• 63,92 ↓
  • 67,77 ↓
  • 2,44 ↓
7 июля 2016 г. 18:24:53

Как прошёл четвёртый день редактора «ОнОнаса» в качестве матроса на паруснике

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Записки матроса фрегата. Хлебный катарсис и прогулка на марс
«Штандарт» в Средиземном море. Фото Сергея Ковалёва

«БелПресса» продолжает публиковать путевые заметки Вадима Кумейко из отпуска, проведённого на фрегате «Штандарт».

Если пропустили начало, читайте, как прошёл первый день, второй и третий.


Накануне вечером вахтенный офицер Николя появился на палубе с гитарой. Сидя на люке штурманской, он грустно перебирал струны. Когда мы попросили спеть, он отказался, предложив нам самим что‑нибудь исполнить. Вот тут всё и началось: гитару взял в руки помощник вахтенного Антон, и мы спели, казалось, все песни, которые знали и не знали. Другие вахты стали подтягиваться на полуют (то место, где вахта обычно собирается вокруг рулевого – прим. ред.) с чашками чая. Музыка, плеск волн за бортом и лунная дорожка, бегущая по глади моря, – не за этим ли все мы сюда приехали? Этой же ночью мы незаметно пересекли нулевой меридиан и оказались в Западном полушарии.

А на борту тем временем внезапно закончился хлеб. То ли не рассчитали при покупке, то ли съели его больше, чем планировали. Выход из ситуации предложили девушки, взявшиеся испечь хлеб на борту. Сказано – сделано: замесили тесто, сформовали маленькие буханочки и украсили их орехами. Через некоторое время по всему кораблю разнёсся запах свежего хлеба, тот самый, который ассоциируется с теплом родного дома и уютом.

  • Вечером вахтенный офицер Николя появился на палубе с гитарой.

  • После вахты в кают-компании можно почитать книги из судовой библиотеки.

Вместе с ароматом пришло осознание, что я уже не ощущаю себя в экстремальных условиях. Мне хорошо здесь, в этой обстановке и с этими людьми. Подъёмы на мачты превратились из сурового испытания в лучшее развлечение. Этот «хлебный катарсис» открыл мне и ещё одну истину: я шёл сюда, чтобы обрести мечту детства в виде деревянного парусника XVIII века, а нашёл замечательных людей, близких по духу, почти родных.

«Николя, разрешите сбегать на марс!» – обращаюсь к вахтенному.

Марс – это такая площадка на мачте, метрах в десяти от палубы, откуда море видно гораздо лучше. На паруснике можно дважды за один вечер увидеть закат: сначала с палубы, а затем с мачты, быстро на неё взобравшись. Николя даёт добро, и я с удовольствием карабкаюсь по вантам под шутки тех, кто остался на палубе:

«На марс он полез! Марсианин! Захотелось славы Мэтта Дэймона (исполнителя главной роли в фильме «Марсианин» – прим. ред.)

  • Ира готовит тесто.

  • Корабельный хлебушек.

  • Закат можно увидеть два раза: сначала с палубы, а затем с мачты.

Паруса убраны, корабль идёт против ветра на двигателях. Неспешно перекатываясь через волны, фрегат размеренно поскрипывает деревянным корпусом, и этот скрип отдаётся в каждой детали, в каждой доске палубы.

— Ну что, как там, на марсе? – спрашивают у меня, когда, налюбовавшись закатом, я спускаюсь вниз.

— На марсе воды нет, – рапортую я. – Наверное, оно и к лучшему.



Что происходило на пятый день плавания, читайте тут.


для комментариев используется HyperComments