• 64,07 ↑
  • 74,18 ↑
  • 2,42 ↑
20 декабря 2017 г. 18:12:16

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Второе дыхание. Как в 80 лет подняться на Эльбрус
Виктор Сидоренко. Фото Владимира Юрченко

Валяешься на диване? Лень выйти на улицу? Решил перенести тренировку на другой день? А вот шебекинец Виктор Сидоренко своё 80-летие встретил на высоте 4050 мет­ров на склоне Эльбруса. Мы встретились со спортсменом и узнали, как ему это удалось.

«Приют одиннадцати»

Эльбрус для Виктора Васильевича – не просто гора, а знаковое место, связанное с историей семьи. Его отец – Василий Иванович – в 1937 году строил там знаменитый «Приют одиннадцати» – гостиницу для альпинистов, где туристы проводили ночь перед восхождением.

«Считается, что отель построили в 1938 году, но перед возведением здания надо было сделать фундамент трёхметровой высоты из валунов. Этим занимался отец с товарищами. В 1998 году «Приют одиннадцати» сгорел из‑за нарушения правил пожарной безопасности, только фундамент и остался. За восхождение на восточную вершину Эльбруса (высота 5 621 м – прим. ред.) отец получил значок «Альпинист СССР» и прошёл с ним всю войну», – рассказывает Виктор Сидоренко и протягивает на морщинистой ладони небольшую награду.

Значок и медаль Василия Ивановича за участие в военных действиях он собирался оставить в музее обороны Приэльбрусья ещё в 2007 году. Но поднявшись туда на своё 70-летие, понял, что не отдаст семейную реликвию. Вот и пришлось спустя десять лет возвращаться с копиями и фотографиями, чтобы память о шебекинце, защищавшем Эльбрус, жила дальше.

«В этом году я на вершину не пошёл, остановился у мемориала альпинистам, который поставили на месте «Приюта одиннадцати». Последний раз поднимался на самый верх в 2007-м, а первый – в 1977 году, на сорокалетие. На вершине второе дыхание открывается. В следующем году на день рож­дения пойдём со средним сыном – мне надо ему значок передать. Постараемся взять с собой и внука – он уже в 9-м классе учится, дальше ему будет некогда, – строит планы Сидоренко. Трёх своих сыновей он водил на высочайшую вершину Европы, когда им исполнялось по семь лет».

Докатились до моря

Сам Виктор Сидоренко в 9-м классе уже получил первый юношеский разряд по велоспорту. И тем же летом вместе с другом они доехали из Курска до Азовского моря.

«Мы решили так: до Шебекино доедем – у меня переночуем, в Харькове у меня тётка, в Донецке – ещё одна тётка, в общем, на улице не оставят. Но в Харькове случилась неприятная история. Володя остался на улице с велосипедами, я пошёл договариваться. Но тётка сказала, что его не пустит ночевать – мол, чужой человек. Я дверью хлопнул, а другу соврал, что никого дома нет. Рядом с Харьковом есть деревушка Волчий Яр, в ней под забором мы и придумали ночевать. Постучались в первый же дом, спросили разрешения палатку в палисаднике поставить. Вышла к нам бабушка: «Хлопчики! Да что ж вы под заборчиком ночевать будете? Проходите!». Накормила до отвала ужином, а потом и завтраком. Утром накололи ей дров в благодарность. И поехали до Донецка. Всего четыре дня – и мы на море».

Стол – это лыжи

В 26 лет Виктор Васильевич увлёкся походами по горам. Лет десять ходили с товарищами по Кавказскому хребту от Домбая до Сухуми, пока все не обзавелись семьями. После рождения первого сына Сидоренко открыл для себя новый вид спорта – бадминтон:

«Повёз как‑то сына в детской коляске гулять в парк. А что сидеть без дела на лавочке? Вот мы с друзьями и сделали две бадминтонные площадки: забили штыри с сеткой и начали на счёт играть».

Чуть позже приехавший из заграничной командировки коллега заразил Виктора Сидоренко большим теннисом. В углу стадиона натянули сетку, нанесли разметку. И играли с коллегами 40 лет.

Тогда же в моду вошли водные лыжи, и Сидоренко с друзьями решил во что бы то ни стало научиться кататься. Вместе они уговорили директора Шебекинского химзавода, где все тогда работали, купить мощный мотор и лодку. Только лыж не было. И находчивые спортсмены привязали к лодке за ножки овальный канцелярский стол. Так и учились, пока один из ребят не привёз из поездки в Сочи настоящие водные лыжи.

Следом прознали о виндсёрфинге. Тут опять помогло руководство химзавода, которое купило три доски с парусами: одну отдали новаторам-экспериментаторам, другую отправили на базу отдыха завода в Коктебель, а третью оставили для общего пользования.

«Как учились? Минут десять пытались взобраться на доску, стояли на ней, как пеньки. Только тронулся – уже ветром несёт в кусты. Из кущерей опять на середину озера выплывешь, встанешь, парус поднимешь – и всё по новой. И вроде ж по инструкции всё правильно делали, там так и написано: «Встаньте, поднимите парус, наполните его ветром, и если вы не упадёте, то поплывёте», – со смехом вспоминает Виктор Васильевич. – Помог нам замдиректора химзавода. Он в прошлом ходил на судах и знал теорию паруса: «Наклоняй мачту вперёд градусов на 45, а только потом по чуть-чуть набирай ветра». Ёлки зелёные! Да мы уже через полчаса после его советов все уже могли управляться с парусом!»

Лучше, чем в Европе

Зимой тоже скучать не приходилось. В 1970 году Сидоренко с помощью своих харьковских друзей встал на лыжи и загорелся идеей сделать в Шебекино подъёмник, чтоб кататься было удобнее.

«Тогда нам очень помог Владимир Петрович Грунин, секретарь районного комитета КПСС, – вспоминает Виктор Сидоренко. – Мы построили небольшую будку, подвели электричество. 14 февраля 1971 года подъёмник заработал. И за эти 46 лет ни разу не сломался, только трос трижды меняли. Раньше за электричество платил я, а сейчас – мой сын Сергей».

Этот подъёмник в течение почти 15 лет был единственным на всё Черноземье. Кататься приезжали белгородцы, воронежцы, харьковчане. Местные жители тоже не отставали, да и до сих пор многие увлечены этим спортом:

«На Домбае в 2005 году мне встретилось 32 шебекинца! Если там наших столько собралось, то сколько горнолыжников здесь? Вот мы и решили создать «Клуб экстремального отдыха». Цель – не просто собрать деньги на какие‑то улучшения, а взять в аренду у государства землю с подъёмником. Лес принадлежит министерству лесного хозяйства, но вдруг кто сейчас придёт и свои права на эту землю заявит? У него бумажка, а что у нас?» – сокрушается пенсионер.

Он старается для других, хотя сам оставил лыжи только недавно – в 77 лет. Свою лыжную карьеру Сидоренко закончил на юге Франции, на горе Монблан. До этого спортсмен побывал в Австрии, Италии, Андорре, но всё равно уверен, что быстрее и лучше, чем на шебекинской горке, нигде кататься не научишься.

Секрета долголетия не существует?

На вопрос о том, как же жить долго и счастливо, Виктор Васильевич отвечает философски: «Что на роду написано, то и будет». Но, не надеясь на одну судьбу, он уже 57 лет раз в неделю с друзьями ходит оздоравливаться в баню. А в последние годы ещё и бегает по утрам:

«Я сначала начал бегать по лесу, по парку, но от сосен корни, их не видишь, спотыкаешься. В моём возрасте надо уже выбирать дорожки поровнее».

Зрение – единственное, на что жалуется пенсионер, остальные недуги лечатся спортом. Например, однажды у двух его друзей прихватило спины, и они решили избавляться от болячек холодной водой.

«Двенадцать зим мы впятером купались в проруби. И закон был такой: только смерть является уважительной причиной не прийти на речку. Бывает не то что руками махать – идти лень. А встать надо в шесть, чтоб в половине седьмого быть на речке. Не можешь плыть – хотя бы приди, сядь на скамейку и сиди, чтоб все знали: компания целиком в сборе. Это было давненько. Сейчас уже не купаемся: спина ж прошла», – улыбается Сидоренко.

Из прошлых увлечений остался виндсёрфинг. Раз в год на День военно-морского флота Виктор Васильевич выходит под парусом и вспоминает, как раньше убегали кататься даже в обеденный перерыв:

«Это и отдых, и спорт, который в любом возрасте идёт. Но лучше, чем снег и лыжи зимой, всё равно ничего не придумаешь».


для комментариев используется HyperComments