• 59,27 ↓
  • 69,67 ↓
  • 2,24 ↓
2 ноября 2017 г. 11:07:58

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Завершённая страница. Как открылась правда о судьбе первого редактора «Белгородской правды»
Фёдор Чукмасов с семьей. Фото из семейного архива предоставлено Александром Зотовым

Возможно, позже придут более грамотные и профессиональные. Но за теми, кто был первым, навсегда остаются лавры основоположников и первопроходцев. Именно их имена сохраняют и чтят потомки. Таковы законы истории и человеческой памяти.

Случай с первым редактором «Белгородской правды» Фёдором Чукмасовым не исключение. Но до недавнего времени известно было об этом человеке до обидного мало. И в том, что завеса над его биографией приподнялась именно в год 100-летия газеты, мы видим своеобразный знак судьбы, пожелавшей, чтобы эта страница истории областного издания не осталась незавершённой.

Две строки

Открывая в прошлом году юбилейную рубрику «100 лет с читателями» для публикации статей об истории «Белгородской правды», мы знали лишь то, что Фёдор Чукмасов редактировал первый номер печатного издания новой власти, установившейся в Белгороде после февральской революции 1917 года. Называлась газета «Воля народа», но буквально через месяц была переименована в «Известия Белгородского Совета рабочих и солдатских депутатов». Имя конкретного редактора в ней уже не указывалось. Вместо него стояло короткое: Редакционный комитет.

Но даже месячный срок службы Фёдора Чукмасова газете (хотя не факт, что в реальности так и было) не остановил нас от поиска архивных документов, касающихся этого человека. И он, увы, поначалу большим успехом не увенчался. В Государственном архиве новейшей истории Белгородской области нашлось лишь размытое фото Чукмасова, переданное туда много лет назад из одного харьковского музея.

Немного света на личность редактора пролил номер «Известий Белгородского Совета рабочих и солдатских депутатов» от 10 октября 1917 года, сохранившийся в Российской государственной библиотеке. В нём опубликован список кандидатов в гласные второй Белгородской городской Думы, выборы в которую назначили на 15 октября. Баллотировался в Думу и 40-летний машинист Южной железной дороги Фёдор Чукмасов. Причём от меньшевистского блока РСДРП. Эта информация напрочь разбила существовавшую до этого краеведческую версию о том, что Чукмасов был старым большевиком и состоял в партии с 1905 года.

Меньшевики тогда выдвинули на выборы 31 кандидата, включая своего председателя Совета рабочих и солдатских депутатов, присяжного поверенного аристократического происхождения Леонида Меранвиля де Сент-Клера. Позже он перейдёт на сторону большевиков. Но в 1938 году, по законам эпохи репрессий, когда всплывали все сомнительные связи или факты биографии, его расстреляли, обвинив в организации и подготовке терактов.

Поэтому, предполагая самое худшее, мы почти отчаялись найти что‑либо о Чукмасове. Тем более что его имя не встречалось ни в документах белгородской уездной и курской губернской власти того времени, ни в списках сменивших партбилеты в 1922 году (если предположить, что Чукмасов стал‑таки большевиком). Из‑за скудости информации мы не могли сделать запрос в архив ФСБ. В общем, казалось, найти что‑либо об этом человеке невозможно. Опубликовали то, что знали, не подозревая, как несколько этих строк решат судьбу расследования.

Сработало!

«Добрый день. Прочитал в вашей юбилейной интернет-публикации о Ф. Ф. Чукмасове… Мне известна в целом его дальнейшая судьба», – написал нам через год после выхода статьи москвич Александр Зотов. И рассказал историю своего родственника: редактор был дедом его первой жены. Оказалось, что Фёдора Фёдоровича не репрессировали. Более того, он сделал превосходную карьеру, проработав последние трудовые годы чиновником в Народном комиссариате путей сообщения в Москве.

«От репрессий 1937 года его спасло, скорее всего, то, что он как раз в это время благоразумно вышел на пенсию (по возрасту и по здоровью). Незадолго до этого (около 1935 года) успел съездить с железнодорожной делегацией в США, но и это «сошло ему с рук». Будучи пенсионером, жил в центре Москвы, на Солянке, в хорошем доме. Занимал очень большую комнату, но в коммунальной квартире. И пользовался какими‑то льготами как «старый большевик». Он собрал очень приличную библиотеку и делал годовые подшивки нескольких довоенных газет и журналов, которые мы потом с увлечением читали в 60-е годы. Умер он скоропостижно в 1956 году на Киевском вокзале в Мос-кве, когда собирался ехать в гости к брату (двоюродному?) в Киев. Похоронен на Донском кладбище в Москве», – рассказал Александр Зотов.

Кроме того, автор письма переслал нам бесценные фотографии Фёдора Чукмасова разных лет, сохранившиеся в семейном архиве его правнука Вячеслава Чукмасова.

Снова в архив

И всё‑таки мы почти ничего не узнали про виток судьбы, забросившей революционера-железнодорожника в Москву. А значит, снова отправляем запрос в архив. На этот раз исходных данных куда больше. Есть дата смерти коммуниста, что важно в поисках.

И вот долгожданный момент: партийные документы Фёдора Фёдоровича Чукмасова нашлись в Российском государственном архиве социально-политической истории.

Сложив все имеющиеся сведения, мы смогли наконец получить представление о жизненном пути первого редактора и его роли в газете.

В духе времени

Судя по записям в регистрационном бланке к партбилету № 00296685, Чукмасов родился в 1877 году на Украине в Кировограде (ныне город Кропивницкий – прим. авт.). Семья была простая, но, видимо, не бедствующая. Мать – домохозяйка, а отец рабочий-разметчик. Он умер, когда Фёдору было 19 лет, и парень уже учился в железнодорожном техникуме в Кременчуге. Вообще, будущий революционер получил хорошее образование для человека своего происхождения: ремесленное училище, трёхклассное городское училище, техникум. Видимо, «по распределению» после учёбы он попал в 1899 году в белгородское паровозное депо машинистом, где проработал до 1918 года.

Известно, что в Белгороде Фёдор Чукмасов был дважды женат. От первого брака у него родились две дочери. С фотографии 1913 года на нас смотрят аккуратно одетые девочки с косами. Супруга машиниста в красивой блузке с дорогими кружевами, причёсана по моде того времени. Сам глава семейства – в солидном костюме-тройке, галстуке. Образцовая картинка, в которой нам, наслышанным об ужасах жизни рабочих при царизме, трудно угадать представителя «угнетённого класса».

И тем не менее, этот уважаемый и явно не бедствующий человек был революционером. С 1905 года он состоял в меньшевистской партии. Интересно, что впоследствии этот факт своей биографии в официальных анкетах Чукмасов не скрывал. Но «слегка» подвинул время вступления в блок большевиков – июль 1917 года. Что, как мы видим в списке кандидатов в гласные Белгородской городской Думы, опубликованном в октябре 1917 года, было не так.

Фото из семейного архива предоставлено Александром Зотовым

Поддержал он и утверждение советской власти в Белгороде.

Впрочем, это не удивительно. После Февральской революции 1917 года перемен требовали сердца представителей всех сословий общества. Кроме того, железнодорожники Белгорода всегда активно участвовали в общественной и политической жизни. Из тех же 188 претендентов в гласные городской Думы44 были служащими и рабочими паровозного депо, телеграфа и других подразделений ЮЖД.

Редактор-совместитель

В 1917 году Фёдор Чукмасов стал членом Совета рабочих и солдатских депутатов. И, видимо, «по совместительству» с этой деятельностью курировал выпуск первых номеров «Воли народа».

Конечно, для неподготовленного человека эта работа требовала определённой смелости. Тем более что до июня 1917 года в Белгороде вообще не было издания от власти, которое можно было бы просто переформатировать под новую идеологию. А значит, не было ни кадров, ни опыта сбора информации.

Но, несмотря на эти нюансы, газета получилась интересной. И спустя 100 лет кажется лёгкой, живой, эмоциональной и грамотной. Каков был вклад в неё Фёдора Чукмасова после введения «Редакционного комитета» неизвестно.

Главный инспектор

Но зато теперь мы знаем, что в июне 1918 года Фёдор Фёдорович навсегда уехал из Белгорода. Сначала в город Сормово «инструктором технического управления НКПС». Ему, простому машинисту, революционные события, по сути, открыли новые профессиональные возможности. Перескочив несколько этапов карьерной лестницы, без соответствующего высшего образования, он стал железнодорожным начальником, куратором.

Потом были многочисленные «марш-броски» по другим объектам (напомним, что ответственных партийных работников Советская власть постоянно перебрасывала по стране для налаживания работы). Чукмасов руководил паровозным цехом в Оренбурге, мастерскими в Полтаве и Харькове, депо в Симферополе, другими подразделениями железнодорожного хозяйства. При этом везде входил в губернские или районные комитеты партии.

В Москву, в Народный комиссариат путей сообщения (в 1946 году его преобразовали в Министерство путей сообщения СССР – прим. авт. ) Чукмасова перевели в 1928 году. За семь лет работы в НКПС Фёдор Фёдорович прошёл путь от инструктора вагонного хозяйства до инженера-конструктора.

В памяти – навсегда

На пенсию вышел действительно «своевременно» – в марте 1937 года. При этом получил почётное звание «персонального пенсионера». Потом ещё немного подрабатывал консультантом учёного секретаря научно-исследовательской лаборатории гигиены труда НКПС. Последняя запись о трудовой деятельности: «IV.1941 – VIII.1941 – надомник по разрисовке артели «Художественное оформление». Было тогда Фёдору Фёдоровичу 64 года.

Что ещё можно сказать об этом человеке? Учитывая обстоятельства его кончины, можно предположить, что до конца своих дней он был активен. По воспоминаниям родных, любим детьми и внуками, пользовался их уважением.

И в нашей памяти Фёдор Фёдорович Чукмасов останется выдающимся человеком, первым нашим редактором. А первых, как сказано выше, помнят по определению.

Редакция благодарит Александра Зотова и сотрудников РГАСПИ, ГАНИБО за помощь в подготовке статьи.


для комментариев используется HyperComments