• 65,99 ↓
  • 74,90 ↓
  • 2,38 ↓
22 октября 2018 г. 16:05:50

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Взлететь, чтобы упасть. «Спортивная смена» рассказывает о прыжках с шестом
Фото Владимира Юрченко

Всего две спортсменки из Белгородской области добились высоких результатов в прыжках с шестом. Одна из них – Ольга Муллина – уже давно выступает за Москву.

Студентка НИУ «БелГУ» Людмила Нерубенко место спортивной прописки менять не собирается. Она поведала «СпортСмене» о своих полётах над планкой и падениях с четырёхметровой высоты.

Лучший помощник

Людмила Нерубенко не могла не стать спортсменкой: её родители – мастера спорта по лёгкой атлетике. Спортивной гимнастикой Людмила занялась ещё в детстве.

«Я была очень активным ребёнком. В три с половиной года родители отвели в «Спартак» на спортивную гимнастику. Мама говорит, что, когда после первой тренировки мы ехали домой и я уснула в маршрутке, она поняла, что спорт – это то, что нужно. Так я до 16 лет и занималась гимнастикой, стала мастером спорта, – рассказывает девушка. – Прыжки с шестом впервые попробовала в 2014 году, мне понравилось. После школы бежала в спорткомплекс Хоркиной на тренировку к 14:30, а в 16:00 переходила в другой зал – на гимнастику. Там занималась три-пять часов. Тяжело было, но время находила. Мне оба вида нравились. И тренер была не против, говорила: главное, чтобы гимнастике шест не мешал».

— Тогда почему завязала с гимнастикой?

— Мне было уже 16 лет. Ну прозанималась бы я до 18, а дальше что? А прыжки с шестом – более перспективный для меня вид спорта.

— Гимнастика – хороший помощник в прыжках с шестом?

— Самый лучший. Шест – сложная дисциплина. Нужна хорошая скорость для разбега, выносливость, сила для поднятия ног и переворота, координация, а когда ты переворачиваешься, то не должен теряться в воздухе. Это непросто.

— Когда ты окончательно перешла из гимнастики в прыжки с шестом?

— В 2014-м. В сентябре я стала отдельно по субботам заниматься шестом. Потом прошли первые соревнования – первенство области. Выиграла его с нормативом первого взрослого разряда, взяла высоту в три метра. Тренер Валерий Кушкин сказал, что у него так ещё никто не начинал. На втором турнире прыгнула 3,20 м, и Валерий Юрьевич сказал, что надо больше заниматься.

Спокойствие, только спокойствие

— Не страшно с такой высоты на маты лететь?

— С небольшой высоты иногда головой чуть бьёшься. А с большой – вообще не страшно. Многие спрашивают про это, но после гимнастики ничего страшного нет. Растяжения были, но это обычное дело для любого спорта. Ещё у меня не дамские ручки – шест натирает мозоли, такое и в гимнастике было.

— Сколько раз в неделю ты тренируешься?

— Каждый день, кроме воскресенья. С 16:00 до 19:00.

— В спортивной гимнастике ты мастер спорта, а в прыжках с шестом как с этим дела?

— Пока КМС. Пять или шесть раз я брала четыре метра на соревнованиях. И когда стала стабильно брать эту высоту, норматив изменился на 4,10. Я должна была стать мастером ещё два года назад – уровень соревнований позволял, но участников было не семь, как того требует регламент, а четыре. В другой раз уровень турнира был не тот. А 4,10 я пока не беру.

— Какие места на соревнованиях сейчас занимаешь?

— Выигрывала турнир «Звёзды студенческого спорта», брала там ещё серебро и бронзу. На первенстве России до медалей пока не дотягиваю, кручусь вокруг да около, то четвёртая, то пятая.

— А на тренировках как прыгаешь?

— Точного результата не знаю, мы через планку на тренировке никогда не прыгаем – дольше её ставить обратно будешь. Бывает, что на соревнованиях всё получается, тогда ставлю 4,10 м, но из‑за волнения уже не беру эту высоту. Нужно больше спокойствия. На исполнение прыжка даётся минута. За это время прокручиваю в голове последовательность действий и начинаю разбег. Он состоит из 14 или 16 шагов – у нас только чётный подбор шагов. Не люблю прыгать летом.

— Почему?

— Из‑за ветра. Приходится под него подстраиваться. Если он дует в лицо, то шест может не пройти. Тебя снесёт обратно на дорожку, и ты можешь травмироваться. А если он сносит шест во время разбега, то ты теряешь попытку.

— Что самое сложное в прыжке?

— Переход планки – надо от неё увернуться. Я на неё не смотрю, чувствую, где она находится. Да и смотреть времени нет, всё происходит быстро.

По стопам тренера

— Как вы на соревнования ездите?

— С шестами постоянно проблемы какие‑то. В Чебоксарах как‑то случай был. С нами тогда ещё мальчик из Старого Оскола ехал. Валерий Юрьевич не мог ему пробить багаж, по вагонам ходим с этими шестами, никуда не пускают. В итоге тренер отправил меня с билетами и паспортами на место. Уселась, жду его. Поезд тронулся, а его всё нет. Ну, думаю, отлично. Без денег еду в Москву, а он как без паспорта добираться будет? Меня‑то мама приедет и заберёт…

— И чем всё закончилось?

— Минут через пять после отправления тренер пришёл – шесты пристраивал. Но было страшновато. А ещё на нас часто как на дураков смотрят: «А что за трубы везёте?» За сантехников принимают.

— О завершении карьеры говорить ещё совсем рано, но кем ты хочешь стать?

— До 30 лет прыгать не собираюсь. Сейчас я преподаю в учебно-спортивном комплексе Хоркиной оздоровительную гимнастику для детей. А вообще хотелось бы сотрудничать с моим тренером по лёгкой атлетике, продолжать дело Валерия Юрьевича и помогать ему. Он у нас на всю область единственный тренер по прыжкам с шестом.


для комментариев используется HyperComments