• 59,23 ↓
  • 69,80 ↑
  • 2,18 ↓
19 сентября 2017 г. 16:01:37

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Загадки «Полянки»
Александр Масленников. Фото Вадима Кумейко

О том, почему спустя 33 года после открытия памятник интересен археологам, рассказывает начальник Восточно-Крымской экспедиции профессор Александр Масленников.

Памятник «Полянка» мы открыли в 1984 году и вели раскопки до 1987 года. В северной части тогда раскопали святилище с терракотами, а на второй год работ в углу одного из помещений в амфоре нашли клад – более 1200 монет. Потом был большой перерыв, раскопки возобновили только в 2007 году. С тех пор тут вскрыли более 2500 квадратных метров.

Что ясно после стольких лет работы? Очевидно, что с начала III по II в. до н. э. здесь не было поселений, но был мощный мусорный сброс, достигающий порой 5–6 метров в толщину. Проще говоря, свалка – люди жили чуть выше. Однако все попытки найти поселение наверху не увенчались успехом, потому что на вершине гребня для него попросту нет места. Поселение, в котором люди жили почти два века, просто исчезло. Объяснение может быть только одно: в конце II – начале I в до н. э. здесь произошли какие‑то геологические катаклизмы, которые сильно изменили ландшафт. Места для поселения просто не осталось – оно рухнуло в море вместе с частью берега. Чем это было вызвано? Палеосейсмологи и геологи ломают голову до сих пор, потому что такое событие должно быть следствием очень сильного землетрясения, но оно не повлияло на соседние поселения того же времени. Ощущение такое, будто крылатой ракетой врезали именно по этому участку берега, а другие остались невредимы. Но ясно, что никаких ракет в то время не было.

Спустя некоторое время после катаклизма сюда пришли другие люди, которые расчистили эту свалку, спихнули часть мусора в море, выровняли площадку и построили свой посёлок. Мы до сих пор не можем сказать точно, был это один большой дом с десятками помещений или несколько кварталов, соединённых мощёными улицами. Дома (или дом) были одноэтажными, внешних окон у них не было. Крыши крыли соломой или тростником и обмазывали глиной.

Судя по всему, трясло поселенцев и позже, потому что мы видим следы землетрясения 63 г. до н. э., известного по письменным источникам. Это так же видно по отремонтированным стенам и засыпанным помещениям. За небольшое время – около 80 лет – они трижды перестраивались. В те времена здесь была общественная площадь, большая винодельня, святилище.

Сначала никаких укреплений не было, но ближе к концу I в. до н. э. какая‑то внешняя угроза заставила жителей поселения спешно построить оборонительную стену. Башен на ней не было, лишь небольшая входная калитка.

А на рубеже веков люди отсюда ушли, причём очень странным образом: завалили калитку в стене, заложили в домах дверные проёмы, сняли и унесли двери – дерево в те времена было в цене. Зачем? Мы до сих пор этого не знаем. Они словно законсервировали поселение, как будто собирались вернуться сюда. Непонятно, почему они не забрали из святилища терракотовые фигурки, а так же забыли деньги в амфоре. Не успели раздать зарплату? Словом, загадок ещё хватает. Например, мы до сих пор так и не нашли некрополь – захоронения поселенцев. Представляете? Люди жили здесь с перерывами почти три века, но ни одного захоронения не было обнаружено. Ни здесь, ни южнее, почти в степи. Куда они делись? Почему их до сих пор не нашли? Не в море же они хоронили – не было у греков такой традиции. Словом, загадок хватит ещё не на один год раскопок.


для комментариев используется HyperComments