11.12.2016, Воскресенье 07:11
  • 63,30
  • 67,21
  • 2,45
15 июня 2016 г. 16:03:19

О чём писала уездная газета 100 лет назад

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Валуйская старина

Почитаешь Гоголя или Салтыкова-Щедрина, и кажется, что в дореволюционной российской провинции свили гнёзда общественные пороки, а в настроении людей царили тоска и безысходность.

Противоположность литературному пессимизму классиков составляют газеты тех лет. Одно из старейших изданий – «Валуйский уездный листок» (в Белгородской государственной универсальной научной библиотеке сохранились номера за 1915–1917 годы) – олицетворение деятельной жизни граждан, которые, несмотря на Первую мировую войну и революционную ситуацию, смотрели в будущее с оптимизмом. К тому же газета сохранила интересные мелочи из жизни обычных людей.

Оценить порыв ребёнка

В январе 1915 года в земскую управу пришло заказное письмо стоимостью 60 коп., в котором 12-летняя ученица земской школы Маруся N. рассказывала, как сильно она любит школу и свою учительницу «за привет и ласки». А вот мальчишки-однокашники девочку невзлюбили: «И дня того нет, чтобы они меня не били». Добираться до школы ей тяжело: за пять вёрст пешком через луг, речку, озеро. Семья её небогатая, и школьница старается «не выдать» перед отцом, насколько трудно ей приходится (вдруг оставят дома?). А всё потому, что Маруся очень любит школу.

Что же делает местное начальство, получив это трогательное послание, к которому приложены стихи прилежной ученицы?

«Для устранения больших и утомительных прогулок Марусе N. назначено квартирное пособие», – сообщает газета. Учителей же разных школ (тогда их называли учащими) обязали время от времени опрашивать учеников: нет ли у них какой‑либо корреспонденции для земской управы и газеты? Если же таковая найдётся, то отправлять её следовало бесплатно вместе с учительской почтой, поскольку «если у ребёнка порыв показать свои сочинения земскому изданию, то не такою дорогой ценой» (имеется в виду стоимость почтового отправления – прим. авт.).

Традиция с бородой

Выяснилось, что идея детских летних лагерей и комнат школьника – с бородой. В 1915 году министерство народного просвещения выделило 5 000 рублей на организацию так называемых детских площадок в Валуйском уезде. В восьми селениях педагоги организовывали досуг и просвещение детворы.

Регулярная рубрика в земской газете сообщала, что нового узнали или посмотрели ребятишки. Так, в августе 1915 года «400 душ» из Казинки и Вейделевки побывали в Валуйках: сначала на опытном поле, где для них устроили обед, а затем группа отправилась в сад-театр Д. Д. Ярославцева, где детям бесплатно показали кинокартины, «исключительно соответствующие возрасту и вкусу детей».

 

В саду-театре Д. Д. Ярославцева летом детям бесплатно показывали кинокартины
В саду-театре Д. Д. Ярославцева летом детям бесплатно показывали кинокартины

Немое кино сопровождалось игрой военного оркестра. Хозяин сада к тому же пригласил артиста-канатоходца. Потрясённые дети «не смогли сдержать прилива своих чувств и восклицали на разные лады». А на следующий день перед отъездом домой (интересно только, где разместили такое количество детей на ночлег?) посетили Валуйский Успенский монастырь и городской сад.

Воздействие на массы

Воспитанию и просвещению народа придавалось огромное значение. И к одним из самых действенных способов относилось хоровое пение. В 1916 году Валуйское земство вознамерилось организовать хоры в восьми населённых пунктах, на что просило в министерстве просвещения 6 000 рублей. Руководить ими призвали местных псаломщиков, а общее руководство передали известному уездному музыканту и педагогу Василию Завадскому.

Земские чиновники ратовали за повсеместное открытие изб-читален. Уделяли внимание и качеству кинематографа.

«Не мешало бы использовать экран кинотеатра в более разумных целях, чем та «трагическая» чепуха, которую предлагают валуйчанам», – советовала газета.

Для детей и взрослых

Валуйский уезд был настоящей просветительской Меккой: каких только учебных заведений здесь не было! На всю губернию гремела знаменитая Мариинская женская гимназия. В числе прогрессивных значились частная женская гимназия В. И. Николаевской в слободе Уразово, Валуйское высшее начальное училище и многие другие. Только в 1916 году здесь открыли 20 всевозможных учебных заведений.

Не меньше поражает количество курсов для взрослых. Педагогические, инструкторские (готовили специалистов консервного дела), по подготовке заведующих детскими приютами, пчеловодные, пожарных техников, счетоводные, всевозможные ремесленные.

Были и социально ориентированные – по слесарному мастерству и экипажно-колёсному делу для «увечных воинов» (то есть раненных на войне). Кажется, на свете не было дела, которому не могли бы обучить в Валуйках.

 

 

Солидные и степенные

«Требуется конторщик солидный, знакомый с ведением книг бухгалтерии за солидное вознаграждение», – приглашала специалиста валуйская маслобойня Николая Иванова.

Сегодня такой профессии – конторщик – уже в помине нет. Требование же такого ценного качества, как «солидность», ныне заменили коммуникабельность и стрессоустойчивость. Чем ещё отличался дореволюционный рынок труда?

Объявления 1915–1918 годов пестрят предложениями для регента, приказчика, ключника, кладовщика, эконома, токаря по дереву, репетиторов (в том числе из числа гимназистов). На водяную мельницу Г. Н. Сотникова приглашали мирошника (мельника – прим. авт.), «хорошо знающего работу на вальцах и на камнях», и весовщика. В столовую «Стефани» – «немолодую, степенную кухарку» на жалование 15 рублей. Кумысолечебница, которая работала в валуйском Еремчином лесу, нуждалась в пастухах.

Особую ноту в сферу занятости внесли военнопленные, которые появились в уезде в 1916 году. Частным лицам разрешали использовать их труд в мирных целях, а тех, кто взял их на работу, предупреждали «строго соблюдать, чтобы жизненные условия военнопленных были одинаковы с находящимися на работах русскими рабочими».

Интересно упоминание о том, что в связи с распространением женского труда на улицах «наблюдаются женщины за работою по устройству асфальтовых тротуаров». Чем это новшество закончилось – известно.

 

Преступный элемент

В то время когда честные валуйчане поддерживали нашу армию на фронте (проводили благотворительные аукционы и концерты по сбору денег, обеспечивали одеждой и продовольствием), находились личности, жившие по своим законам.

Так, заведующий телефонной сетью К. С. Куницев сообщал, что население злонамеренно бьёт изоляторы и похищает проволоку. В земстве регулярно ловили самогонщиков (во время Первой мировой войны был введён сухой закон).

Встречались такие воры и злодеи, как отец и сыновья Павлюковы («народ грубый и дерзкий») из слободы Вериговка Казинской волости, которые благодаря постоянному воровству у соседей стали зажиточными крестьянами.

Или вот сообщение:

«У крестьянина хутора Волчьяго Борисовской волости Кирила Решетникова его дочью Дарьей 19 лет, шатающейся везде без определённых занятий, похищен жеребец, стоящий 120 рублей».

Наказывали за проступки строго. Так, всего лишь за «хранение недоброкачественных селёдок»купца М. Е. Иванова оштрафовали на 50 рублей и арестовали на семь дней. За более тяжкие провинности следовала каторга.

Велосипедный наезд

Дорожным травматизмом озаботился врач Сергей Соколов, который сообщал, что «в Валуйках вошло в обычай ездить на велосипедах по тротуарам».

Велосипедисты начала ХХ века
Велосипедисты начала ХХ века

Вероятно, первые велосипедисты были теми ещё экстремалами, поскольку один из них «переехал дочь почтальона Попова и сломал её ногу». Доктор сообщал имена других потенциальных нарушителей:

«Теперь усиленно ездят по тротуарам Цебаровский и Домбровский».

Товарищи эти были беженцами, но жили не по средствам хорошо. Вскоре секрет их доходов открылся: полиция поймала их на сбыте фальшивых марок. И жители Валуек вздохнули с облегчением – ходить по тротуарам стало безопасно.

И римляне были?

А вот подтверждение археологической уникальности нашей территории столетней давности.

«Близ Старого Хутора Казинской волости водою размыло и потоком вынесло с песком древние монеты времён Римской империи II и III века», – сообщал листок в августе 1916 года.

Серебряные монеты приобрёл священник Михаил Погребников, а газета просила у нумизматов консультации по поводу их ценности.

Практические советы

Надо сказать, что земская газета в то время была настоящим кладезем практических советов. В ней подробно описывали, как разводить птицу, кроликов, пчёл, защищать саженцы от зайцев, варить фиалковый мёд, пахать и соблюдать севооборот и многое другое – вплоть до старинного рецепта засолки огурцов.

 

Свободные граждане

Реакция валуйчан и земской газеты на революцию 1917 года (не октябрьскую, а февральскую) и отречение от престола императора Николая II (опубликованы полный текст прощальной речи царя и история рода Романовых) была восторженной.

«Безгранично гордые и удовлетворённые глубоким сознанием, что на долю 44 учениц и учеников Вейделевского высшего начального училища выпало великое счастье первыми на протяжении более чем тысячелетнего существования русского государства окончить курс свободными гражданами…» – это из обращения от 17 мая 1917 года, вместе с которым учащиеся передавали 68 рублей, собранных на памятник свободы «от всех физических и духовных пут».

А немного раньше, 5 марта, духовенство 5-го благочинного округа Валуйского уезда горячо поддержало новое Временное правительство «свободного Российского государства», уверив, что положит «все силы пастырского духа к ногам милой родины».

Впрочем, равнодушных не было ни среди учителей, ни среди крестьян, ни среди мещан: судя по высказываниям людей, неэффективное самодержавие всех допекло.


для комментариев используется HyperComments