже в неконтролируемое состояние уходит – что это хорошее состояние, правильное, природное. А после – накрыть одеялом, если ей холодно, надеть носки, помочь правильно приложить ребёнка к груди.

Когда я готовлю мужей к совместным родам, я им объясняю: вы идёте не на сражение, а просто для того, чтобы быть рядом, поддержать своим присутствием и стать полноценным участником появления на свет собственного ребенка.

Родами, которые проходят в роддоме, управляет система. Там не дадут поспорить, возразить: «Нет, мы так не хотим». Это всегда оборачивается против роженицы. А доула всегда на стороне женщины. Она для неё свой человек: знает о её прошлом, страхах и желаниях как лучшая подруга или личный психолог, защищает её потребности в родах. При этом она умеет сотрудничать с медперсоналом: пошутить, разрядить обстановку, рассказать об желаниях роженицы так, чтобы это не вызвало негодования у врача. Доула знает процесс родов, она видит, когда женщине на схватке неудобно и хочется поменять позу, и может, не тревожа её саму, сообщить об этом врачу.

Конечно, доула – не гарантия того, что роды пройдут легко и быстро. Но она может дать женщине информацию о готовящейся медицинской манипуляции, ответить на все вопросы. Например, женщина может попросить рассказать о кесаревом сечении. И какой бы у доулы ни был настрой на естественные роды, она должна подавать информацию в нейтральном ключе.

К родам на дому у меня двоякое отношение. С одной стороны, по зарубежной статистике, чаще всего такие роды проходят без осложнений. Но это здорово в тех странах, где у тебя под окном дежурит скорая помощь. А у нас такого нет, поэтому никого к такому не склоняю и не говорю, что это правильно или неправильно. Не оцениваю, потому что это выбор женщины.

Лучше направить силы на то, чтобы что‑то менялось в официальной системе родовспоможения. Например, хотя бы выйти на уровень Москвы, где можно приходить на роды со своей акушеркой и доулой. Да, есть областная программа «Шаг за шагом вместе», но на практике она не отвечает одному из главных запросов роженицы – не позволяет прийти на роды с любым сопровождающим лицом, а не только лишь с мужем или мамой. Ведь есть женщины, у которых нет близких или их не хочется видеть на родах, и в этом случае роженица лишена возможности быть с поддержкой.

В Москве услуги доул в среднем стоят от 15 до 30 тыс. рублей. У нас – от 2 до 10 тыс. Вообще к акушерству и доульству понятие таксы трудно применить, потому что роды очень по‑разному проходят и участие доулы может быть очень разным. Тут должна, наверное, сама женщина оценивать, насколько ей помогли.

Мне хотелось бы, чтобы наши врачи поняли, кто такая доула, чем она может быть полезна медперсоналу, а чем – женщине. Важно, чтобы медперсонал не боялся, что доула будет сражаться, критиковать, вмешиваться, контролировать.

Но и доулы, папы и другие участники родов должны очень хорошо понимать свои основные задачи, чтобы не было конфликтов. Для женщины ведь важно чтобы вокруг было спокойно и никто на неё не кричал».

 

Иллюстрация Любови Турбиной

Татьяна Т., мама пятерых детей:

«Я не могу сказать, что я доула. Ко мне приходят беременные, спрашивают какие‑то вещи. Я помогаю, чем могу. Сама себя называю профессиональной мамой. Я профилактик по образованию, окончила Курский медицинский университет. И консультант по грудному вскармливанию – закончила курсы по программе, рекомендованной Всемирной организацией здравоохранения.

То, чем мы занимаемся – это, можно сказать, отдельный, параллельный мир. После третьих родов я о нём узнала. Была на нескольких международных конференциях, куда приглашали специалистов со всего мира, в том числе и Мишеля Одена – известного гинеколога, который одним из первых в Европе начал создавать роддома домашнего типа.

Женщина в родах действительно очень нуждается в человеке, который бы её защитил, создал бы ей атмосферу тепла, уюта. Плюс послеродовое восстановление. Эту проблему в медучреждениях чаще всего упускают.

Сейчас столько депрессий послеродовых – просто катастрофа. А очень важно, чтобы женщина была подготовлена к родам, прошла их и потом быстренько восстановилась. Чтобы материнство для неё было счастьем, для неё, и, соответственно, для семьи, для ребёнка. И тогда она захочет ещё рожать: и второго, и третьего – и каждый раз это будет счастье. А не так, как потом годами плачут, вспоминая, какой это был кошмар.

Часто даже бывает грудное вскармливание помочь наладить – тоже большая проблема. В медицинских учреждениях не учат этому женщин почему‑то. Раньше все эти знания передавались из поколения в поколение: от мамы – дочке, от бабушки – к внучке. Сейчас этого нет, всё утеряно. Я приезжаю как консультант по грудному вскармливанию и слышу: «Мне мама сказала по часам кормить». Говорю: и долго тебя так мама кормила? И трёх месяцев не кормила!

Кстати, о повитухах. Раньше ими становились женщины, которые сами родили много детей и уже вышли из детородного возраста. Обязательным критерием было, что эта женщина рожала много и легко. Потом она училась много лет, ходила со старшей женщиной. Говорят, бабки повивальные были тёмные и необразованные женщины. Но если поднять историю, всё было наоборот.

Сейчас многие женщины, ставшие доулами – с высшим и средним медицинским образованием. Работая в официальной медицине, они были людьми подневольными, вынужденными работать по приказу, ведь в системе здравоохранения нет индивидуального подхода. Зачастую он стандартный, а это неправильно. А я – за индивидуальный подход к роженицам».


для комментариев используется HyperComments