• 57,09 ↓
  • 67,30 ↓
  • 2,15 ↓
27 июля 2017 г. 13:41:22

Это единственное учреждение в области, где ребёнок одновременно получает медицинскую, социальную, психологическую и педагогическую коррекцию

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Вернуться домой. Как кризисный центр «Милосердие» помогает детям обрести семью
Воспитатель Елена Сировицкая. Фото Юрия Коренько

За последние годы число детей, вернувшихся в свои биологические семьи, увеличилось с 20 до 33 %. К пятилетнему возрасту из 78 воспитанников не более 3-5 идут в интернат, а остальные находят свой дом.

В комнате психологической разгрузки белгородского дома ребёнка, где уже 10 лет работает «Милосердие», недавно появился красавец жако – говорящий попугай. Пока он только учится произносить первые слова, но здесь на него возлагают большие надежды.

«Говорящий попугай – наша давняя мечта, – говорит главный врач дома ребёнка, заслуженный врач России Валентина Шамборская. – Если дети услышат, что говорит даже попугай, начнут говорить сами».

Чтобы успешно реабилитировать ребёнка и отдать его в семью, все способы хороши, считают здесь.

Отдать на время

Все родители мечтают о здоровом и красивом малыше. Но что делать, если мечты разбиваются в прах, а жить с ребёнком с дефектами развития нет ни физических, ни моральных сил?

Сегодня в центре проживает четырёхлетняя девочка с синдромом Дауна. Родители не отказались от неё, но взять в семью не смогли. За эти годы они привыкли к ней, стали брать домой на выходные и, как утверждают специалисты дома ребёнка, неоднократно наблюдавшие, как уходят дети в свои биологические семьи, скоро она будет жить с родителями.

«За время работы я убедилась, что у большинства детей совершенно нормальные родители, которые очень тяжело переживают сложившуюся ситуацию, и наша цель – помочь принять её», – говорит Валентина Александровна.

Здесь научат говорить даже попугая.
Здесь научат говорить даже попугая.
Фото Юрия Коренько

Когда они видят, что ребёнок прошёл реабилитацию и теперь с ним можно жить, они забирают его домой.

10 лет назад по поручению губернатора при доме ребёнка создали кризисный центр «Милосердие», через который за эти годы прошли 162 ребёнка. На временное пребывание в центр по заявлению родителей принимают детей до пяти лет, среди них дети-инвалиды. Благодаря центру от детей практически перестали отказываться в родильном доме.

«Наше учреждение – единственное в области, где ребёнок одновременно получает медицинскую, социальную, психологическую, педагогическую коррекцию, – говорит Валентина Шамборская. – Нет ни одного малыша, у которого не было бы положительного результата».

Здесь делают всё возможное, чтобы помочь ребёнку. Установка современных протезов, лечение и операции в клиниках Москвы, Санкт-Петербурга и других городов России позволяют поставить на ноги, кажется, безнадёжных малышей. Центр стал палочкой-выручалочкой и для родителей с плохим здоровьем. Если предстоит длительное лечение, а рядом нет близких, на которых можно оставить малыша? Здесь временно размещают детей матерей-одиночек, многодетных, детей студентов и тех, кто находится под стражей или следствием.

Путёвку в центр оформляют органы опеки, которые тщательно оценивают проблемы семьи. Недавно женщина забрала четырёхлетнюю дочку, которую оставила в центре в месяц – осталась одна с тремя детьми, когда муж получил срок. А ещё одного мальчика приехала забирать целая семья из одной среднеазиатской республики – мама сначала побоялась рассказать о нём своим строгим родителям.

Психолог Нина Николаенко.
Психолог Нина Николаенко.
Фото Юрия Коренько

Общительный аутист

Восстановительное лечение детей, которых уже забрали в семью, идёт в центре ранней помощи детям и сопровождения семей, который работает в доме ребёнка с сентября прошлого года. По направлению поликлиник в нём прошли реабилитацию 42 ребёнка: уникальная реабилитационная база дома ребёнка сегодня доступна многим домашним детям с нарушением развития. Как правило, это маленькие пациенты с аутизмом, синдромом Дауна, ДЦП, задержкой речевого развития.

«Одних приводят, чтобы они начали разговаривать, для этого требуется несколько занятий. Другие, как Матвей, находятся на лечении длительное время», – говорит дефектолог Алла Нетребенко.

Матвей – аутист. Полгода назад он не говорил, а только повторял чужие фразы, не общался ни с детьми, ни со взрослыми, а на предложение поплавать в бассейне или позаниматься в группе отвечал истерикой.

Сейчас он сидит напротив дефектолога Аллы Нетребенко, быстро называет цвета и геометрические фигуры. Уже научился плавать и нырять.

«Мама Матвея взяла путёвку в детский сад, а дальше, при таких темпах, он пойдёт в обычную школу», – поясняет Алла Владимировна.

Кто только не работал с Матвеем. Он получал медикаментозное лечение и занимался с дефектологом, его учил говорить логопед, психолог проводил сеансы в сенсорной комнате, с ним работал массажист. Для него – комната педагогики Монтессори, многофункциональный детский уголок – ведь движение и речь взаимосвязаны – использование уникальных технологий. Вообще, рассказывает Валентина Шамборская, её специалисты стараются быть в курсе всего нового и лучшего в своей сфере.

Ещё специалисты дома ребёнка работают с педиатрами и неврологами детских поликлиник – помогают им в коррекции ранних речевых нарушений пациентов. Именно они могут обнаружить задержки в развитии детей на ранних стадиях. Ведь ранняя помощь, убедились здесь, может творить чудеса.


для комментариев используется HyperComments