• 63,91 ↑
  • 68,50 ↓
  • 2,46 ↑
6 июля 2016 г. 17:29:13

Третьи сутки редактора «ОнОнаса», ставшего матросом на фрегате «Штандарт»

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Записки матроса фрегата. Киты и Кусто
На третьи сутки мы успели освоить мачты и реи корабля. Фото Сергея Ковалёва

Очередная часть путевых заметок Вадима Кумейко из путешествия на копии корабля времён Петра I.

Для начала почитайте, как стартовало путешествие и как прошёл второй день на судне.


Уже никого не укачивает – все привыкли. Мы успели освоить все мачты и реи, искупаться в Средиземном море, прыгнув в него борта фрегата, и даже увидеть китов. Они шли в нескольких десятках метров от нас, когда вахта бизани заступила на вечернее дежурство. Огромные чёрные спины показывались над волной, киты фыркали ды́халами и неспешно скрывались в толще воды. Ничего подобного никто из нас раньше не видел вживую – только по телевизору.

С утра я встал к штурвалу. Он находится не на носу, как его обычно изображают дети на своих рисунках, а на корме. На «Штандарте» штурвал самый что ни на есть правильный: большое деревянное колесо, спицы которого отполированы руками сотен вахтенных матросов и офицеров. Перед штурвалом на небольшом столике слева установлен старый добрый магнитный компа́с, а справа – современный сенсорный навигатор Garmin.

  • Закат на море сложно с чем-то сравнить.

  • Киты!

  • На «Штандарте» штурвал правильный.

  • Перед штурвалом установлен современный сенсорный навигатор Garmin.

Управлять 220-тонным судном – целое искусство. Рулевое управление тут точно такое же, как и 300 лет назад – всё приводится в движение с помощью специальной верёвки-штуртроса, которая проходит через систему блоков и намотана на барабан штурвала. При этом фрегат живо откликается на поворот руля. По словам капитана, опытный рулевой может вести корабль чётко по заданному курсу, перекладывая штурвал на одну-две спицы и поглядывая на Garmin раз в пару минут. У нас пока это выходило с трудом, и электронный кораблик на дисплее навигатора чертил линию, лишь отдалённо напоминающую прямую.

«Ставим паруса!» – командует капитан, и матросы, нацепив страховочные обвязки, опасливо лезут по вантам на мачты.

Сегодня на грот-брамсель выпало идти Андрею – развязывать то, что я вчера навязал во время стоянки у острова Казерна.

— Не вспоминал ты там моих родственников нехорошими словами? – спрашиваю спустившегося с верхотуры Андрея.

— Как раз наоборот – вспоминал исключительно добрыми! Развязал всё одним пальцем! – льёт он мёд на уши.

Ну что ж, не зря вчера я страху‑то натерпелся.

  • По команде капитана матросы поднимаются на мачты в страховочных обвязках.

  • Палубу окатывают из шланга, чтобы она не рассыхалась.

  • После того, как палубу пролили, её драят.

  • Уборка на корабле. Катя моет световой люк.

  • На вечерней вахте фрегат сопровождают дельфины.

После обеда вахта грота окатывает палубу из шланга. Смысл этой процедуры в том, чтобы доски палубы не рассыхались на солнце и не пропускали воду. Тем не менее каждый раз, когда палубу начинали мыть, в кубрике и кают-компании начинало капать с потолка. А что вы хотели – корабль‑то деревянный!

На вечерней вахте нам вновь везёт: фрегат начинают сопровождать дельфины. На палубу с фотоаппаратами вываливает вся команда. Дельфины выпрыгивают из воды перед самым носом корабля. В такие моменты чувствуешь себя одним из членов команды Кусто – даже музыка из этого научно-популярного сериала играет в голове.



Что происходило на четвёртый день плавания, читайте тут.


для комментариев используется HyperComments