18.12.2017, Понедельник 02:29
  • 58,90
  • 69,43
  • 2,13
23 ноября 2017 г. 12:29:08

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Здесь все друг друга знают. Почему медикам в грайворонском селе Головчино стыдно плохо работать
Фото Вадима Заблоцкого

Старейшей в Грайворонском районе участковой больнице в селе Головчино исполнилось 90 лет. В 2016 году больница преобразована в амбулаторию – самое крупное учреждение в районе кроме центральной районной больницы.

Приём в амбулатории ведут врачи пяти специальностей, в то время как в других – одной-двух. Медучреждение обслуживает участок с населением около 9 тыс. человек. К больнице относится пять отдалённых ФАПов: в хуторе Масычево и селе Антоновка, в посёлках Чапаевский, Горьковский и Доб­рополье. «Белгородская правда» отправилась в головчинскую больницу, чтобы узнать подробности её почти вековой истории.

Заложили ещё при царе

Встретившая нас главный врач Тать­яна Савченко рассказала, что первая лечебница в Головчино появилась ещё в 80-х годах XIX века, но у основной части населения больница ассоциируется со зданием 1927 года. Более ранних больничных строений в селе не сохранилось.

В первом упоминании о медицинском учреждении говорится, что главным врачом здесь служил крупный местный землевладелец Адам Орглерт. Затем в 80-х годах XIX столетия при сахарном заводе действовало небольшое больничное помещение на семь человек, где работал один фельдшер.

Здание нынешней участковой больницы со стационаром на 25 коек начали строить ещё в 1904 году, при царе, а в эксплуатацию оно вошло только 7 октября 1927 года – к десятилетию Великой Октябрьской социалистической революции. В 1928 году неподалёку выстроили двух­этажный жилой дом для медицинских работников.

«С того времени больница оброс­ла богатой историей. Когда она только начала работать, здесь были поликлиника, стационар, хирургические, родильные и детские койки, – говорит Татьяна Савченко. – Многие поколения жителей Головчино родились в этой больнице, в детстве ходили сюда на прививки, а некоторые потом ещё и работали здесь долгие годы».

Татьяна Савченко.
Татьяна Савченко.
Фото Вадима Заблоцкого

Татьяна Анатольевна привела нас в двухэтажное здание и первым делом указала на почти метровую толщину стены в оконном проёме.

«Не дом, а просто крепость! В этом здании никогда не бывает очень холодно зимой и чрезмерно жарко летом», – отметила главврач.

Последний капитальный ремонт в здании сделали в 2005 году. Теперь, оказавшись внутри, не чувствуешь его возраст: вокруг пластик и другие современные материалы. Разве что лестница на второй этаж осталась той же самой.

«Когда я пришла работать в больницу, в этом здании ещё было печное отопление. Оно не функционировало, но печи стояли в каждой палате, – показала Татьяна Савченко. – Представьте, как санитаркам нужно было трудиться, чтобы на второй этаж наносить угля и растопить все печи! Надеюсь, они хотя бы дрова сами не кололи».

Выходной за сено

Даже во время Великой Отечественной войны больница не закрывалась ни на день. Здесь размещался военный госпиталь № 2324, о чём оповещает табличка возле входа в старое здание.

«На территории больницы есть захоронения, причём как наших, так и немецких солдат, – продолжает Тать­яна Анатольевна. – Останки обнаружили, когда на территории возводили новую постройку».

Кроме таблички, повешенной более 30 лет назад, в больнице не сохранилось никаких сведений о военных годах. Зато фотографии и книги приказов, начиная с 1945 года, в больнице бережно хранят. На пожелтевших листах записаны приказы о награждениях и премиях к разным годовщинам, а также о наказании для провинившихся работников Головчинской народной больницы, как она тогда называлась.

Из приказов можно узнать, например, о кличках больничных лошадей, а также о том, что конюх получил внеплановый выходной в связи с тем, что заготовил много сена для своей подопечной. Автомобиля в те годы в больнице не было, а участок обслуживать надо было довольной большой. Даже в самом Головчино от лечебницы до улицы Первомайской надо идти порядка восьми километров. Просто так не набегаешься. Вот и использовали гужевой транспорт. А первая машина здесь появилась в 1964 году.

Анна Ковалёва.
Анна Ковалёва.
Фото Вадима Заблоцкого

От туберкулёза до гастрита

За время своего существования больница претерпевала разные транс­формации. В 1950-е годы здесь располагалось межрайонное отделение по борьбе с костным туберкулёзом. В сложные послевоенные годы туберкулёз был довольно распространённым заболеванием.

«По рассказам пожилых коллег и жителей, пациенты тогда с целью оздоровления гуляли по территории. Больница стоит на отшибе, потому что такое расположение наиболее грамотное в плане оздоровительных мероприятий. При строительстве учли даже розу ветров, – объяснила Татьяна Савченко. – Рядом – выход к пруду, липовая аллея».

В 1970-е годы в больнице расположилось терапевтическое отделение гастроэнтерологического профиля. Существовали также детские и родильные койки.

1960–1980 годы – период обновления больницы. В это время отремонтировали все её здания и жилой дом, построили ещё два дома для врачей, помещения поликлиники, рентгенкабинета, котельной, гаража. Провели водопровод, водяное отопление, канализацию, новую электролинию, заасфальтировали территорию.

Все эти нововведения появились при Владимире Цыбульском, который работал в больнице с 1965 года, а с 1968 по 1983 год возглавлял её.

Голова в сахаре

Время работы Владимира Арсенть­евича вспоминает медсестра физиотерапевтического кабинета Анна Ковалёва, которая трудится в больнице с 1978 года. Она окончила белгородское медучилище и приехала сюда работать по направлению.

«В первый год моей работы здесь был профилакторий от больницы при колхозе «Коминтерн», рассказала Анна Васильевна. – Оздоравливали доярок и трактористов. Затем профилакторий закрылся, и меня перевели в больницу. С 1979 до 1985 года я работала дежурной сестрой. После декрета не захотела дежурить по ночам, и меня перевели в стоматкабинет, где я трудилась 13 лет».

В 1998 году медсестра физиокабинета ушла на заслуженный отдых, и её место заняла Анна Васильевна. За долгие годы работы у неё скопился большой багаж воспоминаний. Врезался в память печальный случай, произошедший почти сразу после прихода девушки на работу в головчинскую больницу.

«Однажды ночью я дежурила на втором этаже стационара. А на первом этаже жил интерн. Он прибежал и сообщил, что привезли роженицу. У нас же в это время родильных коек уже не было. Оказалось, что женщину из Берёзовки везли в Грайворон рожать на грузовой машине, но события стали развиваться слишком быстро, поэтому решили завернуть к нам. Мы положили женщину, велели тужиться, и вдруг поняли, что ребёнок неправильно идёт – не головкой, а ножками вперёд. Мы паниковали, старались, все руки в крови были, но в итоге ребёночек родился мёртвым. Я ещё своих детей не имела, не всё понимала, и эти роды запомнились мне на всю жизнь».

А как‑то во время другого дежурства к медсестре Ковалёвой прибежали человек пять армян, принесли годовалого ребёнка:

«Я смотрю, а у него головка в крови и сахаром засыпана. Все кричат, плачут. Я вызвала Владимира Цыбульского и давай промывать рану. Промыли, и оказалось, что ранка малюсенькая, ерундовая, видимо, сосудик лопнул, а они всё сахаром растёрли. Уж не знаю, зачем они рану сахаром посыпали, наверное, метод народной медицины такой. Как же мы потом с Владимиром Арсентьевичем смеялись!»

Работа по‑новому

Главврач Цыбульский фактически сгорел на работе. Он умер на рабочем месте. Ему было около 60 лет. И до него, и после в больнице трудилось ещё много хороших врачей. Например, заслуженный врач России педиатр Валентина Кулинич более 50 лет проработала на одном участке, вырастила четыре поколения жителей Головчино. Здесь начинал трудиться хирург Арнольд Седов, ставший профессором, доктором медицинских наук, а также другие выдающиеся медики.

В 2000 году исполняющей обязанности главврача головчинской больницы на один месяц назначили 28-летнюю Татьяну Савченко. Месяц превратился в 17 лет.

Перед 90-летием, в начале 2016 года, участковую больницу преобразовали во врачебную амбулаторию в связи с оптимизацией системы здравоохранения и сокращением коек круг­лосуточного пребывания. В составе больницы дневной стационар терапевтического профиля на 12 коек и поликлиника, изначально рассчитанная на 75 посещений. Приём ведут четыре врача общей практики, педиатр, стоматолог и гинеколог. Есть также пункт скорой помощи. В зоне обслуживания «скорой», помимо населённых пунктов, относящихся к амбулатории, Белгород-22 (воинская часть) и Доброивановка. Жители этого села терапевтическую помощь получают в ЦРБ, а вот на неотложные вызовы туда спешит бригада из Головчино.

«Сейчас я уже не представляю себя вне работы, – призналась Тать­яна Анатольевна. – Сельские больницы отличаются от городских мед­учреждений. Здесь все друг друга знают. Я с человеком не просто так встречаюсь где‑то мельком в автобусе, я знаю его. Я прихожу в магазин и покупаю у него хлеб, или он учит моего ребёнка. У нас даже выходных практически не бывает. Люди могут звонить врачам в любое время дня и ночи. Здесь стыдно плохо работать».

  • Запись в книге приказов 1947 года.

  • Книга приказов.

История в документах

По приказам главврачей в послевоенной народной больнице видно, с какими болезнями боролись медики. Вот запись от 29 ноября 1946 года:

«Несмотря на окончившуюся вспышку брюшного тифа в целях ранних выявлений и предупреждения других заболеваний приказываю всем работникам проводить подворный обход не реже двух раз в неделю. Врачу Подоляк необходимо на колхозном собрании сделать доклад на тему «Брюшной тиф и борьба с ним».

В больнице следили за качеством продуктов:

«В целях недопущения порчи засоленных огурцов и помидор назначаю комиссию в составе…, каковым сделать подсчёт необходимого количества овощей для питания больных на июль месяц 1947 года, а остальные овощи реализовать среди рабочих и служащих больницы по государственной цене».

Даже то, что сейчас принято считать отходами, в трудные послевоенные годы собирали и использовали:

«Согласно приказу ЦК партии о поднятии урожайности сельского хозяйства и засеве всей посевной площади приказываю в целях сохранения посевного картофеля старшей медсестре Бондаревой ежедневно присутствовать на кухне во время очистки картофеля. Наблюдать за сохранением доброкачественных очистков, пригодных для осеменения картофеля. Ежедневно мне докладывать о количестве очистков и правильности их хранения. Предупреждаю товарища Бондареву: если не будет выполнено моё задание по заготовке семенного картофеля, перед райздравотделом будет поставлен вопрос о привлечении к ответственности».


для комментариев используется HyperComments