05.12.2016, Понедельник 03:41
  • 64,15
  • 68,47
  • 2,48
10 апреля 2015 г. 12:05:57

В белгородском историко-краеведческом музее открыли экспозицию оружия

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Выставка опасных вещей
Фото Вадима Заблоцкого

Зеркальный, воронёный, холодный отблеск кинжалов и стволов отражается в стекле музейной витрины. Он манит к себе, притягивает своей леденящей душу простотой и смертельной опасностью. Их лезвия молчаливы, их стволы бездонны, но все хранят историю побед и поражений, доблести и трусости.

Вот на бархатистой подкладке поверженно распластался кинжал немецких штурмовых отрядов. С такими 82 года назад браво маршировали факельными ночами молодчики фюрера. Но история расставила всё по своим местам. Правильно расставила. И сейчас лишь готическая надпись «Всё для Германии» на лезвии этого клинка напоминает посетителям выставки о своём позорном прошлом.

Да, мы на выставке «Оружие сквозь века и годы», представленной в Белгородском государственном историко-краеведческом музее.

«Выставка эта приурочена к 70-летию Победы в Великой Отечественной войне, – рассказывает главный хранитель музея Лилия Турынина. – Здесь представлено холодное и огнестрельное оружие XVIII–XX веков».

Вкус крови

Часть экспонатов для выставки предоставили белгородские коллекционеры. Имена свои, они, правда, не афишируют.

Вот, к примеру, один из коллекционных экспонатов – непальский нож кукри, похожий на маленький мачете. Очень грозное оружие. И не только тем, что может нанести непоправимый вред врагу, но и преданием о себе.

А предание это гласит, что кукри, извлечённый из ножен, до помещения обратно обязательно должен почувствовать вкус крови. Поэтому непальцы стараются не вынимать этот нож, не имея для этого веской причины. А перед тем как вложить кукри обратно в ножны, они режут свой палец, чтобы кровь омыла лезвие.

Фото Вадима Заблоцкого

Любимчик флибустьеров

Рядом лежат морские кортики. Стройные, надменные. Всем своим видом подчёркивающие особый статус. Как же, нынче они произведены в ранг церемониального оружия. Участвуют вместе со своими офицерами в парадах, бряцают позолоченными ножнами на приёмах и прочих раутах. Но мы-то знаем об их босяцком происхождении.

Появился кортик в XVI веке как абордажное оружие пиратов. Дело в том, что с саблей или шпагой несподручно было штурмовать торговые суда: в каютах и трюмах длинной железякой особо не помашешь. Вот флибустьеры и полюбили оружие с прямым, коротким и узким клинком. Тем более что узкое лезвие без труда проникало между сочленениями защитных лат жертвы.

Фото Вадима Заблоцкого

Японская пара

Чуть в стороне, особняком, на деревянной подставке пристроились японцы Дайсё – пара мечей самурая: вакидзаси (короткий меч) и катана (длинный меч). Вакидзаси – оружие заслуженное, потому что с его помощью опозоренные самураи делали харакири. Готовились они к этому процессу тщательно, поэтому и заточку этого короткого японского меча ощущаешь даже через стекло музейной витрины.

Фото Вадима Заблоцкого

Подруга казака

А вот и наше знакомое по фильмам о Гражданской войне оружие – шашки. Здесь и кавалерийские образца 1927 года, и парадные – 1940-го, богато инкрустированные драгоценными камнями и росписью кавказские и даже американская церемониальная середины XIX века.

Происходит слово «шашка» от кабардино-черкесского «са’шхо» – длинный нож. Кабардинцы говорят:

«Шашка должна быть лёгкая, как перо, упругая, как лоза, острая, как бритва. Кто носит тяжёлую шашку, тот не надеется на умение».

Российское холодное оружие делали в основном на тульских оружейных заводах, а после восстановления в 1816 году Златоустовской оружейной фабрики перенесли туда всё производство холодного оружия для русской армии. В 1815 году Александр I, возвращаясь в Россию после заграничного похода русской армии, пригласил работать в Златоусте немецких мастеров из города Золингена. Они принесли с собой новые технологии декорирования холодного оружия.

Однако не всё гладко было во взаимоотношениях заводской администрации с немецкими оружейниками. На фабрике Шафов произошёл уникальный инцидент, когда немецких мастеров с русского завода выгнали за пьянство. Поклонники Бахуса осели в Петербурге, создали свою фабрику и до 1917 года выпускали офицерское оружие.

Штык-молодец

И уж если кортики, сабли и шашки – оружие самодостаточное, то штыки неразрывно связаны с оружием огнестрельным. Но штык, хотя и служит придатком для винтовок и автоматов, тем не менее, остался грозным оружием ближнего боя.

Чего только стоят образцы германских и японских штыков периода Великой Отечественной войны. С такими и на медведя пойти можно, даже без ружья. Смелости бы только хватило. Хорошо, что лежат они за стеклом и под сигнализацией.

Фото Вадима Заблоцкого

Великие уравнители

Часть выставки посвящена огнестрельному оружию. Пара маузеров, один из которых, образца 1895 года, очень любил Абдулла из «Белого солнца пустыни». Второй же почти незнаком обывателю. Это маузер M1910/14 калибра 7,65. Хромированный пистолетик, умещающийся в ладони. Однако известна это модель не только компактностью, но и тем, что из такого же 14 апреля 1930 года застрелился Владимир Маяковский.

Рядом с пистолетами и револьверами представлены винтовки и карабины Мосина, Манлихера, Маузера, двустволка Лефоше, старая добрая берданка и невзрачная винтовка Манлихер-Каркано. Она, тем не менее, вошла в историю. Из такой винтовки в ноябре 1963 года в Далласе убили президента США Джона Кеннеди.

И, конечно же, пулемёт Максима. Какая выставка без этого заслуженного старика, за 116 лет отправившего на тот свет миллионы правых и виноватых.

Выставка «Оружие сквозь века и годы» продлится до 18 мая. Приходите, смотрите – вам будет интересно. И помните, что убивает не оружие – убивают люди.


для комментариев используется HyperComments