• 66,25 ↓
  • 78,08 ↑
  • 2,36 ↓
30 июня 2018 г. 10:37:48

Году туризма между Россией и Индией посвящается

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Всё выключено. О тех, кого затягивает и не отпускает Индия
Фото Валерии Гусевой

Белгородцы, которые провели в этом южноазиатском государстве больше, чем одну-две стандартно-туристические недели, поделились своими впечатлениями с журналом «ОнОнас».


Александр Плохута, шесть зим:

 

Фото из личного архива

«Когда я приземлился в Индии, был в шоке от того, какой горячий, густой воздух ударил мне в лицо. Первым делом отыскал Мейн Базар – там дешёвое жильё почти без удобств, не для брезгливых. Это грязная улица с торгашами всех мастей: всюду громкие звуки, куча мотоциклов, рикш и зазывал, которые постоянно одёргивают, пытаясь что‑то продать. Рядом вокзал, где в туристическом офисе можно достать билеты на поезд. При этом никто не гарантирует, что вы отправитесь в тот же день, обычно приходится подождать сутки-двое.

Если возникают проблемы, тут же облепляют любопытные индийцы и стараются помочь. Между Арамболем и Хампи девушка, которая ехала со мной на байке, потеряла смартфон. Я стал замечать, что нас преследуют индийцы на мотоциклах. Это продолжалось, пока мы не остановились. Оказалось, они целой толпой гнались за нами всё это время, чтобы просто отдать телефон.

Каждый город в Индии по‑своему интересен: например, в Джайсалмере мы катались на верблюдах по маленькой пустыне. Провели верхом трое суток, слушая рассказы и песни проводника. На севере, в Манали, можно покататься на лыжах, полазить по горам и посетить горячие источники, бьющие прямо из недр земли. В Гоа можно учиться сёрфингу или летать на параплане.

Из Индии легко добраться до Непала, а там недалеко Гималаи – считаю, хотя бы раз в жизни каждый должен их увидеть. Сам поднимался на высоту 5 416 м – больше всего меня удивило, что на этой высоте летают бабочки».


Оксана Триведи, четыре месяца:

 

Оксана и Бхардвадж.
Оксана и Бхардвадж.
Фото из личного архива

«В Индии я жила в городе Гандинагаре, он получил название в честь Махатмы Ганди. Это зелёный город, в парках много животных. Встречаются змеи, поэтому для прогулки лучше надевать закрытую обувь.

Всё местное население без ума от народного танца гарба. Поэтому здесь проходит фестиваль Навратри, где исполняют этот танец. Пока идёт фестиваль, читают особую молитву – пуджу. Танцуют босиком в специальном костюме, который называется чания чоли (чания – юбка, чоли – блузка).

Я замужем за индийцем из высшей касты – браминов. Сейчас мы в России, а до этого жили с его семьёй в Индии. У них существует традиция: после свадьбы жена переходит в дом мужа. Даже есть особый ритуал – канкупагла: когда жена приходит в дом мужа в первый раз, свекровь готовит жидкость красного цвета, чтобы невестка окунула ноги и оставила свои следы в доме.

Кстати, замужнюю женщину в Индии всегда можно отличить: она носит бинди (цветную точку на лбу), парные браслеты и мангалсутру (специальное ожерелье, подаренное женихом).

Практически в каждом индийском доме можно встретить собственный храм, для этого выделяется целая комната. Каждое утро начинается с обращения к богам, в 5–6 утра уже звучат молитвенные песнопения. Чтобы всем было слышно, на улице стоят колонки».


Елена Литвин, три зимы:

 

Фото из личного архива

«Как и все, думала, что в Индии очень грязно. Но, пожив там какое‑то время, стала относиться ко всему проще: брезгливость пропадает. Принесли чайную ложку, которую забыли помыть? Долго не думаешь и насыпаешь ею сахар.

Я была в рыбацкой деревушке Арамболь на севере Гоа. Со времён хиппи она стала превращаться в тусовочное место, которое с каждым годом становится всё более попсовым. Уехать из Арамболя трудно, атмосфера затягивает и не отпускает. Мне нравится, что там никто никуда не спешит. В первый раз я жила в бунгало, где были тоненькие стенки из циновки, а в душе – просто дырочки в полу. Это один из самых дешёвых вариантов. Но выбор есть на любой вкус: например, с друзьями мы снимали домик с двумя спальнями, двумя душами и кухней за 350 долларов.

Визитная карточка Арамболя – фрик-парад, он проходит каждый год в феврале на заданную тему. Кто‑то действительно готовит костюм в соответствии с темой, а кто‑то просто наряжается во фрика. Например, бородатый мужчина может прийти в зелёном платье и порванных розовых колготках.

Чтобы узнать о каком‑то концерте, достаточно выйти на пляж, и тебе вручат флаер с вечерней программой. Кроме местных групп, приезжают и звёзды: был Борис Гребенщиков, причём билеты стоили недорого.

Когда общались с индийцами, одним из сложных моментов было понять жест согласия. Если мы киваем головой, то они качают из стороны в сторону.

Из индуистских праздников я застала Махашиваратри («великая ночь Шивы»). В этот день в храмах проходит пуджа, всем раздают угощение. На праздник я с друзьями поехала к Великому баньяну – священному дереву, которому больше 200 лет. Из‑за большого количества воздушных корней он напоминает скорее рощу, чем одно дерево.

Кто‑то работает полгода в России, потом тратит заработанное в Индии. Многие продолжают работать удалённо в самой Индии. Есть те, кто находит заработок на месте: инструктором по йоге или мастером косметических услуг».


Александр Антонюк, два месяца:

 

Фото из личного архива

«Слово «колорит» – самое подходящее для Индии. Все очень пёстро одеваются; когда возвращаешься в Россию, всё кажется сине-серым.

Варанаси известен не только священным ритуалом погребения, это ещё и музыкальная столица Индии. Там есть университет, куда все ездят учиться музыке. Образование бесплатное, плюс стипендия – 10 тыс. рупий. На эти деньги можно спокойно прожить. Студенты в основном живут в гостевых домах: в комнате только кровать, стол, стул и газовый баллон, санузел общий. Мой знакомый отдавал 5 тыс. в месяц за такую комнату – это очень дёшево. Я там снимал комнату за 250 рублей в сутки.

На Гоа жил в джунглях. Так получилось, что рассчитывал на одну сумму, но приехал под Новый год, когда цены на жильё подрастают. Делить оплату было не с кем, и знакомый предложил пожить в палатке. Это как наша Пушкарка, только джунгли, в которых живут индийцы, русские и украинцы. Приготовление пищи – целый ритуал: там сыро, поэтому, чтобы поджечь листву, уходит два часа. Я спокойно оставлял в палатке нетбук и паспорт – всё было на месте. Даже потом стыдно было, что я думал, будто кто‑то может что‑то украсть.

Полиция всегда на стороне туристов. У меня был конфликт с арендодателем байка, и, как только я обратился к полицейским, всё быстро разрешилось».


Ева Орлова, два месяца:

 

Фото Валерии Гусевой

«Если есть туры «всё включено», то Индия – это «всё выключено». В Джайпуре я нашла жильё через сервис CouchSurfing в большой, но бедной семье. Ванны нет, если нужно принять душ, для этого есть только кастрюля с чашкой. Личной кровати у меня не было – спала ещё с двумя девушками. Позже я заболела, и из‑за некомфортных условий пришлось сменить место. Следующая гостевая семья была богаче, у меня была своя комната.

Когда ехала на поезде, видела такую картину: в огромной куче мусора копалась очень худая женщина и ела что‑то оттуда. Тем не менее бедные люди, которые живут в таких условиях, радуются жизни. Такого оптимизма недостаёт западному обществу.

Общалась с местными на английском, но я пытаюсь учить хинди. Когда вижу индийца, пытаюсь сказать ему что‑нибудь на хинди: «намасте» (приветствие) или «данибат» (спасибо). Индийцы любят фотографироваться с белокожими. Одна девочка сфотографировалась со мной, через полгода нашла меня на «Фейсбуке», отметила на общей фотке и подписала: «Моя лучшая подруга из России».

Однажды мы вчетвером поехали в Гокарну на автобусе: было восемь пересадок, но, проехав около 300 км, мы заплатили всего 120 рублей. Назад решили поймать авто. Машина попалась аутентичная – всюду благовония и изображения божеств. Водитель врубил на полную индийскую музыку, общался с нами и высовывался в окно, чтобы помахать своим друзьям.

Я познакомилась с владельцем ювелирного магазина, и он пригласил меня поехать с его семьёй в лепрозорий. Там больным предоставляют еду, жильё и лёгкую работу, чтобы они могли заработать хоть на что‑то. Даже если люди выздоровели, у них нет шанса вернуться к нормальной жизни. На меня это произвело сильное впечатление».


для комментариев используется HyperComments