• 63,92 ↓
  • 67,77 ↓
  • 2,44 ↓
9 апреля 2015 г. 14:46:25

Матроса Николая Маракина за спасение лейтенанта наградили патефоном

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Заполярная схватка
Ветеран Николай Маракин с учителем Ларисой Горбачевой и одной из учениц. Фото Алексея Стопичева

У Николая Сергеевича и Ольги Дмитриевны Маракиных гости – первоклашки белгородской школы № 17. Вместе с классным руководителем Ларисой Горбачёвой они принесли ветерану и его супруге конфеты, которыми бабушка их же и угощает. А дети с восхищением разглядывают награды Николая Сергеевича. И внимательно слушают рассказы о страшной войне.

Рассказ Ольги Дмитриевны

В 1943 году мне было 17 лет. В феврале пришли наши войска. Мы жили в селе Непхаево Яковлевского района. В два часа ночи стучат. Мы открыли – солдаты зашли, попадали на пол и уснули. Поспали несколько часов и опять ушли. После этого стояла батарея. Когда она уехала – стал штаб дивизии. Нас пять человек с лопатами привели на беломестенское поле, мы рыли ходы сообщения. Поверху нельзя было ходить – простреливалось.

А как штаб уехал, так начались бои. Что творилось – страсть. Потом мы эвакуировались. А вернулись из эвакуации – всё разбито. Хата сгорела. Хлеба нету. Денег нету. Картошки нету. Что делать? Меня мама послала зарабатывать картошку. И я в Борисовке работала. Выкопала 50 соток картошки, за это заработала два мешка картошки.

Где боёв не было – всё осталось у людей, а у нас бои были – всё начисто смело. Сколько коров было битых. Да что коров, люди битые на улице лежали…

Мы ещё мел толкли в касках и возили в Полтавскую область. Меняли на просо или кукурузу и продавали, чтобы налог заплатить.

Рассказ Николая Сергеевича

Наше село Непхаево освободили в 1943 году. Мне 16 лет исполнилось – и нас сразу отправили окопы рыть в селе Старая Безгинка возле Старого Оскола. Семь метров траншеи на метр десять надо было выкопать самому, чтобы пайку получить.

В 17 лет я воевать пошёл. Нас подучили, и мы разминировали поля, здания кое-какие. Дежурили при военкомате. Охраняли банк, учреждения. Потом, в начале 1944 года, нас направили на станцию Кочетовка Тамбовской области в полковую школу. Ещё подучили и в Новохопёрск направили. Слух пошёл, что нас на Дальний Восток отправят. А нас высадили на Соловки. Там был учебный отряд Северного флота. Окончил я учебный отряд, и нас направили по частям. Я попал на полуостров Рыбачий в береговую охрану, но пробыл там недолго. Потом попал в шестой краснознамённый дивизион акустико-магнитных тральщиков. Мины тралили и конвои транспортные сопровождали.

Старая фотография

Николай Сергеевич показывает свои старые фотографии: вот молодой матрос в лихо заломленной бескозырке. Таким был Коля Маракин в войну. Ветеран хорошо помнит события тех лет. Рассказывает ребятишкам о различных видах мин – он своими руками обезвредил их 68 штук. Объясняет, чем отличаются якорные от акустических или электромагнитных. Почему нельзя тралить, если волнение на море более пяти баллов. А мальчишки, затаив дыхание, слушают рассказ ветерана.
– Акустические мины, к примеру, от шума винтов взрывались. Вот у нас аппарат был впереди в виде торпеды. Вращался, шум делал. И акустические мины метров за тридцать до корабля взрывались, – вспоминает Николай Сергеевич.

Было очень страшно

Он рассказывает о том, как сопровождали конвои.

– Встречали мы их возле берегов Норвегии. И сопровождали до Архангельска. А часть на Тикси шла. В Карское море зашли, а там уже были немецкие подводные лодки, знали, где конвой пойдёт. И мы потеряли два боевых корабля в Карском море. На глазах гибли ребята, и было очень страшно. Но мы транспортов зато мало теряли. Один-два транспорта. У союзников больше терялось. Пока подойдут до Норвегии – с десяток транспортов уже погибло.

Во время сопровождения одного из конвоев случилась с Николаем Сергеевичем история, которую он до сих пор без слёз вспоминать не может.

– Я был расписан по боевой тревоге на зенитном пулемёте «эрликон». Во время сопровождения конвоя нападали на нас немецкие самолёты. Бомбят, стреляют. А я за пулемётом. У меня был узкий сектор обстрела. Смотрю – самолёт немецкий в мой сектор. Я отработал по нему. Он задымил и вниз. И упал на транспорт. А там машины какие-то были. Транспорт потонул. Ну, меня в особый отдел и потянули. Говорят: «Ты сбил?». Я говорю: «Ну, стрелял». «Вот самолёт, тобой сбитый, – говорят мне, – попал в транспорт».

Дедушка вытирает рукой слезу.

– А я разве виноват? Попал самолёт в сектор обстрела – я стрелял, как положено. При чём тут я?

Наградили патефоном

Две медали принёс с войны Николай Маракин: «За оборону Советского Заполярья» и «За победу над Германией». Однако чаще других ветеран вспоминает другую награду – патефон – и обстоятельства, при которых он эту награду заработал.

– В Карском море передали нам, что одна мина якорная на берегу. И мы командой поплыли. Я пошёл мотористом на катере. На шлюпках ребята прошли перед нами, а у катера осадка больше, и мы напоролись на камень. Катер водою наполнился. Хорошо у нас куртки были  спасательные резиновые. А один лейтенант у нас был – только из училища прислали – тот был в повседневной форме. Ну и пошёл, бедняга, ко дну. Я плыву – что-то цепляется. Рукой хватанул – а это лейтенант. Я позвал сослуживца: «Миша, помогай!». Хорошо, ветер к берегу дул – это нас и спасло. Выплыли мы и лейтенанта вытянули. Откачали его на берегу. Он кортик мне потом свой подарил. А за спасение лейтенанта меня начальство наградило патефоном.

Всамделишный герой

Слушают первоклассники ветерана, затаив дыхание. И старенький дедушка с медалями вдруг превращается перед ними в былинного богатыря. Вот он – всамделишный герой, прошедший такое, что и представить страшно. И рассказывающий об этом, как о чём-то обыкновенном.

– Один раз осколок пробил сапог. Я и в госпиталь не пошёл. Глянул – почти царапина. Осколок сапог прошил и ногу. Ну, крови натекло. Сапог было трудно снять. Но ничего, я двое суток полежал – и опять на службу.

– А кормили чем? – интересуется кто-то из детей.

– В учебной школе кормили неважно, – вспоминает Маракин. – А на флоте получше было с кормёжкой. После боя косяки рыбы всплывали – мы рыбу собирали. Треску в основном.

64 года вместе

Демобилизовался Николай Сергеевич аж в 1950 году старшиной первой статьи. Спустя год познакомился с Ольгой Дмитриевной. И вот уже 64 года живут супруги в мире и согласии. Родили двоих деток. И всю жизнь проработали в колхозе. Николай Сергеевич механизатором, Ольга Дмитриевна – рядовой колхозницей.

– Ольга Дмитриевна, – обращаюсь к супруге ветерана, – откройте секрет долгой совместной жизни. А то сейчас едва поженятся – уже на развод подают.

– Мы привыкли переживать всё, а молодёжь не хочет переживать. Он пришёл из армии – ничего нету. И у меня ничего не было. Поженились. И всю свою жизнь работали не покладая рук.

Пример мужества

Первоклашки вышли от ветерана притихшие, впечатлённые.

– Вам понравилось, ребята? – спросила их классный руководитель.

– Очень! – ответили дети.

А Лариса Андреевна Горбачёва пояснила:

– Николай Сергеевич закреплён за нашим классом. Мы его поздравляем со всеми праздниками, а его фотография находится в музее нашей школы. И деткам на конкретном примере мы рассказываем о мужестве и доблести.


для комментариев используется HyperComments