• 61,66 ↓
  • 75,21 ↓
  • 2,35 ↓
1 февраля 2018 г. 17:05:44

Откуда на самом деле появились слова «тремпель» и «гарбуз»

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Языковые «консервы». Почему в речи белгородцев сохранились древние диалекты
Профессор Светлана Кошарная. Фото со студенческого портала НИУ БелГУ

Составитель первого сводного диалектного словаря Белгородской области Светлана Кошарная рассказала, почему речь жителей региона правильнее считать смесью древних диалектов, а не современных русского и украинского языков.

Опытным путём

Материал для диалектного словаря накапливался более 20 лет: студенты-филологи БелГУ под руководством профессора Светланы Кошарной собирали для него информацию в разных районах области. Выуживали диалектные словечки из рассказов пожилых селян, кропотливо записывали их транскрипцию и значение на карточки. А обобщить материал и подвести предварительный итог этой огромной работе помог грант от Российского фонда фундаментальных исследований и правительства Белгородской области.

«По условиям конкурса за два года мы должны были выполнить описание собранного материала и подготовить базу для словаря. Но получилось сделать даже больше: не только выпустить «Опыт областного словаря Белгородчины», но и написать монографию о диалектизмах и регионимах в речи жителей области», – рассказала Светлана Алексеевна.

Вместе с ней над словарём работали студенты-филологи Алёна Медведева и Александр Алейник. А монографию она написала вдвоём с коллегой – профессором кафедры филологии БелГУ Ларисой Плотниковой.

Содержание двух этих изданий дополняет материал «Словаря русских народных говоров», выпуск которого в нашей стране начался в 40-х годах прошлого века и продолжается до сих пор. Этот словарь обобщающий и охватывает территорию всей срединной России. Но в нём очень мало информации о белгородских говорах.

«А ведь наши говоры представляют особый интерес как говоры окраинной территории, отличающиеся от материнских, – пояснила Кошарная. – Так же, как и говоры севера – иначе их называют говорами территорий позднего заселения, они очень хорошо консервируют языковую архаику. В отрыве от центра у нас на сравнительно небольшой территории сформировались свои своего рода языковые «консервы».

На волнах переселений

Чтобы понять, как именно формировались белгородские говоры, из каких элементов и когда они начали складываться, вспомним историю заселения территории области.

Несколько столетий назад на строительство засечной черты сюда ехали служилые люди из центральной части страны – это были в основном московиты и туляки. Встречная переселенческая волна шла от границы с Речью Посполитой. На этой окраине жили русины, которые, по сути, являлись восточными славянами. У них был особый диалект, являвшийся продолжением древнерусского языка.

Отголоски древнерусских говоров сохраняются в лексике жителей Белгородской области до сих пор: люди говорят «калюжина» вместо «лужа», смягчают окончания глаголов на «-ть» (идёть, несёть), «акают» (холоднай вместо холодный).

«В результате разнонаправленных диалектных потоков на протяжении 300 лет и формируется особый региолект нашей области. Это не просто проникновение большого количества украинизмов в лексику белгородских диалектов, а изначальное присутствие в нём элементов бывшего малороссийского диалекта русского языка. Под суржиком же понимается смешение вполне сформировавшихся русского и украинского языков», – пояснила Светлана Алексеевна.

 

Словарь и монография, посвящённые речи жителей Белгородской области.
Словарь и монография, посвящённые речи жителей Белгородской области.
Фото Тамары Акиньшиной

Региолект и регионимы

В словаре лингвистических терминов региолект – это речь жителей средних и малых городов, в которой ощущается влияние местных говоров и просторечия. А регионимы, как его элементы, являются словами, употребляемыми на определённой территории и при этом не зафиксированные в толковых словарях литературного языка или помеченные в нём как областные, просторечные или разговорные.

Таким регионимом для Белгородской области является, например, «тремпель». Его значение понятно лишь жителям нашей и Харьковской области. И таких регионимов из почти семи тысяч слов, вошедших в словарь, около 200.

Некоторые из них в современном понимании представляют собой украинизмы. Например, «гарбуз». С одной стороны – это украинизм, но для нас, белгородцев, это также и регионим.

«Свидетельством того, что это не явление суржика, а именно элемент региолекта, является то, что и оно, и другие подобные ему слова века назад закрепились в топонимике. Например, у нас есть село Гарбузово», – подчеркнула профессор.

Язык в банке

Белгородские говоры, как и любые другие, подвержены внешним влияниям. Некоторые лингвисты даже говорят, что постепенно они разрушаются под натиском просторечия: оно их просто «съедает».

Однако профессор Кошарная считает наиболее убедительной точку зрения известного российского лингвиста, доктора филологических наук Владимира Колесова, утверждающего, что народные говоры, подобно фениксу, в каждом поколении возникают вновь. Диалекты как бы самовоспроизводятся.

«То есть когда человек входит в зрелый возраст – особенно если он живёт в деревне, – он с просторечия, на котором общался раньше, переходит на язык, которому научился в детстве, и начинает говорить так, как научила его бабушка», – пояснила Светлана Алексеевна.

Со звуковой системой говоров и их грамматикой дела обстоят более-менее благополучно. А вот лексика – старые слова – постепенно уходит.

«В говорах мало возникает нового, а вот теряется, увы, многое. Поэтому стоит задача как можно более полного описания белгородских говоров, то есть сбора материала, выпуска новых словарей, пополнения базы», – подчеркнула профессор.

Светлана Алексеевна мечтает, чтобы диалектологическая практика студентов-филологов подкреплялась экспедициями по области. Из полученных материалов можно было бы собрать банк аудиозаписей и хранить их в оцифрованном виде.

Но это, по её словам, отдельная большая работа, для которой нужны научные лаборатории. И силами одних студентов не обойтись. Хорошо было бы сделать сбор диалектологического материала и картотеки областным проектом: подключить сельские школы, чтобы дети под руководством учителей собирали и записывали произношения и их значение.

«Если мы создадим такой банк данных, то станем уникальной областью. Потому что такого нигде пока, кроме северных регионов, нет. Ни у воронежцев, ни у курян. И вообще у южан слабо развивается лингвофольклористика», – подытожила Светлана Кошарная.


для комментариев используется HyperComments