• 66,43 ↑
  • 75,39 ↓
  • 2,39 ↑
22 ноября 2018 г. 11:27:02

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Я с радостью в этом живу. Почему иногда полезно вспомнить, чем любила заниматься в детстве
Алёна Кичичиди. Фото Сергея Борисенко

Отлично помню, как пришла в эту гончарную студию впервые. Тогда была поздняя осень, холодный ветер и фонари, не работающие несмотря на кромешную тьму вокруг.

Я озябла, взгрустнула и долго искала в этой темноте вход. А когда нашла, то первым делом обрадовалась окружившему меня теплу. И растаяла, потому что всё вокруг было прекрасно: и ряды интересностей на полках, и аромат травяного чая, и тихие музыкальные напевы. И главная волшебница Алёна Кичичиди, которая раскрывает все магические секреты каждому, кто желает их познать. «Если любишь то, что делаешь, по‑другому не получается. Без волшебства оно просто работать не будет», – улыбается Алёна, хозяйка и «мама» гончарки «Лён».

А что вы любили в детстве?

«Говорят, чтобы найти своё предназначение, нужно вспомнить, чем ты любил заниматься в детстве, – рассказывает Алёна Кичичиди. – Я забыла. И очень долгое время была обычным офисным сотрудником, директором по персоналу, бизнес-тренером. Но я всегда хотела найти что‑то такое, от чего душа поёт. Я пробовала всё: занималась фотографией, играла на гитаре и писала песни – у меня в институте даже собственная рок-группа была. Но всё было не то».

А последнее место работы у меня было в Борисовке. Я случайно зашла в магазин борисовской керамики – и тут у меня в голове как щёлкнуло! Вспомнилось детство, поделки из пластилина. Я покрутила в руках посуду. Мне она показалась достаточно интересной, но я подумала, что сама сделала бы совсем по‑другому. На следующее утро проснулась, а у меня руки прямо зудят – им нужно мять, им нужна глина! После этого я смогла проработать на старом месте всего два месяца, а потом пришла к директору и сказала, что увольняюсь. Он спрашивает: «Что делать будешь?» А я говорю: «Лепить!»

Первые шаги

«Самым первым у меня был небольшой горшочек с этническим рисунком, – вспоминает Алёна. – Я его слепила, он у меня высох, а потом мы его решили обжечь в костре. И в костре он, естественно, взорвался. Кроме этого горшочка там была ещё куча других горшочков, они начали разрываться, осколки шрапнелью летели, и тогда я поняла, что пора покупать печку».

Во время беседы я вспоминаю, как сама пришла сюда впервые – лепить кружку. И как ужасно переживала. А вдруг не получится? А вдруг будет криво или некрасиво, а вдруг где‑то оставлю дырочку, и потом моя чашка лопнет в печке? А вдруг у неё отвалится дно? Или ручка… Да, точно, ручка, причём обязательно именно тогда, когда я буду нести её, полную чая! Я ясно представляла себе, как ручка, словно в замедленной съёмке, остаётся у меня в руках, а чашка летит вниз, падает, разбивается, брызги – во все стороны. Для пущего драматизма я и сама должна была поскользнуться на пролитом чае, упасть в осколки и долго рыдать.

«Да, взрослые действительно переживают больше, – замечает Алёна. – Дети же не переживают абсолютно. А самое забавное, что взрослые тебя внимательно выслушивают, запоминают технологию и начинают методично её выполнять. А детям на технологию плевать – они делают «тяп-ляп». Ты потом берёшь их творения, со страхом кладёшь в печку, потом вытаскиваешь и – ух ты! – так, оказывается, тоже можно было! Очень часто какие‑то новшества привносят как раз дети. А вообще, может, керамика чувствует, кто уверен в себе, и охотнее ему покоряется».

Фото Сергея Борисенко

Встаньте в круг

Когда заходишь в гончарку, первым в глаза бросается широкий стол, за которым лепят руками. Здесь всегда стоят цветы, вазы с конфетами, лежат глина и кисточки. Потом обращаешь внимание на ряды полок по стенам – чашки, тарелки, тыквы, черепашки – всё такое милое, яркое, уютное, такое интересное, что ходить вдоль полок и рассматривать детали можно часами. А последним видишь гончарный круг, который скромно стоит в углу, справа от входа.

«Когда уволилась, то сразу купила себе на отпускные гончарный круг, – говорит Алёна, – Насмотрелась же роликов в Интернете, а там сидят такие дядьки – раз-раз – и кувшин получился. Ну и я купила себе круг, заказала глину, поставила всё это дело в квартире, села, оп – и всё, и полгода у меня эта глина летала по стенам. В глине у меня было всё – я, муж, кот, вообще всё! Я была уверена, что мне подсунули бракованный гончарный круг, что у меня бракованная глина, потому что у ребят из Интернета вон как легко: раз – и кувшин. А у меня: раз – и всё по стенкам. Пришлось собирать вещи и ехать в Москву, проходить курсы».

Сейчас в гончарке позаниматься за кругом может любой желающий – хотя, разумеется, под присмотром Алёны. Сама мастерица любит лепить и на круге, и руками.

«Всё зависит от того, чего ты хочешь именно в этот момент. Если хочется выключить мозг и уйти в тактильные ощущения, то это гончарный круг. А если есть какое‑то определённое видение будущего изделия, какая‑то задумка, то это только руками. Гончарный круг достаточно ограничен, на нём можно делать только круглые вещи. А ручная лепка – это простор для фантазии».

Фото Сергея Борисенко

Природа – лучший творец

Мне всегда казалось, что глина – это что‑то очень-очень своенравное. Как её нужно обхаживать! Сбрызгивать водой, разминать, гладить.

«Глины есть разные, – поясняет Алёна. – Показателей много: красная, белая, чёрная. По лепным свойствам глина бывает тощая и жирная. В тощей много песка, её скатал в колбаску, согнул – она поломалась. Из неё вообще ничего слепить нельзя, эта глина идёт только на кирпичи, к примеру. Есть глина средняя, это на гончарный круг. Есть жирная, из неё можно всякую мелочь, всякие жгутики вылепливать. Но если эту глину поставить на круг, об неё можно руки убить, с ней тяжело. А есть универсальная глина, как моя: хочешь – кирпичи, хочешь – на гончарный круг…»

Тарелки и чашки, брошки, пуговицы, тыквы, арбузики – мастер-классов Алёна проводит множество, самых разных, на любой вкус. Откуда столько идей? Как они не кончаются?

«Что‑то у кого‑то подсмотрела, многое придумала сама. Приходит кто‑нибудь – а вот я хочу сделать что‑нибудь вот такое, сможем? Понятия не имею, надо пробовать».

Богатое использование флоры, отпечатанных в глине листьев, цветов – то, что отличает Алёнины творения, это своеобразный «почерк» её гончарки, по которому изделия легко можно отличить от чужих.

«На самом деле это достаточно распространённая практика, – признаётся мастерица. – Но я пришла к ней потому, что не умею рисовать. Вообще. А хочется делать красиво! А красивее, чем природа, никто сделать не сможет».

Фото Сергея Борисенко

Живой «Лён»

«Наступает такой момент, когда «Лён» начинает жить своей жизнью. Если раньше я им управляла, то теперь, мне кажется, он управляет мной. Здесь всё будто происходит само собой, и я с радостью в этом живу и растворяюсь».

И в это веришь. Потому что места с такой тёплой, живой атмосферой действительно имеют душу. Это настоящее волшебство, сотворённое доброй феей, которая вовремя вспомнила, чем любила заниматься в детстве.


для комментариев используется HyperComments