18.12.2017, Понедельник 02:36
  • 58,90
  • 69,43
  • 2,13
16 ноября 2017 г. 12:04:53

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Вечные картины Лебедева. Как природа учит художника красоте
Фото Анастасии Писаревской

В мастерской пахнет деревом, светло и уютно. Небольшой творческий беспорядок: разбросанные краски и кисти, картины в разных техниках на стенах, полу, полках, в центре комнаты мольберт, а вокруг него ворох остатков бересты, коры – всё это рождает особую атмосферу исканий мастера и неожиданных решений.

От камней до бересты

Полки с картинами уходят высоко в белый потолок, а там, в углу, расплылось голубоватое пятно – неужели затопили, и что‑то из работ могло пострадать.

«Это облако, я пробовал рисовать, узнавал, как будет смотреться, – успокаивает художник. – Но так тяжело работать – шея затекает».

Константин Лебедев – военный пенсионер, мастер росписи по бересте, член общественной организации «Мастера Белогорья» и Творческого союза художников России – больше 5 лет радует белгородцев своими работами. Во время службы в Севастополе он заочно окончил Всесоюзную академию изобразительного искусства. Начинал свою творческую деятельность с живописи и флорентийской мозаики.

«С камнями работать очень интересно, но это физически тяжёлый и вредный труд. Кварцевая пыль оседает в лёгких и ничем не выводится», – поясняет он.

В память о прошлом увлечении у мастера осталась коллекция разнообразных камней, каждый из которых сам по себе уже произведение искусства. Устав от мёртвой и холодной мозаики, Константин Николаевич увлёкся другим материалом, более живым и, по его мнению, обладающим особой энергетикой, – берестой.

«Она как будто дышит. Мало того, что у неё своя энергетика, так ещё и я, вкладывая в работу столько сил, вплоть до мозолей, передаю свою энергетику картинам», – рассказывает Лебедев.

Берёза не пострадала

Берестяные работы должны быть в деревянных рамах, считает художник, поэтому сейчас он обучается резьбе по дереву под руководством Владимира Аксёнова, автора современного графического воплощения герба нашего города.

«Я решил научиться, чтобы рама картины была началом или продолжением рисунка. Это более органично смотрится. Резьба очень увлекательная, но отнимает пока много времени, тяжело разорваться между резьбой и берестой», – отмечает мастер.

Росписью бересты Константин Николаевич занимается уже 10 лет. Чаще он изображает природу, пейзажи Белгорода и области, иногда на его картинах появляются животные, всё зависит от того, что подскажет ему сама береста.

Главная проблема художника: где взять материал? Сейчас у него остались листы бересты с Камчатки, он заказывает её из Белоруссии, Ивановской и Костромской областей.

Фото Анастасии Писаревской

«При создании этих работ не пострадала ни одна берёза, – шутит Лебедев. – Я покупаю бересту у заготовителей дров, досок. Эти деревья были обречены, но срублены правильно и в определённое время года. Камчатская береста отличается от всех, она качественнее, плотнее».

Расписывает художник не только бересту, но ещё и кору берёзы, хотя пришёл к этому неожиданно.

«Однажды я заказал бересту, а мне привезли вместо неё кору с берестой. Я сначала расстроился, замачивал её, на зиму на улице оставлял, а кора не отходит. Не знал, что с ней делать, а потом меня осенило, и я начал рисовать по коре без рам», – отмечает мастер.

Картины на века

Прежде чем стать картиной, береста проходит несколько этапов подготовки. Лист прибивается гвоздями по периметру к дощечке и в таком состоянии высушивается год, чтобы сохранилась форма. Дальше художник снимает с неё микрослои и всё, что может осыпаться. Лебедев тщательно подходит к вопросу подготовки, поэтому его картины можно и нужно трогать и быть уверенным, что ничего не отвалится.

«Ещё до работы в этой технике у друга увидел картину на бересте, я коснулся её, и часть осыпалась. Вспоминая это, свою работу делаю на долгие годы. Сложность только в том, что пишу картины темперой, у неё ограниченная цветовая палитра, я пользуюсь основными цветами, их около 10», – объясняет Константин Николаевич.

Самое трудное, по словам художника, это увидеть историю, образ. Бывает, во время подготовки уже что‑то вырисовывается, плохо, когда ничего нет.

«Я не скрываю, что многие работы начинаю, не зная, что из этого выйдет. Просто мазюкаю, подчёркиваю фактуры бересты, ямочки темнее сделал – и уже сюжет вырисовывается», – рассказывает он.

Фото Анастасии Писаревской

Приходится подстраиваться

В мастерской в разных углах стоят заготовки, наброски на бересте. Главное для него – решить, какой смысл он вложит в картину. Лебедев каждому сучку, трещинке, выпуклости даёт нагрузку. За день может две небольшие работы сделать. Раньше только на одну у него уходила неделя.

«Это будет птица феникс, – рассказывает художник, указывая на прямоугольный кусочек бересты с двумя выпуклостями. – Ты что, не видишь? Вот клюв, а тут глаз. Это птица, рождённая из пепла, но эффектнее, когда она из огня вылетает, тут будет костёр».

Возле центрального рынка, рядом с памятником дворнику, расположился белгородский вернисаж. В своё время и Лебедев там стоял.

«Жизнь заставляет художников подстраиваться под вкусы и интересы людей, чтобы как‑то держаться на плаву. Наработал несколько вариантов, которые нравятся людям, и рисует только их. В основном «зелёнку» – так художники называют зелёные однотипные пейзажи. Если я срисовываю с чего‑то, то сразу признаюсь, что работа с картинки. То, что не является моим, авторским, я никогда не выдам за своё», – утверждает Константин Николаевич.

Равнодушие поражает

Больше всего художника огорчает человеческое равнодушие к искусству.

«Людям без разницы, как получилась картина. Многим надо, чтобы рама сочеталась с обоями, им не важно, что изображено, главное, чтобы подходило к цвету мебели, – говорит художник. – Единственный раз, когда я оформлял для семьи несколько работ, они сказали: «Мы под ваши картины покупали мягкий уголок». Это бальзам для меня. Поражает, когда мимо проходят, и ребёнок говорит: «Мама, посмотри какая картина». А она: «Пойдём. Некогда». Хватает за руку и уводит. Это не единичный случай. Ребёнок тянется к искусству, а ему бьют по рукам, а надо только две минуты, чтобы рассказать. Равнодушие поражает».

На стене картина: осенний листопад. Если сделать шаг назад, то можно увидеть, как кружатся в воздухе листья.

«Недавно ездили в лес, посмотреть, пошли ли опята, и увидел такую красоту: кусты тёрна, как синий сполох. Я так же и на бересту перенёс, только храм подрисовал, ведь Белгород без храма – это уже не то», – отмечает он.

Лебедев не просто ходит гулять, он наблюдает, как растёт листва, как освещает солнце или желтеет трава.

«Бывает, увидишь что‑то и понимаешь, что если так нарисую, никто не поверит, что такое существует. Дерево стоит, вроде тополь, а ствол весь зелёный, покрытый мхом, если такой нарисую, никто не поймёт, поэтому приходится упрощать, менять так, чтобы было понятно», – признаётся художник.

На одной картине – лесные панки в виде деревьев, на другой – наросты бересты так совпали, что проявился образ Льва Толстого. Здесь боксёр после боя, а там конь скачет с развевающейся гривой. Но, возможно, вы увидите другое. Смотреть на работы Лебедева и открывать в них новые смыслы можно вечно.


для комментариев используется HyperComments