• 63,87 ↓
  • 68,69 ↑
  • 2,45 ↑
29 апреля 2015 г. 18:01:32

Какие профессии востребованы в кризис

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Юристы не требуются?

Рынок труда отреагировал на кризисные явления массовыми увольнениями по всей стране. По статистике министерства труда, с начала 2015 года под сокращение попали около 127 тыс. человек, и это ещё не предел.

На бирже всё те же

К концу года Минтруда прогнозирует безработицу для 6 % экономически активного населения страны. Социологическое исследование, которое провела ведущая российская рекрутинговая компания HeadHunter, опросив 9 тыс. россиян на предмет их возможного сокращения, показал, что более всего оптимизации штатного расписания боятся специалисты по страхованию, административный персонал и работники банковской сферы. А юристы и топ-менеджеры уверены в своей незаменимости. На одной позиции с ними работники сферы добычи сырья, закупок, медицины, науки и образования.

По мнению директора кадрового центра «Свои люди» Анны Верзун, белгородский рынок труда негативных последствий кризиса в полной мере ещё не ощутил.

«Кризис повлиял только на общее соотношение спроса и предложения, но в отношении каких-то определённых профессиональных сфер ничего не изменилось, также как в отношении зарплат, – говорит она. – Сейчас по всем направлениям резюме больше, чем вакансий. Размер зарплат работодатели в своих заявках не уменьшили. Люди не идут на низкие зарплаты, а специалисты нужны хорошие. Но на рынке специалисты того же уровня. Да, их вместо 50, может быть, стало 100, но это не значит, что они все хорошие и эффективные. Работодателю стало сложнее сделать отбор, но в качестве сотрудников это не особенно видно».

По данным Роструда, самыми востребованными в 2015 году стали инженеры, строители и работники сельского хозяйства. Как отмечают в ведомстве, нужны каменщики, бетонщики, арматурщики и монтажники, а также подсобные рабочие. Эти общероссийские тенденции характерны и для Белгородской области. В списке самых нужных который год всё те же бетонщики, каменщики, отделочники, машинисты строительной и горной техники. По данным областного управления по труду и занятости населения на апрель 2015 года, база данных насчитывает 18 тыс. вакансий, из них 82 % – это рабочие профессии. Не совсем понятно, правда, за какой период накопились эти вакансии.

По словам первого заместителя начальника управления по труду и занятости населения Белгородской области Сергея Рябко, остро не хватает плотников, каменщиков, механиков, монтажников, поваров и медсестёр, строителей и производственников.

В банке данных областного центра занятости на 30 апреля 2015 года 331 позиция – от автокрановщика до юриста. Но это лишь часть пазла, поскольку на биржу труда заявки поступают не только от местных работодателей. Требуются водитель – 35 тыс. рублей в месяц, охранник – 65 тыс. или завскладом – 60 тыс. рублей. Расценки явно не белгородские.

– Откуда такие оклады? – поинтересовалась в центре занятости.

– Работа вахтовым методом, – ответили коротко, пояснив, что работа представляется в разных городах России.

Вахта сопряжена не только с бытовыми трудностями и затратами на дорогу. Нельзя исключить вероятности, что далёкий работодатель указывает такие заманчивые оклады только для видимости, на деле всё может обернуться банальным «разводом».

«Тут ещё надо учитывать, что работа вахтовым методом предполагает, к примеру, три месяца работает человек – три месяца дома. Так что фактически заработанное растягивается на шесть месяцев. График очень плотный, там не 40 часов в неделю, – продолжает Анна Верзун, отмечая, что не стремятся белгородцы ехать на заработки в другие регионы. – Обращаются иногда компании из Питера, Москвы, но и соискателей нет, к нам поступает одно предложение в неделю-две».

С дипломами и без

Если в центре занятости упор на рабочие профессии, то специализированные сайты по поиску работы в регионе дают несколько другую картинку. Объясняется это просто – рабочий персонал компании, как правило, ищут самостоятельно либо через центр занятости, а вакансии ИТР предпочитают размещать на специализированных сайтах и рекрутинговых компаниях. Мониторинг крупнейших баз вакансий HeadHunter и Superjob.ru, проведённый специалистами кадрового агентства «Свои люди», показывает, что соотношение резюме и свободных мест по рабочим профессиям не столь велико – 14 человек на место. Для сравнения, в производственной сфере конкурс 39 человек на место, в транспорте и логистике – 47. Наибольшее же количество рабочих мест и желающих трудиться в торговле – 10 тыс. резюме на 418 вакансий. Эти обстоятельства обеспечивают и относительно невысокий конкурс в торговле – 24 человека на место.

Юристами хотят работать 1,6 тыс. человек, а нужны только 25. У областного центра занятости и вовсе на юристов 3 заявки, а на экономистов – 2. В белгородском кадровом агентстве «Позитив Персонал», которое специализируется на подборе офисного персонала, рассказали, что сейчас работодатели редко обращаются к ним за этими специалистами.

«От соискателей же резюме по таким специальностям очень много, – говорит директор агентства Алла Колесникова. – В основном это люди, которые закончили вуз, но по специальности не работали. По зарплате тоже интересный момент: они хотят 20 тыс. как минимум. Компании готовы предложить и 15 тысяч, и 28 – всё зависит от специализации и квалификации».

Основная масса соискателей на позиции юристов, экономистов и управленцев – вчерашние студенты без опыта работы. Шанс трудоустройства по специальности у них довольно низок. Анализ, проведённый кадровым агентством «Свои люди», показывает, что на апрель резюме на позицию «начало карьеры, студенты» только на HeadHunter и Superjob.ru в Белгородской области разместили 9,5 тыс. соискателей, а работодатели готовы принять только 83 человека. Конкурс – 115 человек на место. Поэтому выпускникам с дипломами вузов приходится идти в общепит и продажи.

«Каждая компания имеет у себя продажника как отдельную единицу. Рост сегмента торговли сейчас выше, чем, скажем, десять лет назад, – продолжает Анна Верзун. – Компании, кстати, готовы рассматривать на эти должности и студентов. Но они хотят прийти на 30 тыс. специалистом, сидеть в офисе и работать с бумагами. Что из себя представляет работа с бумагами – мало кто может сформулировать. А если проанализировать речь соискателей из студентов, то слово «работа» редко встречается. Хотя тот же опыт продаж тоже важен. Пусть это не твоё, но с него можно начать, поскольку это опыт работы с документацией, с людьми, опыт ведения переговоров, понимание структуры предприятия, как оно работает».

Дайте порулить

Немногим просторнее в рядах высшего менеджмента. Анна Верзун показывает графики: 94 резюме на одну вакансию. Свободных топ-менеджеров в области – 2,3 тыс. человек, а рабочих мест не наберётся и трёх десятков.

«Менеджеру высшего звена сложнее найти работу, чем обычному экономисту, потому что работодатели редко ищут управленцев посредством рекрутинга. Как правило, берут из своего круга, поднимают из своих сотрудников по карьерной лестнице, – констатирует Анна Верзун. – А если человек лет десять проработал в крупной компании, на хорошей зарплате? Перекосы с зарплатами очень сильные: где-то платят очень много, а где-то на такой же должности в два раза меньше».

«Очень много» для Белгорода – это оклад больше 200 тыс. рублей в месяц для управленца высшего звена и около 100 тыс. для сотрудника в среднюю иностранную компанию со знанием английского языка. Такие вакансии соискатели вряд ли найдут в открытом доступе. Беглый просмотр популярных сайтов по поиску работы показал, что на позиции высшего менеджмента в должности регионального представителя или директора филиала предлагают 40–50 тыс. рублей. Да и эти объявления ещё стоит перепроверить на правдивость. Нередко, приглашая на собеседование на руководящую должность, соискателю предлагают втянуться в сетевой маркетинг или на худой конец стать «почётным коробейником» безликой австралийской фирмы, торгующей китайскими массажёрами, фонариками и сковородками.

Работники-трансформеры

Как и по всей стране, в Белгородской области востребованы IT-специалисты – 108 открытых вакансий. Резюме, кстати, разместили 2,9 тыс. человек. Многочисленные исследования рынка труда говорят о том, что за этими профессиями будущее. Но не только за ними.

«Трудно назвать одну сферу, всё очень перемешивается, – считает Анна Верзун. – Взять, к примеру, медицину – сотрудники нужны всегда. Медицина тесно связана с инженерией – разработки, импланты, оборудование, и всё развивается настолько бурно, и виден такой колоссальный отрыв от настоящего! Хотя это дело 5–10 лет, а мы не имеем базы, чтобы сейчас рвануть вперёд. Медицина, инженерия, математика, которая востребована в экономике и инженерии, аналитика тоже везде нужна».

Прогнозируя, какие профессии будут нужны через год-пять или десять лет, специалисты делают ставку на инженерные специальности, программистов, медиков, работников сервисной сферы и логистики. В прошлое некоторые уже сейчас отправляют бухгалтеров, кадровиков, юристов, библиотекарей и даже продавцов.

«Очень противоречивые прогнозы относительно профессий будущего, вряд ли совсем уйдут юристы, кадровики – по-другому будут назваться, трансформируются, часть функций передадут линейным менеджерам, часть возьмут из других сфер, – считает Анна Верзун. – Сейчас тенденция перетекания одной сферы в другую, и названия профессий и сами профессии будут на стыке. Даже уход за больными, социальная сфера – тоже профессии будущего. Из любой профессии можно сделать профессию будущего, если знать, в каком направлении двигаться. Надо постоянно развиваться и учиться дополнительным навыкам – тогда специалист будет всегда востребован».


для комментариев используется HyperComments