• 59,01 ↓
  • 69,40 ↓
  • 2,21 ↓
28 июня 2017 г. 13:53:23

«БелПресса» сходила в гости к выпускникам детского дома

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Взрослый дом. Как сироты распоряжаются жильём, которое получают от государства
Фото Владимира Юрченко

О том, что сиротам то в одном, то в другом районе торжественно вручили ключи от собственного жилья, мы сообщаем регулярно. А как они устраивают свой быт после этого?

Закон

Главная проблема с жильём для сирот – долгое ожидание очереди. Конечно, если выпускнику детдома исполнилось 23 года, а жилья всё нет, можно обратиться в суд. Но вопрос в том, найдётся ли подходящая квартира у местных властей – именно субъект РФ обязан обеспечивать сирот жилплощадью.

В Белгородской области на 1 апреля своей очереди ожидали 1 195 человек: это и дети, и 598 человек старше 18 лет. В прошлом году в собственное жильё заселились 282 человека. В этом планируется приобрести и построить 252 жилых помещения. Это обойдётся региональному бюджету почти в 253 млн рублей. Ещё 30 млн добавит федеральный бюджет.

80 квартир собираются купить и построить в сельской местности. Так выполняют поручение губернатора Белгородской области. Согласно этому документу около половины льготной жилплощади выделяют именно в селе, чтобы оно развивалось благодаря молодёжи. Органы соцзащиты стараются выбирать для этого населённые пункты с развитой инфраструктурой: чтобы там были и школа, и магазин, и фельдшерский пункт.

Пока очередь на жильё не подошла, выпускники детдома стараются выбирать учебные заведения с общежитиями. Как правило, это ссузы: шансы в них поступить выше. Как рассказала «БелПрессе» начальник областного управления соцзащиты Елена Батанова, если детям негде жить в ожидании собственного угла, то по письменному обращению им предоставят места в муниципальных общежитиях или в социальных гостиницах.

 

Новоселье сирот в микрорайоне Заречье Старого Оскола в 2015 году.
Новоселье сирот в микрорайоне Заречье Старого Оскола в 2015 году.
Фото Владимира Бабича

Дом

Андрей и Настя Тюковы знакомы с первых лет жизни в интернате. После выхода из детдома поженились. Андрей работает, Настя занимается полугодовалой дочкой. Ребята столкнулись со многими бытовыми трудностями, но главная в том, что формально квартира у них есть, но, по их словам, жить там они не могут.

Нынешний дом Андрея и Насти – комната в семейном общежитии в Белгороде. Огромные коридоры с парой десятков комнат на этаже, две душевые и одна кухня на всех. В коридоре курят и искоса поглядывают на незнакомцев. Женщина в коротких шортах тащит таз с бельём. Кто‑то выставил мусор прямо в коридор, за дверь.

«Я не жалуюсь: эту комнату нам предоставили бесплатно на время очереди на получение квартиры, – рассказывает Андрей. – Изначально тут было гораздо хуже: не было дверей, обоев, мебели, плюс по общаге вечно кто‑то слонялся. Наркоманы бродили, могли вломиться в комнату. А Настя уже ждала ребёнка, когда мы переехали.

Первым делом сделали ремонт, поставили дверь, вытравили клопов. Пришлось выяснять отношения с некоторыми людьми, завести инструмент самообороны. Сейчас более-менее сносно всё, прорвёмся».

До этого молодая семья успела покочевать по съёмным комнатам и квартирам друзей. Андрей ждёт жильё на Крейде в этом году.

Но собственная недвижимость у семьи уже есть. Покинув четыре года назад Старооскольский детский дом, в 2015-м Настя получила квартиру под Грайвороном, в Новостроевке. Одноэтажка на несколько семей перестроена из здания бывшей полуразвалившейся школы. Выглядит она уютно: небольшая и симпатичная, с шумящими лапами ели под окнами, а рядом пустырь, который при желании несложно превратить в огород. Квартиры полностью отремонтированы, с отоплением и водой, есть всё, кроме мебели. Однако через несколько месяцев после заселения дом опустел и больше не оживал.

 

Дом для сирот в Новостроевке.
Дом для сирот в Новостроевке.
Фото Юрия Коренько

Деревня

Новостроевка – длинный, вытянутый вдоль дороги посёлок в одну улицу. Здесь работают школа и детский сад, есть небольшой магазин и медпункт.

«Мы жили здесь одно лето, – говорит Настя. – Это место хорошо использовать как дачу. Однако постоянно жить здесь невозможно, потому что просто не на что. Моему мужу не удалось за это время найти подходящую работу, чтобы зарплата позволяла обеспечивать семью».

Живущий по соседству пенсионер Анатолий Чернов делится впечатлением от посёлка:

«Мы переехали в Новостроевку с севера. Честно – пожалел о своём выборе: надо было ближе к центру селиться. Такая тоска! Я старик уже, и то хоть на стену лезь: делать нечего, общаться не с кем. Сыновья мои сразу всё поняли и укатили в Москву зарабатывать деньги. Здесь вообще молодёжи нет.

Чтобы попасть в Грайворон, который находится всего‑то в 10 км, я езжу на такси или на велосипеде: транспорт не ходит. Есть только школьный автобус, который собирает ребят утром и развозит домой после занятий. А в город приходится ездить хотя бы за лекарствами и продуктами, потому что в магазине продаётся только базовый минимум».

 

  • Анатолий Иванович живёт по соседству.

  • На улице пустота.

  • На этом пустыре могли разбить огород.

Положенную жилплощадь в разных сёлах получили и два брата и сестра Насти, которые тоже воспитывались в детдоме.

«У них были дома в каких‑то деревнях, ещё дальше моей, – рассказывает девушка. – Брат с сестрой там тоже жить не захотели и, приватизировав дома, продали их, перебрались ближе к городу. Причины всё те же: не нашли работу, нечем заниматься в свободное время. Сложно проводить молодость в деревне.

Но я продавать свою квартиру не планирую: мне спокойней знать, что у меня есть что‑то своё за плечами. Хотелось бы разбить там небольшой огород, если землю получу. Но муж, скорее всего, останется в городе на работе».

Обеспечением сирот жилплощадью в Грайворонском районе занимается управление по строительству, транспорту, ЖКХ и ТЭК. И. о. начальника этого управления Андрей Казанцев считает, что Новостроевка подходит для жизни молодой семьи:

«Не соглашусь с тем, что там нечего делать. Рядом есть частные сельхозпредприятия, прямо сейчас строится большой свинокомплекс. Половина моих коллег живёт в районе и добирается на работу в Грайворон».

 

  • Здесь даже пытались жить...

  • ...но передумали.

Выбор

Другая Настя – Анастасия Мащенко – живёт в районе частной застройки рядом с посёлком Беловское Белгородского района. Поселение начиналось с 15 домиков, которые здесь построили специально для ребят из детдомов в 2010 году.

«Поначалу мы не понимали, как здесь жить, – рассказывает девушка. – Наши дома просто стояли в копаном поле, не было дорог, автобусов, до ближайшего магазина нужно были идти 50 минут по полю, на котором таял снег, до детского сада и школы – часа полтора. Медицинские специалисты раскиданы по всему Белгородскому району – в Белгороде, на Болховце, в Разумном. Мы были просто отрезаны от цивилизации.

Дома были построены за пару месяцев по какой‑то дешёвой экспериментальной технологии. Через месяц у меня окна просто выпали в огород. Крыша из гипсокартона, в дождь текло по стенам, постоянная плесень, грибок. А холодина зимой была такая, что не заснуть».

 

  • Дом до капремонта.

  • Дом до капремонта.

В 2012 году в поселении проложили асфальтовую дорогу, появились магазины, начала ходить маршрутка – теперь от Настиного дома до остановки около 20 минут пешком. Сейчас здесь живут 54 человека из детдомов области и другие люди, которые предпочли жизнь в частном доме тесноте городских квартир. Если есть собственная машина, большинство трудностей, описанных Настей, отпадают.

«Некоторые ребята не захотели тут жить. По неопытности продали свои дома чуть ли не за 100 тысяч, а мошенники и рады были их облапошить. Где они сейчас – неизвестно. Выходили из детдома мы, признаться, деревянные: свобода дурманила, и мы совершенно были не в курсе, как и что устроено в этом мире. Приходили, к примеру, бумажки на оплату комуслуг – мы их просто выкидывали или костёр ими разжигали.

Мне ехать было некуда. Я получила дом и училась здесь жить. Время шло, и мы приспособились. Нам активно стала помогать администрация района, а также предприятие ЖБК, которое курирует Разуменский детский дом. Сейчас проходят регулярные встречи, где нас учат решать разные бытовые, житейские, юридические вопросы. ЖБК сделал капитальный ремонт дома, теперь условия отличные. Помогают с трудной физической работой – огород вскопать и тому подобное.

А по части быта мы уже кое‑что знали: в детдоме было своё хозяйство, огород, а также отдельный домик, где нас учили жить самостоятельно, стирать, готовить. Это, конечно, помогло».

 

  • Анастасия Мащенко.

Анастасия получила диплом секретаря, но после смерти мужа не смогла работать, поскольку одна воспитывает маленькую дочку. Она получает пенсию по потере кормильца и детские выплаты. Когда денег не хватало, девушка самостоятельно выучилась шить, затем получила соответствующую корочку и сейчас берёт заказы на дом, подрабатывает по договору. На участке рядом с домом Анастасия выращивает овощи и ягоды, держит несколько курочек.

«Сейчас я многому научилась и в городе бы жить не хотела. Здесь всё своё, и ты сам себе хозяин. Мы с ребятами дружим и стараемся помогать друг другу, выручать. У большинства сезонная работа, халтура, мало кто устроился на постоянную: летом работают, зимой на это живут. Почему так – не понятно. Наверное, не хотят? А я думаю, при желании всё возможно, будь ты в городе или в деревне».


для комментариев используется HyperComments