23.10.2017, Понедельник 21:43
  • 57,51
  • 67,89
  • 2,17
31 мая 2017 г. 21:15:01

«БелПресса» спросила биолога, ихтиологов и рыбаков-любителей, безопасно ли есть местную рыбу

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Здесь рыба есть! В какие белгородские реки стоит закидывать удочку
Фото Владимира Юрченко

В белгородских водоёмах водится до 40 видов рыбы – от плотвы до пираньи.

Окунь, плотва, карась

Рек в нашей области немного, и они небольшие. Длиной 100 и больше километров могут похвастаться лишь четыре из них: Северский Донец, Оскол, Тихая Сосна и Ворскла.

«И рыбье население, конечно же, соответствует условиям малых рек с учётом их загрязнённости», – подтвердил профессор кафедры биологии БелГУ Александр Присный.

Даже если приплюсовать к рекам пруды, которых в области около тысячи, всё равно водных, а соответственно, и рыбных ресурсов у нас немного.

Реки мелеют, на них есть гидросооружения и водосбросы, которые не только нарушают общий гидробаланс региона, но и истощают кормовую базу для рыб. Из‑за этого, по словам Александра Владимировича, состояние местной ихтиофауны последние 100 лет неуклонно ухудшается.

И всё же рыбы в белгородских водоёмах пока водится довольно много. По разным оценкам – около 40 видов. Костяк составляют, конечно, наиболее устойчивые. Это окунь, плотва, серебряный карась, краснопёрка, сазан и некоторые другие.

 

Иллюстрация Любови Турбиной

В Красную книгу области занесены 17 видов. Но краснокнижных рыб в белгородских реках немного. Например, шемаю, подуста и рыбца можно встретить только в Тихой Сосне: в период нереста они поднимаются сюда из Дона. А в Северском Донце водится украинская минога.

«В уловах она редко встречается, но, по рассказам старожилов, в районе села Безлюдовка Шебекинского района отмечался вылов этого вида», – подтвердил начальник областного отдела по рыболовству и сохранению водных биологических ресурсов Евгений Литвинов.

Пиранью заказывали?

В белгородских водоёмах водятся и экзотические виды рыб. Например, в Белгородском водохранилище и в губкинском озере встречаются даже пираньи. Правда, не хищные, а травоядные.

«Причём это не единичный случай. Их и там, и в реке Разумной близ очистных сооружений вылавливают ежегодно. В прошлом году одну такую вытащили из сетей: 40 см до конца чешуйчатого покрова. Зубы передние – как у человека коренные, вес – около 2 кг», – похвастался Литвинов.

Внушительный экземпляр попался в браконьерские сети, которые изъяли в одном из рейдов сотрудники рыбоохранной инспекции и Главрыбвода.

«В пруду посреди Губкина уже сформировалась устойчивая популяция пираний. Откуда? Кто‑то в аквариуме держал, пока были маленькие. А как выросли и начали много есть – их в вольную воду и выпустили», – подтвердил профессор Присный.

  • Пиранья из Белгородского водохранилища.

  • Пиранья из Белгородского водохранилища

 

Кроме пираний, водятся в белгородских водоёмах и другие завезённые южные виды рыб. Например, ротан, буффало и гамбузия. Последнюю в первой половине XX века распространяли по водоёмам юга Русской равнины и Закавказья для борьбы с малярийным комаром.

«Они ещё живут у нас в водоёмах с тёплой водой. Например, в отстойниках, куда сбрасывается технологическая подогретая вода. Однажды мы нашли гамбузию в отстойнике завода лимонной кислоты», – отметил доктор биологических наук.

В небольшой речушке, протекающей в центре Белгорода, как ни странно, тоже есть чем поживиться рыбаку. Неслучайно весной и летом по обоим берегам Везёлки ловцов хватает. На их удочки попадаются краснопёрка, плотва, окунь. Но есть в реке и другие, более редкие виды рыб.

«В Везёлке водятся даже налим и сом. Последнего ловили напротив спорткомплекса Светланы Хоркиной, на участке, выработанном земснарядом. Там глубоко – до 6 м. Мы, когда эхолотом дно обследовали, даже зарегистрировали там зимовальную яму (место скопления рыбы для зимовки – прим. авт.)», – пояснил Евгений Литвинов.

Ловят сомов на выползков (больших дождевых червей), лягушек и даже на поджаренных мышей.

«Сомы у нас водятся небольшие – максимум на 6–7 кг», – успокоил начальник областного отдела Главрыбвода.

Много сомов и в Белгородском водохранилище: несколько лет назад этот вид попал под губернаторскую программу восстановления редких и исчезающих. Сомиков в области уже несколько лет целенаправленно выращивают и потом выпускают в дикую среду.

  • Рейд по реке Топлинка.

  • Сом из Белгородского водохранилища.

А ещё в Белгородском водохранилище живёт стерлядь.

«В 1970-х годах в Белгородской области пытались разводить осетровых. Зоорыбная база находилась на Северском Донце. Оставшиеся рыбы, уплывшие оттуда, до сих пор обнаруживаются в Белгородском водохранилище и даже были зарегистрированы в Везёлке», – пояснил Александр Присный.

Ворскле тоже есть чем порадовать рыбака. Интересна эта река тем, что относится к бассейну Днепра в отличие от других белгородских рек, имеющих донскую приписку.

«В Ворскле вместе с окунем, щукой и лещом обитает язь, а в притоках встречаются налим и голавль», – рассказывает Евгений Литвинов.

А в Осколе, например, водится краснокнижный жерех.

«Считается, что водится, – уточнил профессор Присный. – Когда рыбинспекция проводит контрольные обловы, он попадается».

Стерлядь из Белгородского водохранилища.
Стерлядь из Белгородского водохранилища.
Фото предоставлено Главрыбводой

Пруд пруди

Рыбного промысла как такового в Белгородской области нет, а вот товарное рыбоводство развивается. В арендованных прудах предприниматели выращивают карпа, толстолобика и даже белого амура. Зарыбляют пруды и для рекреационных целей – платной и бесплатной рыбалки.

В прошлом году в области под товарным и рекреационным рыбоводством были заняты 114 водоёмов. Сейчас по губернаторской программе формируется сеть рыбоводческих ТОСов – пруды зарыбляют за счёт областных денег.

«Рыбопосадочный материал – мальков – берут из регионов, благополучных по заболеваниям рыб, из тех хозяйств, которые занимаются товарным рыбоводством», – рассказал ихтиолог-рыбовод областного управления ветеринарии Андрей Малышев.

По его словам, у каждого пруда, отданного под рекреацию или товарное разведение рыбы, имеется ветеринарно-санитарный паспорт. В нём перечислены виды рыб, которые имеются в пруду, есть информация о качестве воды, приведён график микробиологических исследований, лечебно-профилактических и мелиоративных мероприятий, таких как выкос тростника, известкование и удобрение пруда.

«Пруды, у которых есть собственники, в любом случае контролируются. Так же, как и запускаемый в них рыбопосадочный материал», – пояснил Андрей Александрович.

Когда арендатор пруда хочет завезти малька из другого региона, управление ветеринарии Белгородской области всегда запрашивает у тамошних коллег информацию о здоровье местной рыбы. Если вдруг в белгородском рыбоводческом хозяйстве заболевают рыбы, арендатор лечит их за свой счёт. А в случае, например, инфекций вроде аэромоноза карповых (краснухи, неопасной для человека и животных, но передающейся рыбам – прим. ред.) пруд даже закрывают на карантин.

«Наша область благополучна по заболеваниям рыб, – успокоил Малышев. – По крайней мере, карантина по аэромонозу в прошлом году не было».

 

Фото Владимира Юрченко

С «дошираком» в брюхе

В остальных белгородских реках и прудах ситуация не столь благополучная.

«Здоровье дикой рыбы по большому счёту никем не контролируется. Только по заявкам людей, которые сообщают о гибели рыбы. Тогда на место выезжают специалисты ветстанции совместно с эконадзором, берут образцы и проводят анализ», – пояснил Андрей Малышев.

В зависимости от результатов исследования ветеринары назначают и проводят лечение за счёт той территории или сельской администрации, к которой относится водоём.

В Белгородском водохранилище, по словам Малышева, часто встречается лигулёз – поражение плоскими червями. Яйца этого паразита попадают в водоём с экскрементами птиц. Их съедает рачок, а того – рыба.

Так и происходит заражение. Из желудка рыбы, пробив его стенку, черви попадают в брюшную полость. Рыба надувается, плавает у поверхности.

«Это неизлечимый паразит. В народе его ещё селитёром называют. Вытравить его антипаразитарными средствами невозможно. Для человека он неопасен, если рыбу тщательно почистить и термически обработать. Но вид у неё, конечно, неприятный. Как доширак внутри», – морщится рыбовод.

Самым опасным для людей заболеванием рыб в наших местах является описторхоз. Отличить больную рыбу от здоровой на глаз не получится – личинка поражает её мясо.

«Это тяжёлое инфекционное гельминтозное заболевание животных и человека. Паразит поселяется в поджелудочной железе и желчных протоках, вызывает тяжёлое поражение печени. Им чаще всего болеют жители Севера и те, кто ест сырую и слабосолёную или термически не обработанную рыбу», – пояснил Малышев.

Ещё одна опасная рыбья болезнь – дифиллоботриоз. У человека паразит поселяется в кишечнике и нарушает его работу. Чтобы не заразиться описторхозом и дифиллоботриозом, надо есть только хорошо проваренную или прожаренную рыбу. Также нежелательно кормить сырой рыбой кошек и собак: от них человек тоже может легко заразиться паразитами не на один год.

Ещё у рыб под чешуёй, на жабрах, в глазах, мышечных тканях живут паразиты, не представляющие опасности для человека.

«Мало кто из людей подозревает, что внутри у него живут паразиты. А они у всех скорее есть, чем нет», – философски замечает профессор Присный.

Александр Владимирович советует не пренебрегать термической обработкой рыбы.

«Надёжно – когда мясо прогревается хотя бы несколько минут выше 100 градусов. Нормальная термическая обработка – это варка, жарка. Копчение – не всегда, потому что при нём температура на поверхности рыбы может быть высокой, а в глубине – не больше 30 градусов. А этого недостаточно», – подытожил биолог.

 

РыбоLOVE

Судя по количеству рыболовных магазинов в областном центре, посидеть с удочкой у реки белгородцы любят. По оценке Евгения Литвинова, любительской и спортивной рыбалкой занимаются около 300 тыс. жителей области. Немало среди них и женщин.

Мы проехались по берегам белгородских рек и расспросили рыбаков об их увлечении.

Константин Васильевич, 90 лет (Везёлка у места впадения в Северский Донец:

Фото Юрия Коренько

«День, проведённый на рыбалке, мне на четыре-пять дней здоровья даёт! Хожу сюда с удочкой раза два в неделю. На Везёлку, на Северский Донец. Рыбу и сам ем, и для внуков-правнуков в морозилке замораживаю. Больше всего люблю уклейку: самая чистая рыбка. Шпроты из неё хорошие получаются – лучше магазинных.

Что тут ловится? Уклейка, подлещик, плотва, краснопёрка. Щука бывает. Но в этом году крупная ещё не попадалась. Мелочь в основном – крючок больше неё. Поймаю такую – снимаю с крючка и отпускаю.

Больную рыбу определяю на глаз. У солитёрной черви внутри, сразу видно. А если без червей, я её чищу и брюшко на свет смотрю: если есть по мякоти чёрные пятна и полосы – выбрасываю».

Николай, 22 года (Северский Донец):

Фото Юрия Коренько

«Сам я из Ивнянского района, работаю в Белгороде. Проезжал как‑то мимо, увидел, что здесь рыбаки сидят. Расспросил их и решил сам попробовать половить в выходной. Первый раз ловлю щуку на блесну. Только три раза закинул удочку. Пока мимо.

Мелочь типа плотвы отдаю котам, что покрупнее – себе на еду, отец вялит, делаем таранку. Конечно, смотрю, чтобы не больная была рыба – без червей, без язв». 

Иван Фёдорович, 65 лет (Северский Донец):

Фото Юрия Коренько

 

«Здесь ловится уклейка, плотва, подлещик, окушок, ёршик, щучка и даже сом. Караси и карпы тоже бывают, но редко. Ловлю на опарыша, мотыля, болтушку, червя.
Рыбку жарим, солим, делаем консервы. Тут рыба нормальная, не больная. А в других местах бывает с чёрными пятнами. Её не беру.

Для чего рыбачу? Душой я так отдыхаю. Для меня возле речки посидеть – рай: птички поют, небо голубое, вода блестит на солнышке…»

Артур, 22 года (Везёлка в районе спорткомплекса Хоркиной):

 

 

Фото Юрия Коренько

«Рыбы тут много. Как и рыбаков. Из мирных в Везёлке есть лещ, плотва, уклейка. Из хищных – окунь, щука, судак. Если маленькая рыба попалась – обязательно отпускаю, если больше кило – солю, сушу. Но крупная нечасто бывает. Как подстраховываюсь от паразитов? В соли стараюсь подольше рыбу держать.

Для меня рыбалка – это развлечение. Любимое хобби. Очень затратное, кстати. Спиннинг собрать тысяч пять стоит. Но мне это нравится. Морально отдыхаешь. Поэтому, когда погода и время позволяет, иду рыбачить. Меня отец лет в шесть научил. Родом я из Валуйского района, а в Белгороде работаю. Сегодня у меня выходной».


для комментариев используется HyperComments