• 59,82 ↑
  • 69,70 ↑
  • 2,31 ↑
15 мая 2017 г. 15:19:16

Почему для директора государственного архива новейшей истории документы интереснее детективов

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Юрий Коннов: Сомневайтесь и приходите в архивы
Фото Владимира Юрченко

Большую часть документов в федеральных и областных архивах давно рассекретили. Тем не менее в краеведческих публикациях, исторических дискуссиях часто используются данные сомнительного происхождения. Как объяснить нежелание людей работать в архивах? Какие страницы нашей истории до сих пор остаются тайной за семью печатями?

В гостях у «Белгородских известий» — директор Государственного архива новейшей истории Белгородской области (ГАНИБО) Юрий Коннов.

Ничего секретного

— Юрий Васильевич, раньше жаловались, что документы советского периода сплошь засекречены. Сегодня, когда доступна большая часть информации, острого интереса к ней не наблюдается…

— Мне сложно это объяснить. Предполагаю, что вообще изменились подходы к исследовательской работе. Вероятно, живы и какие‑то стереотипы о закрытости архивов. Как выглядит ситуация в реальности? По закону архивные документы, на которых в своё время поставили гриф «секретно», рассекречивают через 30 лет хранения. Как правило, автоматически засекречивались протоколы заседаний любого бюро партии, аналитические записки и материалы, доклады правоохранительных органов. В нашем архиве подготовка к рассекречиванию документов ведётся с 1999 года. Непосредственно рассекречивание осуществляет областная межведомственная комиссия. Сейчас мы вышли на 1986 год, так что все основные документы по истории революции, Гражданской войны, коллективизации, Великой Отечественной войны доступны. Но интересуются ими единицы исследователей.

Нелицеприятное

— У меня есть подозрение, что в обнародовании некоторых архивных сведений, в том числе о войне, не все заинтересованы…

— В этом есть доля правды. Нелицеприятных фактов действительно достаточно. Например, известный комиссар белгородского партизанского отряда Александр Сиверский был удивлён, что некоторые активные белгородские общественники, выступавшие за cоветскую власть, при появлении немцев первыми побежали устраиваться на работу в городскую управу, полицию. И это было не только в Белгороде.

Мой дед по маминой линии, Антон Корнеевич Прудников, был председателем колхоза «Победа» в Вейделевском районе. Его арестовали по доносу, приговорили к расстрелу, но по чудесному стечению обстоятельств реабилитировали и освободили в 1939 году. В годы войны он эвакуировался в Ростовскую область, участвовал в подпольной деятельности. Я интересовался событиями его жизни и выяснил, что в районе из 208 коммунистов, числившихся на день оккупации, 154 человека не смогли эвакуироваться, остались в районе и жили на легальном положении.

Как указывалось в отчёте райкома, «…были охвачены пораженчеством и никакой работы на пользу советской власти не только не проводили, но и не имели попытки к этому». Более того, 21 человек из этого списка пошёл на сотрудничество с оккупантами, а четверо – на откровенное предательство. Какие выводы можно сделать из этой ситуации? Страх? Подлость? Кто захочет поднимать документы, зафиксировавшие это?

  • Белгород после освобождения от немецко-фашистских захватчиков.

  • Площадка, подготовленная для строительства Дома Советов на площади Революции, 1954 год.

Штампы и история

— Изучая революционную тематику, ловлю себя на мысли, что автоматически встаю на сторону красных: так меня учили в детстве.

— Изменить навязанные исторические штампы сложно, и произойдёт это не скоро. Но важно понимать, что в изложении истории нельзя идеализировать одну сторону и уничижать другую. Потому что в Гражданскую войну, например, нелюди встречались с обеих сторон. Владимир Короленко в письме Луначарскому писал: трупы расстрелянных белыми и красными, извлечённые из ям, имеют одинаково непривлекательный вид. По‑моему, никто лучше не сказал о сути Гражданской войны. И говорить о ней нужно только в этом контексте: это общая народная трагедия.

Участвуя сегодня в жюри разных конкурсов, я подметил новый штамп, уже у современных школьников: до войны в стране всё было плохо, потом война – начался чуть ли не расцвет общества, подъём, а после войны – снова провал. Мне кажется, что это последствия очередной мифологизации истории. Что ей противопоставить? Только изучение документов.

Погубила бюрократия

— Сегодня есть два полярных мнения по поводу советского времени: его идеализация с нотками ностальгии и полное неприятие. Как лично вы оцениваете это время?

— Как неоднозначное. Пока была дискуссия, пока не победило к середине 1970-х годов бюрократическое мракобесие, чувствовалось движение вперёд. Жизнь не была радужной, но власть проблемы не прятала, поднимала острые вопросы. В 1968 году в области прошёл пленум, посвящённый идеологической работе с молодёжью. К нему прилагалось четыре тома (!) аналитических записок, которые подробнейшим образом по всем направлениям изучали положительные и отрицательные моменты работы с молодёжью. Для исследователей эти материалы – фактически готовая кандидатская диссертация.

В 1969 году прокуратура и обком партии делали обзор, который показал довольно страшную картину с насилием в семье, убийствами и самоубийствами на бытовой почве. Эти документы давали настоящую, неприукрашенную картину жизни. Но постепенно началось выхолащивание проблем, все отчёты подстраивались под благостную картину, которую хотело видеть высшее руководство. Начался вал бумаг, часто совершенно бессмысленных, никому не нужных. Я думаю, что во многом занятие такой непонятной работой и погубило нашу страну.

  • Строительство Белгородского витаминного комбината, 1962 год.

  • Строительство здания железнодорожного вокзала, 1982 год.

  • Завод Энергомаш, 1978 год.

Личность вершит историю

— Как вы считаете, роль личности в истории действительно значима?

— Безусловно. Взять Василия Горина. Его идеи по созданию сельхозпредприятия в духе «народного социализма или капитализма» для своего времени были запредельно прогрессивными. Но удалось бы воплотить их в жизнь, если бы его не поддержал тогдашний секретарь обкома Николай Васильев? Ведь Горин, по сути, шёл против устоявшейся системы, и руководитель области брал на себя ответственность за председателя колхоза. Когда складывается взаимодействие таких людей, личностей, что‑то в нашей жизни меняется. Я могу привести много таких примеров.

Непаханая целина

— Какие документы фондов ГАНИБО вы считаете клондайком для исследователей?

— Все. К сожалению, у нас мало документов периода революций и Гражданской войны. Сегодня много говорят о репрессиях 1937 года. Слушаю выступления на эту тему, и мне становится интересно: откуда люди берут эту информацию? Этот пласт архивных документов по городам и сёлам области практически не востребован. Да, он не лежит в отдельных папочках. Нужно перелопатить сотни страниц различных протоколов, донесений, чтобы расставить все точки над «i».

Не менее интересно начало развития КМА. Много книг на эту тему издано. Но на самом деле к документам по этим вопросам, хранящимся у нас, никто и никогда не прикасался. Детали процесса не изучены. А ведь до войны ради освоения КМА, в том числе Коробковского месторождения, была проведена реконструкция Московско-Донбасской железной дороги, много чего глобального сделали в пределах региона.

Ещё интереснее история первых лет существования области. Более того, в 1957 году Белгородскую область пытались расформировать. И решающую роль в том, что она сохранилась, сыграли тогда авторитет секретаря обкома партии Михаила Крахмалёва, выходца из ЦК партии, и начало разработки Лебединского месторождения. Неразработанных тем масса…

Вам и вашим читателям хочу пожелать изучать семейные архивы. Записывать воспоминания ещё живущих бабушек и дедушек, не стремиться выбросить на помойку старые документы и фотографии. Это ваша история, память вашего рода. Ну и, конечно, мы всегда поможем. Не читайте всякую околонаучную беллетристику, сомневайтесь и приходите в архивы. Поверьте, чтение документов зачастую круче иных детективов.

  • Партийный архив Белгородской области, 1972 год.

  • Здание архива новейшей истории Белгородской области, 2009 год.


Справка. Юрий Васильевич Коннов родился в 1964 году в Белгороде. Окончил исторический факультет Белгородского пединститута. Служил в армии. Работал учителем истории, был сотрудником ряда белгородских музеев, служил в органах внутренних дел. Участвовал в создании областного музея милиции, музея юридического института МВД России, книг и фильмов по истории области. С 2013 года возглавляет ГАНИБО.


для комментариев используется HyperComments