• 59,25 ↓
  • 69,65 ↓
  • 2,32 ↓
25 июля 2017 г. 12:23:31

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Юлиан Уразов: Нельзя работу следователя превращать в рутину
Юлиан Уразов. Фото Анастасии Писаревской

Руководитель второго отдела по расследованию особо важных дел Следственного управления СК России по Белгородской области Юлиан Уразов в органах уже 12 лет. А начинал он в прокуратуре Ровеньского района.

Многие громкие преступления, совершённые в Белгородской области, расследованы при непосредственном участии гостя нашей редакции. Опытный специалист в канун профессионального праздника решил поделиться с читателями секретами своей профессии и рассказать, кто же такой настоящий следователь.

Следствие плюс руководство

Юлиан Уразов высокий, выше 190 см, и крепкий. Занимался рукопашным боем, подвижными видами спорта.

«Отец работал в органах, отчасти это повлияло на выбор профессии. Плюс любознательность. Кто, а главное, зачем и почему преступает закон. В этом интерес профессии следователя. Дела у нашего отдела интеллектуальные – преступления против государственной власти и в сфере экономики. Поэтому само следствие я не оставляю. Работа нелёгкая: отвечаешь не только за себя, но и за действия и решения подчинённых. Важно уметь доверять им, но в то же время быть абсолютно объективным».

Неестественно, что убивают…

— Каким было самое первое дело?

— Причинение тяжкого вреда здоровью, повлёкшее по неосторожности смерть. Я только в район приехал, один-единственный следователь. И нет времени на раскачку. Уголовное дело. Есть факт, есть труп, есть лица, которые причастны, и перечень экспертиз, которые нужно провести. Морально уже был готов к такой работе. Дело расследовал и передал в суд. Виновного наказали по закону.

— Морально тяжело было?

— Человек привыкает ко всему. Относишься к трупу как к объекту расследования. Всё это естественно. Неестественно, что убивают.

— Со временем не притупляется чувство справедливости?

— Это основной двигатель. Если его утрачиваешь, в этой профессии делать нечего. Нельзя нашу работу превращать в рутину.

Нужно знать…

— Сейчас часто говорят, что преступники становятся всё умнее, хитрее, изобретательнее. Так ли это?

— Смотря какие. Преступления против личности как были банальными, так и остаются. А если брать экономические преступления, налоговые, тот же игорный бизнес – здесь да, усложняется всё: схемы, технологии. Интеллектуальные преступления прогрессируют.

— Что должен знать следователь вашей специализации?

— Многое. Приходит, например, бухгалтер, начинает рассказывать про декларации и налоговые вычеты. Ты должен понимать, о чём он говорит. Как и уголовника, разговаривающего на блатном жаргоне. Знать всего следователь не может. Но он обязан знать, где и у кого найти интересующую информацию, кого привлечь для консультаций.

Сродни психологу

— Люди не всегда говорят правду, особенно подозреваемые. Как их разговорить?

— Работа наша связана с особым контингентом, людьми асоциальными. Нужно перебороть, переломить, переиграть, чтобы задать свой тон и свои правила. Психологически нужно быть хорошо подготовленным. Ну и видеть цель. Без цели не сможет следователь добиться результата.

— Следователь чем‑то сродни психологу. Ему нужно уметь отличать правду от лжи. Есть ли навык природного детектора лжи?

— Есть такой навык. Объяснить его трудно, это на уровне каких‑то невербальных связей. Не скажу, что достаточно одного взгляда, чтобы понять, врёт человек или говорит правду. Но во время беседы степень его искренности всё равно понимаешь.

Не «Глухарь»

— Часто люди судят о профессии следователя по фильмам и книгам. Шерлок Холмс либо «Глухарь». А что на самом деле?

— На самом деле это огромный, кропотливый труд – анализ, терпение и усидчивость. Все слышали о деле об игорном бизнесе, мы разоблачили преступную группу, работавшую в нескольких регионах. Чтобы установить её структуру, больше года оперативники прослушивали и записывали их телефонные переговоры – несколько тысяч часов. Анализировали, проводили экспертизы, устанавливали принадлежность голосов. Так мы узнали иерархию преступной группы и полномочия конкретных её участников, добыли доказательства их виновности. Иногда они говорили не по‑русски – приходилось использовать переводчиков. Представляете, какой это колоссальный труд? И всё было необходимо фиксировать документально.

— То есть к упомянутым персонажам ваша работа не имеет никакого отношения?

— К «Глухарю» точно нет. Не бегает следователь с пистолетом, не следит сам за кем‑то. Ему на это просто не хватит ни сил, ни времени. А вот с Шерлоком Холмсом аналогии провести можно. Только вместо фантастического дедуктивного метода у следователя – эксперты, собирающие и анализирующие улики.

В фильмах и книгах следователи ничего не пишут. Говорят, следят. А большая часть работы реального следователя состоит как раз из оформления процессуальных документов. Ему нужно документально зафиксировать каждый шаг: где что находится, где что изъяли. Пусть это займёт много времени, но нельзя пропустить ничего. В моей практике осмотр места происшествия по одному делу длился два дня. При этом необходимо соблюсти все требования закона, правильно изъять предметы и объекты, не утратить следы преступления.

На результат

— Какое самое запомнившееся дело в вашей практике?

— Наверное, жестокое убийство в Ровеньках трёхлетнего ребёнка и его бабушки. Убийцу нашли в течение нескольких суток. Им оказался сосед, студент колледжа. Пьяный возвращался домой, по пути залез через форточку в дом пожилой женщины. А когда они с внуком проснулись, нанёс им 30-сантиметровым ножом смертельные ранения. Орудие преступления выбросил в реку. Доказательственную базу против обвиняемого собрали впечатляющую. Тогда мы провели 22 экспертизы, и все попали точно в цель. Судили его с участием присяжных заседателей и приговорили к пожизненному заключению.

— За что вы любите свою работу?

— Ежедневные новые впечатления, отсутствие однообразия. Каждое дело – это новая история и новые судьбы. Но самое главное в нашей работе – это результат. И удовлетворение, когда преступники получают заслуженное наказание, а права потерпевших восстановлены. 


для комментариев используется HyperComments